Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий за июнь 2013 г.

Топ-лист событий за июнь 2013 г.

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 10 наиболее значимых событий в отрасли за июнь 2013 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Вхождение китайцев акционерный капитал «Ямал СПГ»

    Очень долго НОВАТЭК искал второго после французской Total партнера в этот проект. И многие отказывались, потому что проект сложный. Вопрос не только в том, что в условиях Ямала непросто построить завод по сжижению газа, что там мелководный порт, но и самое главное все-таки – как вывозить этот газ. Китайцам придется оплатить свою долю в уже понесенных издержках, т.е. для них стоимость участия будет выше, чем для компании Total. Тем не менее, войдя в проект, китайцы еще раз доказали, что несмотря на все рассказы о том, что у Китая давным-давно решена проблема поставки газа, на самом деле эта проблема не решена. Китай ищет любую возможность, чтобы гарантировать себе новые поставки газа, потому что веры в резкий рост добычи газа на собственной территории, по большому счету, нет. У Китая нет технологических возможностей для рывка, и он это понимает. Кстати, контракты с Австралией подписываются по очень высоким ценам, они стремительно приближаются к самому премиальному рынку – рынку Японии. Таким образом, это дает хорошие возможности конкуренту НОВАТЭК Газпрому заключить договор по трубопроводным поставкам, ведь очевидно, что у Китая имеются дыры в газовом балансе.

  2. Несостоявшаяся либерализация экспорта газа

    Журналисты поспешили оценить итоги Петербургского экономического форума как прорывные в деле либерализации экспорта газа. Но президент Владимир Путин высказался довольно обтекаемо, и это уже вопрос трактовок. По итогам июня мы можем зафиксировать, что решение о либерализации экспорта газа не принято. Хотя еще итоги февральского заседания комиссии по ТЭК многими трактовались как уже принятые решения о либерализации экспорта. Прошло несколько месяцев, ситуация не изменилась. И понятно, в чем сомнение Путина: он очень боится конкуренции российского газа с российским же газом на европейском рынке. Видимо, решение о либерализации экспорта газа будет приниматься попроектно, т.е. по каждому конкретному случаю. Но если мы говорим про два реально существующих газпромовских проекта по поставке СПГ – «Ямал СПГ» и «Сахалин-1», то там менять законодательство вообще не нужно. У «Ямал СПГ» есть уникальное соглашение с «Газпром экспортом», фактически означающее свободное право экспортировать и заключать контракты для акционеров «Ямал СПГ». А у «Сахалина-1» есть зафиксированное в законе право самостоятельного экспорта газа. Как СРП-проект он вообще под действие монополии Газпрома не попадает. Остальные экспортные проекты – это дела весьма и весьма далекого будущего, и они весьма неопределенны. Если мы говорим про экспорт СПГ с арктических проектов «Роснефти», то там еще геологоразведка толком не прошла. О каком экспорте СПГ мы сегодня можем говорить? Если мы говорим про «Печору СПГ», проект, где месторождения глушили ядерным взрывом, то он тоже определенные сомнения вызывает. Поэтому, скорее всего, даже если либерализация будет зафиксирована законодательно, в реальности это ничего особо не поменяет.

  3. Отказ «Газпрома» от покупки DEPA и дальнейшая судьба греческих газовых активов

    Новость знаковая. Все ожидали, конечно, что Газпром влезет в греческую историю, потому что российские компании покупают все, что можно. Но, наконец-то, мы проявили трезвомыслие, ведь никакой необходимости покупать DEPA не было. Дело в том, что все газотранспортные активы, которые принадлежат DEPA, будут выведены в компанию DESFA, у которой будет новый собственник, а DEPA, по большому счету, останется лишь мешком с контрактами, да и то самый длительный из этих контрактов закончится через пять лет. В такой ситуации тратить деньги на DEPA нет никакого смысла, тем более что условия покупки были весьма невыгодными, и хитрые греческие продавцы потирали руки, уверенные в том, что Газпром купит компанию на любых условиях. Европейский Союз опять показал, что он является сторонником двойных стандартов: речь уже не о DEPA, а о DESFA, потому что она была куплена азербайджанской компанией SOCAR, что в принципе полностью нарушает принцип Третьего энергопакета. SOCAR является производящей газ компанией. Она не имеет права выступать собственником газотранспортной инфраструктуры. Но поскольку азербайджанский газ очень нужен, то на эту историю закрыли глаза, показав, насколько «объективной» является энергетическая политика ЕС.

  4. Годовые собрания акционеров крупнейших энергокомпаний

    Здесь сенсаций не произошло. Руководство компаний сохранило свои позиции. В совете директоров произошли не слишком заметные изменения, но в контексте июньской интриги, например, вокруг мнимой отставки Владимира Якунина, главы РЖД, это уже тоже новости. В первую очередь нас, конечно, интересуют судьбы главы Газпрома Алексея Миллера и главы «Роснефти» Игоря Сечина. Здесь все прошло гладко, главы компаний не только сохранили свои посты, но и вообще вели себя крайне уверенно. Это видно по их рабочим графикам в июне, никакой паники они не испытывали, и всегда нервный период годовых собраний прошел для них крайне спокойно.

  5. Подготовка правительством налоговых льгот для трудноизвлекаемой нефти

    Давно пора решить вопрос с налоговым режимом для трудноизвлекаемой нефти. Вопрос только в том, насколько искренно правительство в этих устремлениях. Уже в июне было заметно, что пока побеждает ленинский принцип: шаг вперед, два шага назад. Например, вводятся налоговые льготы и тут же говорится, что нужна система раздельного учета нефти по месторождениям, а на ее внедрение нужны деньги, сопоставимые с получаемыми льготами. К сожалению, Минфин руководствуется нежеланием сокращать налоги. И даже когда его убеждают, что сокращать нужно, он думает не о том, как это сделать, а о том, как сделать так, чтобы на самом деле ничего не сократить. Это видно и по другим налоговым решениям - по НДПИ на газ, например, где очень сложная новая формула с абсолютно непонятным смыслом. Другие налоговые решения тоже весьма противоречивы и отрасли особой пользы пока не несут. Но, по крайней мере, показателен сам тренд: готовы обсуждать и даже какие-то решения принимать, и на этом спасибо.

  6. Блокировка «Газпромом» реверсных поставок газа на Украину и итоги нового раунда переговоров с «Нафтогазом»

    Газпром воспользовался юридическим моментом. Действительно, если речь идет о виртуальном реверсе, то Газпром фактически оплачивает физический транзит через территорию Украины, которого не было, потому что газ был потреблен Украиной на границе с ЕС. Очень жесткая позиция занята Алексеем Миллером. Он отказался от предоплаты для Украины, что говорит о том, что мы опять подошли к очередной газовой войне, ведь без предоплаты «Нафтогаз» не сможет купить необходимого количества газа для подземных хранилищ. В итоге ситуация сложилась критическая. У «Нафтогаза» очень мало времени, чтобы за оставшийся до начала отопительного сезона период закачать газ в хранилища.

  7. Эскалация конфликта между «Транснефтью» и «Роснефтью»

    Продолжается битва гигантов. Интересно, что фактически компания «Транснефть» подтверждает те выводы, за которые она уже несколько лет критикует ФНЭБ. Некоторые близкие к «Транснефти» эксперты даже называли нас лоббистами китайских интересов. Выводы же были простые: в нынешней ситуации, когда добыча растет очень медленно, расширение поставок нефти в Китай означает сокращение бюджетных доходов, потому что добыча нефти на востоке отстает от плана и приходится перенаправлять нефть из Западной Сибири, тратя на это большие деньги. Необходимо создавать новую инфраструктуру, необходимо делать льготные тарифы, иначе получается, что мы сознательно субсидируем экспорт нефти в Китай. И вот «Транснефть», наконец-то, дошла до этого своим собственным умом. Теперь «Роснефть» заставляет «Транснефть» строить инфраструктуру по перенаправлению нефти из Западной Сибири на восток. При этом совершенно непонятно, кто должен это оплачивать. Правительство предложило схему, по которой все затраты возьмет на себя кабинет министров. Может быть, это и устроит «Транснефть», но с точки зрения российского государства такая схема вызывает огромные вопросы. Конечно, у нас сейчас есть новый рынок сбыта, это здорово, но нужно ли подписывать все новые и новые контракты - это спорно. Напомним, что на Петербургском форуме «Роснефть» подписала очередное соглашение с КНР, и по заявлению В. Путина наш экспорт может составить 46 млн тонн на пике. Это довольно серьезные показатели при годовом экспорте где-то в 260 млн тонн. Тем более что сейчас добыча на востоке на такие рубежи еще не вышла и в обозримой перспективе вряд ли выйдет.

  8. Обсуждение перспектив освоения национального шельфа

    Мы наблюдали продолжение дебатов относительно того, нужно ли пускать частные компании или нет. С одной стороны, есть позиция Министерства природных ресурсов, довольно либеральная по отношению к частным компаниям. С другой стороны, никакой либерализации нет. В этом и есть основная трудность: вроде, и есть сторонники такого решения в правительстве, но самого решения нет. Вместо этого в июне-начале июля продолжилась раздача шельфовых лицензий государственным компаниям.

  9. В Москве состоялся 2-й Саммит глав государств Форума стран экспортеров газа

    Интерес к ФСЭГ у нас просыпается только в период форумов, которые проходят не часто. Проблема заключается в том, что страны, которые входят во ФСЭГ, сейчас не контролируют экспорт газа. Структура мировой торговли газа показывает, что контроль за экспортными потоками они утрачивают. У России и у арабских производителей газа совершенно разные политические ценности. Напомним, что нефтяной ОПЕК создавался именно на базе политического альянса, т.е. вопрос был не столько в экономике, сколько в общих политических ценностях. Сейчас этих ценностей нет, и поэтому, если мы говорим про Россию, Катар и Иран, крупнейших обладателей газа, мы имеем разные ситуации: Катар – экспортер СПГ, Россия экспортирует трубопроводный газ, Иран вообще не является экспортером. Проблема сохраняется.

  10. Выборы президента Ирана

    Основная проблема России на мировом рынке газа – это не американский сланец, не австралийский СПГ, как многие думают. Основная проблема по-прежнему – будущее Ирана и инвестиционные решения Катара. Вот это гораздо более чувствительная тема в стратегической перспективе. Не американский СПГ нам опасен, а иранский газ. Об этом у нас не принято говорить. Либерализация режима в Иране – вопрос очень любопытный, потому что стратегия аятоллы ясна: они пытаются продать Западу либерализацию. Ясно совершенно, что это спланированный ход - показать президента-либерала. Теперь начать военную операцию против Ирана нельзя. Вопрос: купят ли это на Западе? Иметь либеральную марионетку - с этим США не согласятся, а вот удастся ли дальше продвинуть смену политической системы в Иране изнутри – это очень большой вопрос.

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики