Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Главная суть инициативы по либерализации СПГ не в самом СПГ, а в либерализации трубопроводного газа

Главная суть инициативы по либерализации СПГ не в самом СПГ, а в либерализации трубопроводного газа

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности:

Главными лоббистами либерализации экспорта СПГ являются НОВАТЭК и Роснефть – главные конкуренты Газпрома в борьбе за право экспорта газа. Заявлены уже проект «Ямал-СПГ» со стороны НОВАТЭКа, который реализуется вместе с Tоtal, и другой проект со стороны Роснефти – возможный завод СПГ на Сахалине, реализуемые совместно с ExxonMobil. Но оба этих проекта могут поставлять СПГ без каких-либо затруднений. Потому что «Сахалин-1» – это проект, который разрабатывается на условиях соглашения о разделе продукции, которое вступило в силу еще до принятия закона об экспорте газа. Соответственно, оно не подпадает под экспортную монополию Газпрома. Это значит, что сейчас они могут спокойно построить завод, никого не слушая, и экспортировать СПГ в рамках закона.

«Ямал-СПГ» еще пару лет назад подписал агентское соглашение с ООО «Газпром экспорт», по которому взамен на 1% от стоимости поставки «Газпром экспорт» оформляет таможенные документы. Теоретически новатэковский газ с Ямала пересекает границу по ним, а затем уже НОВАТЭК поставлять его может куда угодно.

Все эти заявления, что данные проекты не могут быть реализованы в нынешней ситуации, - это все некое лукавство, так как формально они вполне реализуемы. Когда генеральный директор НОВАТЭКа Леонид Михельсон встречался с Владимиром Путиным, он жаловался президенту, что они не могут найти партнеров из-за того, что существует экспортная монополия на газ и на СПГ в частности. Буквально через день после этого их партнеры по «Ямал-СПГ» из компании Tоtal заявили, что порядка 80% СПГ с этого завода на Ямале практически законтрактовано. То есть покупатели все практически раскупили, а г-н Михельсон заявляет, что они не могут найти партнеров. Эти заявления, как видим, на практике не подтверждены.

Других же проектов фактически нет, не считая авантюрного «Печоры-СПГ», который пока существует только на словах. Проекты типа заявленных Роснефтью о добыче на арктическом шельфе озвучены не так давно и будут реализованы не раньше, чем через 10-15 лет – в лучшем случае. Главная суть этой инициативы по либерализации СПГ не в самом СПГ, а в либерализации трубопроводного газа. Либерализация же СПГ – это первый шаг, прецедент, чтобы сделать брешь в экспортной монополии. В дальнейшем они будут уже говорить о необходимости либерализации экспорта трубопроводного газа. Ведь на самом деле с СПГ проблем нет.

Для страны эта либерализация СПГ, а в последующем и газа, опасна. Потому что тогда российские компании будут конкурировать между собой, например, в Европе Газпром столкнется с НОВАТЭКом, что не может не отразиться на цене. При падении цены на газ уменьшатся и доходы Газпрома, который платит дивиденды, а с ними и пошлины, и налоги. Минэнерго в этой ситуации выступает на стороне НОВАТЭКа. В Японию на презентации проекта «Ямал-СПГ» ездил не только Михельсон, но и министр энергетики России Александр Новак, который выступал перед главой НОВАТЭКа. Фактически он тоже представлял проект российской частной компании. Это довольно странно выглядит и нечасто случается.

Понятно, что при таком развитии событий Газпром пытается защитить свое эксклюзивное право на экспорт. Поэтому у него могут быть две стратегии в реагировании. Во-первых, заявлять о больших потерях на внутреннем рынке из-за строительства заведомо нерентабельных проектов в виде газопроводов в отдаленные населенные пункты в рамках программы газификации. Себестоимость такого строительство, понятное дело, сама себя никогда не оправдает. Второй вариант стратегии – делать упор на риски для бюджета. Об этом, кстати, говорил и Владимир Путин во время телемоста с Игорем Сечиным, что все планы по экспорту газа должны быть согласованы между собой и с Минэнерго, включая экспорт СПГ, – чтобы не возникало лишней конкуренции. Президент понимает, какие риски несет для государства снижение цен.

Поэтому вопрос этот, как видим, еще действительно нельзя назвать окончательно решенным. Своим высказыванием Владимир Путин подтвердил свою позицию и опасения либерализации. Так что еще не факт, что закон будет подписан летом. Не известно так же, удастся ли Газпрому сохранить свои позиции. Решаться все это будет в течение нескольких месяцев и не без участия президента, которого конкуренты Газпрома хотят убедить, что после либерализации все будет прекрасно – мол, НОВАТЭК только поможет Газпрому в Европе не потерять его позиции, ведь у Газпрома даже есть 10% новатэковких акций, то есть это родственные компании, а не конкуренты. Плюс вообще НОВАТЭК поможет обойти ограничения третьего энергопакета. С этим положением Газпром не согласен и не скрывает это.

Опубликовано: Центр энергетической экспертизы, 23.04.2013


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики