Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ассоциация РФ и МЭА: союз покупателя и продавца?

Ассоциация РФ и МЭА: союз покупателя и продавца?

России предложили войти в ассоциацию с Международным энергетическим агентством, представляющим интересы промышленно развитых стран-импортёров нефти. Эксперты полагают, что в этом случае Москва не будет иметь особой коммерческой выгоды, но увеличит свой геополитический вес

 

Международное энергетическое агентство (МЭА) ведёт переговоры не только с Россией, но и с другими государствами, обладающими быстро растущей экономикой: Бразилией, Индией, Индонезией, Китаем, Мексикой и ЮАР. «Со стороны Международного энергетического агентства – входящих в него стран – существует искренний интерес к совместной работе, - заявила глава организации Мария ван дер Хувен. - У нас есть общий интерес - надежность поставок энергоносителей».

Напомню, что Россия является крупнейшим производителем нефти и газа, Китай – угля, а Бразилия – биотоплива. Следовательно, речь идёт о союзе импортёров и экспортёров. Ряд аналитиков высказывает сомнение в естественности такого союза с экономической точки зрения. Руководитель Аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник не видит никаких для России плюсов:

«МЭА всегда выступает за лагерь потребителей энергоресурсов. И все доклады, прогнозные сценарии, которые выпускает МЭА, характеризуют Россию (как энергоэкспортёра) не с лучших позиций. Там большей частью идёт пропаганда сланцевых достижений США, например. Нам там, по большому счёту, делать, в общем-то, и нечего. Это чистая формальность, в какой-то степени. Но если мы вступим в эту ассоциацию, нам придётся прислушиваться к заявлениям МЭА о том, что надо снизить цены на энергоносители по неопределённым причинам и т.д. Там никаких позитивных моментов я не нахожу».

 МЭА было создано ведущими промышленно развитыми странами как ответ на «нефтяной шок» 1973-1974 гг. Тогда цены на нефть взлетели после введения арабскими странами эмбарго на поставки нефти на Запад – в ответ на помощь, которую США оказали Израилю в войне Судного дня, когда на него напали Египет и Сирия. Поначалу МЭА помогало своим членам координировать действия, чтобы не допустить значительных перебоев с поставками нефти. Для этого развитые страны создали стратегические резервы нефти.

 Сейчас деятельность МЭА сосредоточена в таких областях, как энергетическая безопасность, экономическое развитие, мониторинг экологической и климатической ситуации. Агентство публикует авторитетные доклады о ситуации на рынках энергоресурсов. Его членами сейчас являются 28 развитых стран, включая США, Великобританию, Германию, Норвегию, Японию, Австралию, Корею, а также страны Восточной Европы, вошедшие в Евросоюз, такие как Польша, Венгрия, Словакия, Чехия.

Получается, что изначально Международное энергетическое агентство – своего рода касса взаимопомощи в каких-то экстренных ситуациях. Такая необходимость возникает, если одной из стран-членов не хватает более 7 процентов нефти от обычного потребления. Ну а покуда таких ситуаций нет, специалисты МЭА дают прогнозы на будущее. По их мнению, география потребления энергоресурсов сильно изменилась. Центр притяжения сместился на восток, и МЭА не может закрывать на это глаза.

Впрочем, экспортёрам предлагается не членство в Агентстве, а подписание соглашения об ассоциации. По мнению газеты Financial Times, ассоциированный статус будет означать обмен данными и координацию в процессе высвобождения запасов энергоносителей, которыми обладают страны – члены организации. При этом некоторые из норм, которым должны соответствовать члены МЭА, на новичков распространяться не будут. К примеру, им нет нужды создавать запасы нефти, равные объёму национального импорта в течение трёх месяцев.

Иными словами, экспортёрам предлагается своего рода облегчённое членство, без особых обязательств, но и без взаимности. А раз так, то экспортерам (в том числе и России) тем более нет никакого смысла вступать в МЭА. Поскольку они всё равно не смогут оказать серьёзного влияния на резервирование и обмен нефтью.

Формально повышение уровня взаимодействия МЭА с Россией и другими экспортёрами (кстати говоря, некоторыми, как и Россия, из группы БРИКС) должно преследовать цель повышения стабильности на энергетическом рынке. И это немного настораживает. Поскольку мы имеем перед глазами ряд примеров, доходчиво демонстрирующих, что, с точки зрения ряда западных стран, стабильность поставок во многом обеспечивается односторонней зависимостью поставщиков от потребителей. Если подобная логика действует и здесь, то от участия в МЭА следует вежливо, но твёрдо отказаться.

Кстати говоря, МЭА в своих прогнозах относительно России не слишком-то оптимистично. По подсчетам аналитиков, к 2035 году из-за «сланцевой революции» доля России и стран Ближнего Востока в газовом секторе сократится с 45% до 35%. Вообще, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов отмечает, что доклады МЭА часто весьма тенденциозны. В интервью газете «Взгляд» он напомнил, что в одном из недавних докладов аналитики Агентства предрекли «золотую эру» газа всем, кроме России. В другом докладе эти аналитики отметили, что скоро Ирак будет главным производителем нефти и вытеснит Россию с мирового рынка нефти. В третьем – пообещали доминирование нетрадиционных источников энергии. «Во всех докладах делается вывод о том, что России ничего не светит на мировом энергетическом рынке», - делает вывод Симонов. По его мнению, «они возьмут с нас денег, пригласят на совещание, но будут делать все то же самое, только за наши деньги».

Здесь следует подчеркнуть, что прогнозы ОПЕК и МЭА часто не совпадают между собой. Если Организация стран-экспортёров нефти ратует за стабильность нефтяных цен, то МЭА выступает за их снижение и призывает ОПЕК сохранить производство нефти на текущем уровне.

Интересен прогноз МЭА относительно ближайшего будущего европейской нефтепереработки. Аналитики Агентства полагают, что до конца 2020 года топливно-энергетические компании Европы закроют 10% от общего числа своих нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Причины – сокращение общего объема спроса на автомобильное топливо и убыточность предприятий. В основном это касается НПЗ во Франции, Италии, Чехии и ряде других стран.

Одна из главных причин кризисного состояния нефтеперерабатывающей отрасли в Европе – это резкое сокращение спроса на энергоносители и бензин. По оценкам МЭА, в этом году общий спрос на нефть в Европе достигнет своего минимального уровня с 1994 года. В Италии в феврале этого года спрос на бензин упал до своего минимального значения за почти 10 лет.

Проблема осложняется тем, что больше половины заводов были построены вскоре после Второй мировой войны и в основном были спроектированы на производство бензина. Однако сегодня основную роль в структуре автомобильного топлива в Европе играет дизельное топливо: на его долю приходится 75% от общих потребностей региона. Многие европейские нефтепереработчики оказались в непростой ситуации. Им придется либо инвестировать довольно значительные средства в модернизацию действующих НПЗ, либо закрывать убыточные предприятия.

Масла в огонь добавляет усилившаяся конкуренция со стороны нефтеперерабатывающих компаний из других стран. Давление на европейских нефтепереработчиков оказывает, к примеру, российская компания «ЛУКОЙЛ». Можно допустить, что, приглашая Россию в ассоциацию, МЭА пытается как-то повлиять и на эту ситуацию, которая разворачивается на фоне европейской рецессии и довольно блеклых перспектив будущего энергопотребления в регионе.

В общем, можно допустить, что Международное энергетическое агентство намерено за счёт России, Китая, Бразилии и других развивающихся стран увеличить свой геополитический вес. Говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин:

«МЭА заинтересовано в поддержании своего статуса международной структуры, чтобы взаимодействовать не только с отдельными странами, но и с группами стран на международной арене. МЭА нужно усилить свою роль в мире. Россия является крупнейшим экспортёром углеводородного сырья. Поэтому мы заинтересованы в усилении контроля за поставками. Соглашение будет способствовать тому, что МЭА будет в большей степени понимать, какие проекты у России будут в дальнейшем и в каких проектах она будет участвовать как участник БРИКС. То, что Россия будет взаимодействовать с МЭА более тесно, чем сейчас, принесёт пользу и укрепит позицию России с точки зрения институциализации на мировом экономическом рынке. Россия должна более тесно входить в международные институты. МЭА – это структура, связанная с Организацией Объединённых Наций. Правильнее продолжать взаимодействие, как и с другими структурами ООН».

Справедливости ради надо признать, что не все прогнозы МЭА негативны в отношении России. Согласно выводам Агентства, в Европе сейчас очень модно рассуждать о диверсификации поставок энергоресурсов и способах снизить энергозависимость от российского газа, однако в перспективе Россия продолжит оставаться основным поставщиком газа в Европу, а Европа – его крупнейшим потребителем. Следовательно, вовлечение России в совместное управление ресурсами имеет для Запада много геополитических резонов.

Автор: Сергей Дузь

Источник: Голос России, 08.04.2013


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики