Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Россия, щедрая душа

Россия, щедрая душа

Россия, по заявлению президента Владимира Путина, стала лидером среди стран «большой восьмёрки» по количеству прощённых долгов. А министр иностранных дел Сергей Лавров уточнил, что никто в мире не списывает столько долгов беднейшим странам, сколько это делаем мы. Цена российской щедрости — сотни миллиардов долларов.

Среди стран, которым Россия прощает долги, числятся в основном государства Африки и Ближнего Востока, а также унаследованные от СССР старые товарищи по строительству коммунизма. Начиная с 2000 года наша страна списала задолженности Ираку, Ливии, Вьетнаму, Эфиопии, Монголии, Сирии, Алжиру, Афганистану. В каждом случае речь шла о суммах от 4 до 12 миллиардов долларов. В последние несколько лет к списку прощённых стран добавились Венесуэла, КНДР и Куба. И снова цена вопроса составляла десятки миллиардов.

Если произвести суммирование по всем открытым источникам, то выходит, что со стороны России за последнее десятилетие списана и реструктурирована сумма долга, составляющая около 116 миллиардов долларов. Правда, заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак, как раз отвечающий за «внешнедолговое» направление, в разговоре с «Эхо» пояснил, что цифры списания далеко не всегда интерпретируются корректно. Скажем, формально Россия списала КНДР 11 миллиардов долларов. Но это был старый совет-ский долг, и курс тогдашнего рубля к доллару не имеет ничего общего с сегодняшним. Поэтому сколько стоят эти «миллиарды» сегодня — большой вопрос. Или, к примеру, мы согласились реструктурировать долг Кубы в 30 миллиардов долларов, однако при условии, что она приобретает российскую авиатехнику: три Ан-158 и Ил-96-400, а также два Ту-204. Опять же получается непростой счёт.

Впрочем, как ни считай, но по отношению прощённых долгов к уровню ВВП Россия занимает первое место в мире, утверждает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. А раз так, то возникает вопрос: уместна ли подобная щедрость в условиях, когда отечественная экономика сама переживает не лучшие времена и возвращённые миллиарды явно оказались бы не лишними для федерального бюджета? Эксперты отвечают на этот вопрос по-разному.

Руслан Гринберг обращает внимание, что большинство списанных Россией долгов ещё советского происхождения и они выдавались совершенно в других политических условиях странам, которые сегодня зачастую уже не являются нашими стратегическими союзниками. У СССР изначально не было цели в дальнейшем вернуть себе эти деньги — фактически за них покупалась политическая лояльность того или иного государства. Поэтому сегодня Россия не питает иллюзий, что удастся получить обратно выданные несколько десятилетий назад кредиты. Однако в истории были примеры, когда страны долго помнили о проявленной когда-то щедрости и в итоге получили за это хоть что-то. Так, Франция почти 80 лет не забывала про долги царской России и в 1996 году получила часть суммы.

Впрочем, добиваться возвращения старых советских долгов сейчас, по мнению специалистов, в ряде случаев не только бесполезно, но и опрометчиво: можно испортить отношения с потенциальным союзником. «Ожидать, что те страны, которые когда-то брали деньги на оружие, теперь будут их отдавать, не стоит, — объяснил в разговоре с «Эхо» Руслан Гринберг. — Можно, конечно, добиваться возвращения денег, но это может привести к тому, что дальнейших связей с этими странами не будет, сотрудничество перехватят другие. К примеру, Китай сейчас очень активничает».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, в свою очередь, полагает, что в некоторых случаях мы могли бы вести переговоры более жёстко: если у страны-должника нет денег, то брать взамен какие-то активы, пусть и рисковые. «Если мы видим, что страна фактически банкрот, надо всё равно на неё пытаться давить и искать там свою выгоду, — говорит Симонов. — Например, решать вопросы по шельфовым проектам или по участию в разработке местных месторождений».

Собственно, чаще всего так и бывает: долги списываются не просто так, а в расчёте на некие выгоды если не экономического, то политического свойства. Проблема в том, что у России нет чёткого понимания, что это могут быть за выгоды, считает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его словам, если СССР был готов озолотить каждого, кто заявлял о приверженности социализму, то руководство сегодняшней России продолжает политику щедрости, не умея просчитывать последствия.

 

Сомнительные сделки

Как правило, Россия прощает долги и выдаёт кредиты в обмен на совместные нефтяные и газовые проекты, а также на контракты по продаже вооружения. Так, в 2011 году мы выделили Венесуэле кредит на покупку нашего же оружия. Недавно о таком же целевом кредите попросил Бангладеш. По этой схеме наше оружие будет поставляться в Индонезию, Шри-Ланку и Иорданию. Смогут ли эти страны в итоге расплатиться по этому кредиту — другой вопрос.

В последние годы всё чаще наши контракты, особенно оружейные и энергетические, оказываются под вопросом либо из-за смены режима в странах-партнёрах, либо из-за того, что последние находят более выгодного поставщика. Так было, например, с Ливией, которой в первой половине 2000-х Россия простила 4,5 миллиарда долларов. Однако после свержения режима Муаммара Каддафи все совместные проекты были заморожены, а неполученная выгода Российской Федерации составила около четырёх миллиардов долларов.

В случае ухода Башара Асада Россия, скорее всего, также лишится крупного покупателя оружия в лице Сирии. Стоит напомнить, что к 2005 году сирийская задолженность перед Российской Федерацией составляла более 13 миллиардов долларов. Этот долг начал формироваться ещё во времена Советского Союза, а выплачивать его Дамаск перестал с середины 1990-х годов, мотивируя это тем, что отдать деньги не в состоянии.

В результате встречи президентов России и Сирии в 2005 году было принято решение о списании более трёх четвертей долга — почти 10 миллиардов долларов. Что получила взамен Россия, неясно. Предполагалось, что Дамаск даст российскому бизнесу преференции и расширит военно-техническое сотрудничество. Сложно сказать, нужны ли были России такие поблажки, учитывая, что на тот момент возможности Сирии развивать сотрудничество с кем бы то ни было уже были ограничены санкциями США.

Впрочем, иногда для невыполнения обязательств нашим партнёрам и смена режима не требуется. В 2008 году прощённый на четыре с лишним миллиарда долларов Алжир вернул нам 15 проданных ему МиГов. Причиной возврата была названа техническая неисправность самолётов, и этот факт даже был доказан: не так давно в Мосгорсуде завершился процесс над руководителями трёх компаний, которые поставили контрафактные запчасти для МиГов. Один из по-ставщиков сел за мошенничество на пять лет. При этом место России на алжирском рынке быстро заняли французы с истребителями Rafale.

Схожая ситуация складывается вокруг списания долга Ираку, которое было совершено в обмен на предполагаемые широкомасштабные закупки страной российского оружия на сумму 4,2 миллиарда долларов. Пока что дальше поставки партии вертолётов Ми-17 общей стоимостью 200 миллионов долларов дело не пошло. В то же время стоимость сделок на поставку оружия, заключённых между Ираком и США, уже превышает 12 миллиардов долларов. Примечательно, что по поставкам оружия Багдаду Россию сейчас обошла даже Украина.

«Мы начинаем влезать в какие-то сомнительные истории, например Венесуэле дали кредит на покупку оружия и подаём это как большой триумф, — отмечает Константин Симонов. — Расчёт такой: мы списали долг, а нам за это — любовь и уважение. Лучше всё-таки пытаться конвертировать это списание в экономическое влияние».

 

В пользу бедных

С подобной оценкой не согласен Сергей Сторчак, который в разговоре с «Эхо» напомнил, что списание долгов — общемировая практика и всегда в этом деле бывают как выигрыши, так и проигрыши. По мнению замминистра финансов, Россия списывает либо совсем безнадёжные долги, чаще всего доставшиеся ей в наследство от СССР, либо действуя в рамках международных программ по оказанию помощи беднейшим странам.

Действительно, по рекомендации Парижского клуба кредиторов, неофициальной межправительственной организации богатых стран, Россия с 2005 по 2012 год простила беднейшим странам Африки задолженность на сумму 11,3 миллиарда долларов. При этом около 90 процентов африканских долгов формировались за счёт поставок военной техники и оружия, которые Советский Союз передавал в кредит для поддержки идеологически близких режимов.

Так, Анголе Россия ещё в 1996 году простила 70 процентов долга на общую сумму пять миллиардов долларов. Остальное страна обязалась выплатить в течение двадцати лет. Аналогично была реструктурирована задолженность Эфиопии. Долги по кредитам также списывались таким бедным странам, как Мозамбик, Йемен, Бангладеш, Камбоджа и Никарагуа.

До последнего времени крупнейшими должниками России, которым были прощены долги, оставались Вьетнам и Монголия. Задолженность последней оценивалась от 10 до 11 миллиардов долларов и была списана в конце 2003 года. Страна вряд ли смогла бы расплатиться по кредитам, так как её годовой ВВП составлял тогда около пяти миллиардов. При этом Улан-Батор может считаться рекордсменом по сроку наращивания долга перед СССР и Россией: первые кредиты начали поступать в Монголию ещё в 1924 году. Вьетнаму было прощено долгов на чуть меньшую сумму, чем Монголии, при этом оставшиеся полтора миллиарда долларов долга страна должна выплатить нам с 2016 по 2020 год.

Ещё один показательный пример российского подхода — списание в конце прошлого года 11 миллиардов долларов Северной Корее. Кредитную линию Советский Союз открыл для КНДР ещё в середине прошлого столетия. Помимо выдачи займов СССР поставлял в эту страну энергоресурсы, продовольствие и технику на льготных условиях. Советский Союз также построил в КНДР около 70 промышленных предприятий. С 1990 года из-за экономического кризиса Северная Корея перестала платить по кредитам. Переговоры по поводу судьбы северокорейского долга активизировались во второй половине 2000-х. В результате стороны договорились, что долг списывается в обмен на участие России в проектах в Северной Корее. Насколько Москве нужны такие преференции, сказать сложно: кроме России и Китая северным корейцам, в силу специфики проводимой ими внешней политики, больше не с кем развивать сотрудничество.

Как будет Россия дальше строить отношения со своими заёмщиками, которые не торопятся по объективным либо субъективным причинам возвращать долги? Мнения опрошенных «Эхо» специалистов расходятся. Сергей Сторчак считает, что за последние семь-восемь лет, с тех пор как Российская Федерация как суверенный кредитор встала на ноги, в качестве заёмщиков у нас выступали вполне надёжные страны, а потому «проблемных кредитов с ними не предвидится».

А вот Игорь Николаев призывает российские власти к большему прагматизму при решении вопроса о том, кому какие предоставлять кредиты и списывать долги. «Там, где приоритет отдаётся политическим интересам, там страдает экономика, — утверждает эксперт. — Россия больше не может себе позволить разбрасываться миллиардами по всему миру. Транжирить надо меньше!»

Автор: Дмитрий Докучаев

Источник: ИТАР-ТАСС, 11.07.2013


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики