Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Идеальный шторм» в энергетике накрыл Европу

«Идеальный шторм» в энергетике накрыл Европу

Европейский Совет — регулярная встреча лидеров 27 стран ЕС состоялся в Брюсселе — прошла в условиях беспрецедентной для последнего времени дискуссии о настоящем и будущем энергетической политики Евросоюза. Главный вопрос — как обеспечить доступность энергоресурсов для граждан и предприятий ЕС по приемлемым ценам, но при этом не навредить экологическим установкам Старого Света, да еще в условиях нарастающей финансово-экономической депрессии в Еврозоне. Уравнение с пятью неизвестными, и это как минимум. Таковым оно осталось и по итогам «встречи в верхах».

С чем объединенная Европа подощла к саммиту 22 мая? Есть видение Еврокомиссии, что все делается правильно, «политика партии» верна, и если бы не «перегибы и недочеты на местах», Евросоюз бы уже въехал в светлое энергетическое будущее. В документах ЕК к саммиту говорится, что стратегические задачи «20-20-20» на 2020 год (снижение выбросов CO2 на 20% к уровню 1990 года, доведение уровня возобновляемых источников в энергобалансе до 20% и повышение энергоэффективности на 20%) выполняются. В частности, по итогам 2011 года выбросы снизились на 16%, доля возобновляемых достигла 13%, потребление энергии уменьшилось на 7% с 2006 года.

Чтобы достичь поставленных целей, по мнению Брюсселя, нужно всего лишь:

  • в полном объеме применять правила регулирования на рынках газа и электроэнергии, чтобы в 2014 году единый рынок, наконец, заработал,
  • снижать потребление энергии (особенно импортных сырьевых энергоресурсов)
  • поддерживать инвестиции в возобновляемые источники энергии и инфраструктуру по их доставке потребителям
  • развивать технологии и инновации

На самом же деле тенденции последних лет совершенно иные. Объемы производства энергии из возобновляемых источников снижается, резко уменьшается потребление газа (самого чистого из ископаемых энергоресурсов), зато использование угля выросло с 2009 года на 100 млн т н. э. Причем на прошлый год пришлось 80% этого роста.

Энергопотребление в ЕС, млн тнэ
  2003 2007 2008 2009 2010 2011 2012*
Нефть 663,9 648,9 645,8 609,5 605,1 585,4 584
Газ 425,5 433 441 416,9 462 422 414
Уголь 329,9 328,7 305,4 267,8 279,6 285,5 367
Атом 257 241,4 241,9 230,8 236,6 234 216
Возобновляемые 122,7 157 166,9 177 176,1 170,8 170**
Всего 1799 1809 1801 1702 1759,4 1697,7 1751

* оценка ФНЭБ на основе данных Eurostat за 11 месяцев

Источник: Eurostat

Если же брать изменение энергобаланса ЕС за последние 10 лет, то ситуация выглядит следующим образом: доля возобновляемых источников и угля выросла на 3 процентных пункта, а нефти и атома снизилась (на 4 и 2 процентных пункта соответственно). Газ — без изменений. При этом, по данным австрийского энергетического регулятора, с 2004 года объем субсидий, которые получены инвесторами в возобновляемые источники энергии, составил 600 млрд евро. За прошедшие 10 лет в ЕС было произведено 1,5 млрд тнэ энергии из возобновляемых источников. Субсидии можно грубо оценить в 400 евро на тонну. Для сравнения: тонна нефти в эпоху $100 за баррель стоит около 540 евро, а соответствующий ей объем природного газа по контрактам «Газпрома» с нефтяной привязкой 280–300 евро.

В итоге, чтобы компенсировать экономические потери от субсидирования возобновляемых и при этом удержать цены на электроэнергию, Европа вынуждена больше жечь дешевого угля, к слову, тоже в основном импортного. И снижение выбросов от использования энергии ветра и солнца уравновешивается загрязнением атмосферы повышенными эмиссиями CO2 от угольных станций.

Официальной статистики по тому, как отразился угольный ренессанс в ЕС на уровне парниковых газов, еще нет. Последние данные относятся к 2010 году и они свидетельствуют о том, что после многих лет стабильного падения, выбросы незначительно выросли. Сказалось восстановление экономики после кризиса 2009 года.

Объемы карбоновых эмиссий в ЕС
  1990 2003 2007 2008 2009 2010
Выбросы CO2, млн т 5 583 5 172 5 078 4 974 4 609 4 720
Доля от уровня 1990 года 92 91 89 83 85

Источник: Eurostat

Следует ожидать, что тенденция к росту эмиссий в последующие два года сохранилась, учитывая бум потребления угля в странах ЕС и одновременный ценовой коллапс на рынке квот на выброс СО2, который так и не стал эффективным механизмом сдерживания увеличения объемов парниковых газов.

Это одна стороны медали. Другая — потребность отрасли в новых инвестициях, гигантских вложениях в строительство новых мощностей по производству и транспортировке энергии. Сама Еврокомиссия оценила инвестиционные нужды в 1 трлн евро до 2020 года, из них 200 млрд евро нужно вложить в создание газопроводных и электрических интерконнекторов между странами для обеспечения свободных перетоков газа и электричества в ЕС. Кто будет вкладывать такие деньги, когда энергетика уже давно выступает в качестве падчерицы брюссельской политики, не ясно. Вот возьмем для примера проект газопровода из Польши в Литву, который должен соединить Прибалтику с системой газоснабжения остальной Европы. Цена вопроса, по предварительным оценкам, около 700 млн евро. Гарантий загрузки этой трубы никаких (кто возьмет на себя риск утверждать, что сможет продавать в Литве определенные объемы газа с прибылью через 5 лет. Значит, если ее все же построят, то отбивать эти инвестиции оператору системы придется за счет повышения тарифов на транспортировку газа действующим потребителям. То есть, конечные цены вырастут уже на следующий день после принятия инвестиционного решения. Авторы идеи надеются, что потом, когда труба заработает и будет поставлять в Литву «дешевый» газ из других частей Европы, цены снизятся.

Только вот ведь незадача. Европейская энергетическая политика по сути своей антигазовая, что ставит под вопрос будущие инвестиции в добычу, ориентированную на европейские рынки, и в инфраструктуру по доставке газа в ЕС. А если инвестиций не будет, то не будет и энергии, не просто дешевой, а в какой-то момент вообще никакой.

Неудивительно, что накануне заседания Европейского Совета в Брюсселе собрались главы 8 крупнейших газоэнергетических концернов континентальной Европы — GDF Suez, E.ON, RWE, GasTerra, Eni, Enel, Gas Natural Fenosa и Iberdrola — и выступили с открытым воззванием к политическим лидерам Европы. Политика ЕС и некоторых стран-участниц в сфере энергетики «не принесла ожидаемых выгод». Более того, «европейские компании оказались в условиях идеального шторма (то есть, стечения максимального количества неблагоприятных факторов — прим. автора), который угрожает безопасности поставок, ставит под вопрос выполнение задач по переходу к низкоуглеродной экономике и подрывает способность энергоконцернов привлекать капитал».

Энергетические генералы потребовали от Еврокомиссии и глав государств более взвешенной и четкой политики, включающей в себя следующие пункты:

  • Улучшенный дизайн рынка, в том числе, скоординированный общеевропейский подход к созданию механизма, в котором все активы, способствующие безопасности поставок европейским потребителям, справедливо вознаграждаются.
  • Амбициозные, но реалистичные и стабильные цели по выбросам парниковых газов на период после 2020 года.
  • Более устойчивый подход к продвижению возобновляемых источников энергии с тем, чтобы снизить затраты для граждан и обеспечить большее сближение между государствами-членами.
  • Укрепление политической основы для запуска инвестиций в перспективные технологии, такие, как накопление энергии, новых возобновляемых источников энергии, улавливание и хранение углерода, интеллектуальных сетей и сланцевого газа.

Эти требования нашли свое отражение в итоговом протоколе саммита. В частности, в мерах по улучшению среды для привлечения инвестиций содержится отказ от экономически или экологически вредных субсидий. Еврокомиссии дано поручение представить эффективные и экономически обоснованные схемы поддержки развития индустрии возобновляемых источников.

Слово «сланцы» было вымарано из текста, хотя ЕК предлагала поддержать развитие этой индустрии, чтобы хотя бы частично компенсировать падение собственной добычи газа в ЕС. Но обтекаемая формулировка, которая все же дает Брюсселю определенные возможности в сфере продвижения этой идеи, в заключении Совета имеется: «Комиссия намерена провести более системную оценку сухопутных и оффшорных ископаемых источников энергии с точки зрения их безопасной, устойчивой и экономически эффективной разработки, в то же время уважая право стран-участниц ЕС самостоятельно определять собственный набор энергоносителей в балансе потребления».

Кроме того, до конца 2013 года лидеры стран Европы намерены рассмотреть вопросы внешней политики Союза в сфере энергетики, в частности «необходимость обеспечить равные условия взаимодействия с третьими странами — поставщиками энергоресурсов». Что в данном случае имеется в виду, не ясно. То ли равные условия доступа на рынок для всех поставщиков (это было бы без сомнения в интересах России, которую Брюссель в последнее время дискриминирует, предпочитая поддерживать любые варианты поставок, кроме российского), то ли равные условия поставок для всех стран ЕС.

Но в целом, похоже, европейские политики не готовы к радикальному пересмотру походов к энергетике. Сейчас это вообще невозможно накануне намеченных на 2014 год выборов в Европарламент и формирования нового состава Еврокомиссии. А, значит, масштабный энергетический кризис в Европе — это лишь вопрос времени. Глава GDF Suez Жерар Местралле, один из инициаторов «письма восьми», в интервью Le Monde завяил, что сейчас предпосылки для блэкаута сильны, как никогда. Так всегда бывает: когда ты решил сделать тюнинг в автомобиле, «прокачал» двигатель, сделал обвес, но при этом испортил систему подачи топлива. Поездить на таком агрегате вряд ли удастся.

Автор: Алексей Гривач, заместитель директора ФНЭБ

Опубликовано: Pro-gas.ru, 24.05.2013


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики