Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Дешевое тепло под дорогие кредиты

Дешевое тепло под дорогие кредиты

Министерство экономики и Минэнерго предлагают законодательно установить предел стоимости теплоснабжения для юридических лиц. Определять этот предел будут индивидуально для каждой территории с помощью механизма так называемой альтернативной котельной. То есть при расчетах тарифа будут опираться на некую виртуальную котельную, которая оснащена самым эффективным современным оборудованием. Это будет стимулом для владельцев неэффективных теплоисточников к модернизации, а также позволит отсечь коррупционные схемы в муниципалитетах при формировании тарифа на тепло для предприятий. Эксперты в целом позитивно расценивают предложение, но отмечают, что на пути к модернизации котельных главная проблема – отсутствие доступа к дешевым кредитам. Предприятиям энергетики их дают не менее чем под 18-20% из-за плохой залоговой базы, которая, собственно, и подлежит замене.

 

Идею о законодательном установлении предельного тарифа на тепло высказал на секции по ЖКХ съезда партии «Единая Россия» заместитель министра экономики Сергей Беляков. Как стало известно, Минэнерго уже подготовило соответствующий законопроект.

«Стоимость тепла, это стоимость, которую платит потребитель за те услуги, которые получает. Если в двух словах, то услуги низкого качества, а стоимость довольно высокая, - цитирует его «Прайм» . - Механизм альтернативной котельной - когда мы оцениваем стоимость услуги, которая поставляется, в частности, по теплу, исходя из того, как бы она стоила, если бы на территории была построена альтернативная котельная с использованием всех лучших технологий, законодательно просто установить предельный уровень, предельную стоимость таких услуг».

По словам Белякова, «смысл в том, чтобы на региональном уровне выше этого порога цена не поднималась».

Надо заметить, что в законопроекте Минэнерго, который и предполагает введение механизма альтернативной котельной, речь идет о новом способе определения тарифа только для юридических лиц. Для населения тариф на тепло определяется иным образом и он, как правило, намного ниже. Для предприятий эта тема весьма актуальна, особенно сейчас, в период экономического спада, когда приходится искать самые разные способы снижения издержек. В России действуют 163 тепловых электростанции (ТЭЦ), которые вырабатывают около 1,5 млн Гкал в год. А около 600 млн Гкал тепла в год производят 68 тысяч коммунальных котельных, расположенных чаще всего в сельской местности и удаленных микрорайонах.

Крупных промпредприятий это касается в меньшей степени: они давно построили свои вполне экономичные котельные. В основном речь идет о мелких предприятиях и бюджетных организациях.

«Действующее сейчас тарифное регулирование по принципу «затраты +» не дает стимула для инвестиций в модернизацию котельных, - сообщил «Эксперт Online» первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. - При этом, если производитель провел модернизацию и смог снизить производственные затраты - в следующем же периоде тарифного регулирования он рискует лишиться всех сэкономленных средств, которые будут исключены из тарифов на теплоэнергию. Поэтому мало кто из производителей при таких условиях решает действовать себе в убыток. Инвестиционная деятельность предполагает возможность возврата вложенных средств, однако это совершенно невозможно сделать при урезании тарифов в результате экономии на затратах».

Другая проблема отрасли - перекрестное субсидирование, от которого страдают ТЭЦ и оставшиеся у них потребители-юридические лица, вынужденные доплачивать за население. Теоретически у ТЭЦ затраты на производство тепла ниже, чем у котельных, поскольку первые продают еще и электричество при сжигании того же топлива. Они могли бы быть эффективнее частных котельных, но на них лежит бремя перекрестного субсидирования. Другая причина их неэффективности - большие теплопотери из-за большой протяженности сетей. Поэтому на практике тепло ТЭЦ далеко не всегда получается дешевле, чем у котельных. Ввиду этого в последние годы мега-генераторы энергии интенсивно теряли крупных клиентов, которые либо подключались к котельным, либо строили свои. Но со временем, в том числе из-за принципа ценообразования «затраты+», многие котельные тоже стали неэффективными.

«В итоге получается «кривая» ситуация на рынке тепла: теоретически более экономичные ТЭЦ убыточны и имеют высокий тариф на тепло, поскольку затраты на его производство ложатся на оставшихся потребителей из-за оттока прежних. А неэффективные и дорогостоящие котельные чувствуют себя прекрасно и не имеют никаких стимулов для модернизации из-за принципа тарифообразования», - резюмирует Иван Андриевский.

Типичная разница в ценах на тепловую энергию, отпускаемую ТЭЦ и неэффективными котельными, составляет от 30 до 50%. При этом некоторые продают тепло по 2-3 тысячи за Гкал, что в три-четыре раза больше, чем в среднем по рынку. Как удается им так нагревать тариф, объясняет Александр Перов, руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности:

«Наша модель «затраты+» порочна, потому что она провоцирует владельцев теплоисточника завышать затраты на производство тепла. Чем дороже ты в этом году продал, тем больше шансов, что РЭК установит тебе больший тариф в следующем году. Вот и начинают мудрить, рисуя издержки. Некоторые попросту подкупают сотрудников РЭК и через это получают большой тариф. В муниципальных котельных чиновники тоже умудряются искусственно завышать затраты, зарабатывать на этом, а предприятия, в том числе муниципальные, потом платят по огромным тарифам за тепло. Введение механизма альтернативной котельной создаст в теории большой резерв для снижения издержек и предприятий, и бюджетов».

Механизм альтернативной котельной предполагает применение наиболее современных и экономичных технологий, а также максимально эффективное использование установленной мощности объекта с целью исключения оплаты избыточной мощности. В процессе моделирования наряду с технологическими и экономическими параметрами используются приемлемые для инвестора срок окупаемости и норма доходности. Исходя из них и будут рассчитывать предельный уровень тарифа на производимую в регионе тепловую энергию (необходимая валовая выручка). Конечный тариф на тепло от ТЭЦ для потребителя определяется как стоимость тепла котельной с надбавкой за транспортировку по распределительным сетям.

«Установление предела стоимости теплоснабжения позволит избавиться от неэффективных котельных, которые не стремятся проводить модернизацию, а некоторые необоснованно завышают тариф, - говорит Иван Андриевский (нежелание многих участников рынка представляться говорит о сложной системе взаимоотношений в отрасли). - Вместе с системой альтернативной котельной предполагается ввести и механизм единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Но он не может заработать, пока не будет введена схема теплоснабжения. Сейчас Минэнерго прорабатывает способ введения института ЕТО без схем теплоснабжения. Эти ЕТО и должны будут  договариваться с производителями в рамках установленного предела стоимости теплоснабжения».

Неэффективным котельным, у которых тариф выше установленного предела, дадут срок на переоборудование и модернизацию. Если они не сделают этого, им придется уйти с рынка. Их потребители подключатся к ТЭЦ или другим более дешевым теплоисточникам.

«Ко всему прочему предельная стоимость позволит снизить нагрузку перекрестного субсидирования на ТЭЦ, - говорит Андриевский. - В итоге ТЭЦ смогут избежать дальнейшего оттока крупных потребителей. Предельный тариф им обойдется дешевле, чем капитальные затраты на строительство своей котельной».

Эксперты уверены, что введение механизма альтернативной котельной позволит повысить конкуренцию на рынке и простимулирует владельцев объектов генерации к повышению эффективности производства за счет модернизации оборудования. Но здесь есть проблема:

«Минэнерго в модель альтернативной котельной закладывает стоимость кредитов на модернизацию в 12%, - говорит Александр Перов. - А реально обычной энергокомпании, как правило, это муниципальные и госпредприятия, никто таких дешевых денег не даст. Обычно дают под 18-20% - поскольку залоговая база – это ржавые трубы. Если не обеспечить инвесторам доступ к дешевым деньгам, то нет смысла вообще к чему-то призывать: при таких затратах тариф в среднем по стране может только повыситься на 20%. Иначе инвесторы не отобьют свои вложения. И здесь государство могло бы поддержать инвесторов средствами ФНБ – для предоставления гарантий по кредитам или предоставлением займов на модернизацию теплоэнергетики. Одно дело вкладывать в непонятную дорогу до Казани, по которой еще не известно, будет поток или нет, окупится она или нет. И другое дело – в строительство и модернизацию тепломощностей, у которых уже есть потребители». 

По мнению эксперта, у энергопредприятий крайне мало собственных средств на модернизацию. В том числе потому, что они находились в неравных условиях: тарифы на газ росли регулярно, а тариф на тепло повышать было нельзя. А в производстве тепла у газовых котельных до 6о% затрат – это стоимость газа.

«Но в принципе схема должна работать, - считает Александр Перов. - Инвестор будет знать предельную стоимость на долгую перспективу и под нее уже сможет рассчитывать бизнес-план. Сейчас в любой момент тариф могут срезать. Инвестор проводит модернизацию, за счет которой и снижается потом тариф, за счет сокращения издержек на постоянное латание дыр».

Ирина Маликова, генеральный директор Института управления ЖКХ видит и другую проблему:

«Пока трудно сказать, насколько эффективно эта мера будет работать. По закону, если ты хочешь уйти от одного теплоисточника к другому, следует компенсировать убытки поставщику энергии. Это сделано специально, что уменьшить отток клиентов от ТЭЦ. И логику этого можно понять: если уходит один клиент, на других тарифная нагрузка увеличивается», - говорит Ирина Маликова.

Представитель одной из крупных промышленных компаний, пожелавший остаться неназванным, считает, что отрасль и само Минэнерго еще не готовы к внедрению механизма альтернативной котельной.

«Проблема в том, что у нас нет критериев оценки эффективности котельных в разных территориях. Отсюда и масса нарушений. Отсутствие масштабного энергоаудита, мониторинга эффективности Минэнерго не проводило. А без этого трудно будет установить предельный уровень тарифа», - считает компетентный источник.

Одним словом, правительство хочет законодательно закрепить вполне здравую идею. Но чтобы ее реализовать, следует очень тщательно подойти к делу, чтобы не загубить те энергопредприятия, которые по вполне объективным причинам не могут провести модернизацию. Обеспечение со стороны государства доступа к дешевым кредитам (например, в виде предоставления госгарантий или даже софинансирования из средств ФНБ) помогло бы быстрее решить эту проблему.

Автор: Александр Лабыкин

Источник: Эксперт, 08.10.2013


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики