Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > OPALный газопровод

OPALный газопровод

Ситуация вокруг газопровода OPAL, который должен обеспечивать доставку потребителям в Европе российского газа из «Северного потока», выглядит как смесь анекдота, памятника головотяпству и двойных стандартов. «Газпром» и Wintershall, которые вложили в общей сложности в проект доставки газа из России в Германию без привлечения посторонних транзитеров более 7 млрд евро, создали новый маршрут газоснабжения Европы производительностью 55 млрд кубометров, теперь не могут воспользоваться четвертью построенных мощностей. Из потраченной ими суммы в 7 млрд евро 2,2 млрд оказываются «мертвыми инвестициями». Больше всех страдает, конечно, «Газпром», вынужденный вдобавок ко всему оплачивать на условиях «качай или плати» мощности «Северного потока», которые все равно не может использовать из-за проблем с OPAL. Цена вопроса — еще около 300 млн евро в год, улетающих в трубу в буквальном смысле этого слова. А если учесть, что «Газпром» платит 400 млн евро Украине за транспортировку этих 15 млрд кубометров, которые мог бы перебросить на Балтику, то картина и вовсе складывается абсурдная.

Но начнем по порядку. Все знают, что консорциум Nord Stream AG, учрежденный «Газпромом», Wintershall, E.ON, Gasunie и GDFSuez, построил и ввел две нитки газопровода по дну Балтийского моря. Впервые газ из России в Западную Европу (если не считать соседнюю Финляндию) пошел напрямую, минуя транзитеров. Мощность двух ниток — до 150 млн кубометров в сутки или 55 млрд кубометров в год, около 12% потребления ЕС.

Впрочем, новых контрактов было заключено немного — всего на 22 млрд кубометров газа, из которых более половины взяли на себя «дочка «Газпрома» — Gazprom M&T, и совместное трейдинговое предприятие российского концерна с немецкой Wintershall — Wingas (сейчас партнеры договорились, что «Газпром» в процессе обмена активов увеличит свою долю в Wingas до 100%). В зависимости от ситуации на рынке в ЕС от 33 до 45 млрд кубометров мощностей «Северного потока» должны использоваться как альтернатива старому советскому транзитному пути через Украину и, соответственно, существенно снизить транзитные риски «Газпрома» и транзитные доходы Киева.

Но в районе городка Грайфсвальд, где из Балтики на немецкую землю выходит «Северный поток», не было никакой газотранспортной инфраструктуры. И чтобы подать топливо по назначению, пришлось строить газопроводы уже на суше. Сначала были задуманы две трубы — OPAL и NEL.

OPAL, идущий от побережья до границы Чехии и имеющий мощность в 35–36 млрд кубометров, как раз должен был обеспечить доставку российского газа в чешскую систему в обход Украины. Тогда в дальнейшем можно было бы поставлять законтрактованные для потребителей Западной Европы объемы в крупный в пункт сдачи газа на чешско-германской границе близ Вайдхауса. Предполагалось, что на территории Чехии будут использованы действующие мощности, часть из которых пришлось бы перевести в реверсный режим. Но затем с чешским оператором RWE Transgas (ныне Net4Gas) была достигнута договоренность о строительство нового газопровода, соединяющего OPAL c хабом в Вайдхаусе по самому оптимальному маршруту. Маршрут получил название Gazelle, а его параметры и сроки ввода были синхронизированы с потребностями OPAL.

4,5 млрд кубометров из OPAL будут поступать на немецкий рынок, не доходя до чешской границы. А вот оставшиеся 31–32 млрд кубометров должны по Gazelle идти в Германию вместо старого газопровода «Братство», идущего в Вайдхаус через Украину, Словакию и Чехию.

Что касается NEL (19–20 млрд кубометров в год), то маршрут этой трубы заканчивался входом в газотранспортную систему Wingas на северо-западе Германии в районе крупного подземного хранилища Rehden. Газопровод рассчитан на поставки дополнительных объемов газа в эти районы Германии, Нидерланды, Бельгию и Великобританию с учетом имеющего место падения добычи газа в Северном море, а также ожидаемое через 10 лет истощение голландских и норвежских источников поставок.

Проектировать OPAL и NEL начали в 2008 году дочки Wingas и E.ON Ruhrgas, которые тогда же подали немецкому регулятору Bundesnetzagentur ходатайство об исключении газопроводом из правил антимонопольного регулирования, принятых в ЕС. Речь шла еще о действующей на тот момент 2-й директиве от 2003 года, которая предусматривала возможность забронировать транспортные мощности на долгосрочной основе.

В начале 2009-го национальный регулятор вынес решение предоставить такое право по OPAL для тех объемов, которые идут транзитом до Чехии, но отказал в исключении из правил мощностей NEL. Однако летом того же года Еврокомиссия под предлогом того, что OPAL не принесет усиления конкуренции на чешском рынке, потребовала ужесточить условия освобождения от регулирования. А именно — освободить 50% транзитных объемов (14–16 млрд кубометров). Оставшиеся же объемы «Газпром» или Wingas могли законтрактовать только при готовности продать 10% газа или 3 млрд кубометров на входе в OPAL. Иными словами, осуществить так называемый «газ релиз» (gas release). Механизм релиза нигде толком не прописан, но его условия, если поставщик готов пойти на это, должны быть согласованы регуляторами (Bundesnetzagentur и Еврокомиссией).

Понятно, что «Газпром» просто склоняют к продаже газа со скидкой. Иначе кто же захочет купить топливо на берегу Балтики, не имея никаких гарантий, что его удастся сбыть с наваром?!

Почему это называется развитием конкуренции, а не дискриминацией одного игрока на рынке в пользу других, понять, руководствуясь здравым смыслом совершенно невозможно. Нельзя понять, почему инвестор, который за свои деньги построил инфраструктуру, чтобы иметь возможность выполнить контракты с потребителями, должен взять и отдать 10% своего газа по дешевке неизвестно кому. Представьте — купили вы автомобиль, а инспектор ГАИ говорит: «Вы можете на нем ездить три дня неделю, но если готовы отдавать ее на день тому, кто устроит меня, то она будет в вашем распоряжении 6 дней». Это заманчиво — но не для вас, а для того счастливчика, которому благоволит инспектор.

Если бы в этом районе был другой поставщик газа (хотя бы теоретически — скажем, терминал по приему СПГ), еще можно было бы оправдать резервирование свободной мощности для него. И то терминалов, способных принимать 15 млрд кубометров в год (а именно столько пустующей производительности в OPAL), во всем мире — раз-два и обчелся. А в континентальной Европе таковых нет вовсе.

При этом стандартная рыночная процедура — выставление свободной мощности на аукцион — Брюссель не устраивает. Купить их запрещено не только «Газпрому» с Wingas, но даже и RWE Czech, крупнейшему потовому продавцу газа в Чехии. Еврокомиссия в данном вопросе действует по схеме «так не доставайся же ты никому».

Есть еще один любопытный момент. Газопровод Gazelle, который является продолжением OPAL и который должен использоваться для транзита газа из «опального газопровода» до Вайдхауса, в 2011 году получил от чешского регулятора и Еврокомиссии полное освобождения от регулирования. И в тексте решения ЕК черным по белому сказано, что Gazelle будет способствовать развитию конкуренции на чешском рынке и не скажется негативно на конкуренции в Германии. Почему же тогда в решении по OPAL написано ровно противоположное? Причем в том же самом положительном решении говорится, что Gazelle является продолжением OPAL и будет использоваться для транзита газа в Германию и лишь в экстренных случаях для поставок на чешский рынок. Но ограничение, установленное для немецкого газопровода, автоматически влияет на заполнение чешской трубы. Она тоже обещает быть наполовину пустой. Как Net4Gas окупить эти 400 млн евро вложений? Правильно, увеличит тариф на транспортировку, что в свою очередь скажется на конечной цене газа для чешских потребителей. Не говоря уже о таких прописных истинах, как защита инвестиций.

И, наконец, несколько слов о безопасности. В начале весны Nord Stream проводил испытания второй нитки подводного газопровода, введенной в строй прошлой осенью, под полной нагрузкой. В связи с этим регулятор временно разрешил оператору OPAL полностью загрузить трубу газпромовским газом. По счастливой случайности или по чьему-то умыслу, но эксперимент совпал с самой холодной второй половиной марта в Европе. В порядке исключения Bundesnetzagentur разрешил продолжать качать газ по полной до конца марта, пока было холодно. Зампред правления «Газпрома» Александр Медведев заявил на днях, что это позволило удовлетворить дополнительные заявки потребителей на 366 млн кубометров. Как потеплело, власти вновь сделали вид, что полупустой газопровод — это не их проблема. А когда будет опять морозно и газа на всех не хватит, снова забудут о принуждении к конкуренции и предложат в порядке исключения гнать газ через OPAL? Впрочем, вопрос риторический.

«Газпром» и Wintershall не оставляют надежд убедить Брюссель в абсурдности предписаний. Хотя без серьезной политической поддержки со стороны руководства Германии и других руководителей стран-участниц ЕС это вряд ли возможно. С другой стороны, дело может принять неприятный оборот и для других партнеров «Газпрома» по проекту «Северный поток». Сейчас большую часть рисков OPAL несет на себе российский концерн, оплачивая простаивающие мощности и обеспечивая возврат инвестиций в трубу всем участникам проекта. Но вечно это продолжаться не будет. Месяц назад «Газпром» убедил партнеров согласиться снизить уровень оплаты мощностей «Северного потока» в связи с отсрочкой на один год вывода на проектную производительность газопровода NEL (его планируют достроить осенью 2013 года. А это сигнал о том, что аналогичное решение может быть принято и по пустующему OPAL. Тогда число недовольных политикой ЕК прирастет крупнейшими энергокомпаниями Германии и Франции, а также государственным оператором газотранспортных сетей Нидерландов.

Кстати, судьба NEL в. настоящий момент представляется более оптимистичной, хотя в 2009 году, до вмешательства Еврокомиссии в дело OPAL все было с точностью наоборот. Не получив от регулятора права на исключение из регулирования, северо-западное ответвление «Северного потока» будет работать по общим правилам, которые не запрещают «Газпрому» контрактовать мощности в ходе аукциона (open season). Кроме того, через NEL пойдут объемы газа других владельцев (E.ON, GDF Suez и DONG), законтрактовавших часть сырья, поступающего по дну Балтийского моря. Да, имел место «газ релиз», но естественный и на рыночных условиях, а не по указке «инспектора».

  OPAL NEL Gazelle
Протяженность, км 470 440 160
Мощность, млрд кубометров в год 35–36 19–20 30–32
Оператор OPAL Gastransport NEL Gastransport Net4Gas
Инвесторы W&G -80%, E.ON — 20% W&G — 51%, Gasunie — 20%,
Fluxys — 19%, E.ON Ruhrgas — 10%
RWE
Капвложения, млрд евро 1 1 0,4

Автор: Алексей Гривач, заместитель гендиректора ФНЭБ

Опубликовано: Pro-gas.ru, 07.04.2013


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики