Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > А. Гривач о том, почему Еврокомиссия заговорила с «Газпромом» о снятии антимонопольных претензий

А. Гривач о том, почему Еврокомиссия заговорила с «Газпромом» о снятии антимонопольных претензий

Неожиданное возвращение «Газпрома» и Еврокомиссии к конструктивному диалогу можно объяснить тем, что обе стороны наконец-то признали, насколько сегодня зависят друг от друга. Доля «Газпрома» на европейском рынке вплотную подобралась к рекордным 30%.

«Газпром» и антимонопольное крыло Еврокомиссии вполне неожиданно сели за стол переговоров. И не просто сели для проформы, а, похоже, хотят и готовы договориться о выходе из крутого пике, в котором отношения Брюсселя с основным поставщиком газа на европейский рынок пребывают на протяжении нескольких лет.

Коротко напомню фабулу этой пьесы. В сентябре 2011 года около 200 офицеров Еврокомиссии с возможностями по добыче информации вплоть до изъятия персональных ноутбуков и допросов (разве что за ноги к потолку не подвешивали) одновременно нагрянули в офисы «дочек» «Газпрома», совместных предприятий концерна и европейских партнеров в десяти странах Восточной и Центральной Европы.

Год спустя после анализа документов Еврокомиссия заявила, что начинает формальное расследование по подозрению в нарушении «Газпромом» законодательства о конкуренции и монопольном поведении.

Российскому концерну инкриминировали довольно любопытный набор нарушений: сегментацию европейского рынка, навязывание несправедливых цен и препятствование конкуренции. Минул еще год, и в начале октября 2013-го комиссар ЕС по конкуренции Хоакин Альмуния, ответственный за антимонопольную политику, сообщил, что само расследование уже завершено и ЕК находится в стадии подготовки заявления о претензиях к нарушителю, то есть к «Газпрому».

Но прошло два месяца, и все тот же господин Альмуния, в день открытия представительства «Газпрома» в Брюсселе встретившись с зампредом правления концерна Александром Медведевым и замминистра энергетики РФ Анатолием Яновским, заявил, что беседа была очень конструктивной и он ждет в ближайшие дни письменные предложения «подозреваемого» по снятию антимонопольного беспокойства Еврокомиссии. А Медведев сообщил прессе, что речь идет о взаимовыгодном решении, которое не нанесет вреда бизнес-интересам «Газпрома» на европейском рынке.

Давайте разберемся. Претензии официально не предъявлены, а российский поставщик, формально не имея понятия о том, что именно ему вменяет в вину Еврокомиссия, готовит письменные предложения по снятию еще не предъявленных претензий. Все шиворот-навыворот.

Просто для европейцев все должно выглядеть так, будто «Газпром» под угрозой санкций подготовил явку с повинной, а снисходительный и справедливый Брюссель ее принял. Инициатива должна исходить снизу, чтобы те, кто наверху, могли сохранить политическое лицо.

Расследование с самого начала базировалось на достаточно хрупкой базе. «Газпром» действительно доминирующий поставщик газа на рынки стран Восточной Европы, а кое-где — в Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии — обеспечивает все 100% потребления газа. Но это не вина, а историческая данность. Хочет Вильнюс построить терминал по приему СПГ любой ценой — строит. И то, что «Газпром» был и остается совладельцем национальной газораспределительной компании Lietuvos Dujos, управляя ею совместно с немецкой E.ON, помешать этой затее ЕК не в силах. Более того, литовские власти спокойно ввели специальную транспортную надбавку к цене на газ, который Lietuvos Dujos поставляет потребителям. Этот оброк в полном объеме перечисляется на нужды строительства инфраструктуры для подключения будущего терминала к газотранспортной системе страны.

Считается, что именно жалобы Литвы на «Газпром», который в 2010–2011 годах отказался предоставлять Lietuvos Dujos скидку на поставляемый газ, хотя ее получили компании соседних стран — Латвии и Эстонии, — послужили поводом для антимонопольного расследования Еврокомиссии.

Впрочем, и здесь обвинить российского экспортера будет непросто. Правительство Литвы в рамках приватизационной сделки по продаже «Газпрому» доли в Lietuvos Dujos обязалось не вводить регулирование цен на газ для средних и крупных потребителей. Это обещание было нарушено, что и привело в конечном итоге к более жестким ценовым условиям.

Обвинения в том, что «Газпром» препятствует появлению новых поставщиков, тоже, мягко говоря, несостоятельны. Этих альтернативных поставщиков просто нет.

Не российская же компания, к примеру, виновата в том, что Польша не смогла договориться с Норвегией о строительстве газопровода и импорте газа и в итоге была вынуждена увеличить закупки в России. Несправедливость цен, привязанных к нефтепродуктам, тоже весьма спорный тезис, особенно сейчас, когда даже на достаточно либерализованных рынках Северо-Западной Европы спотовые цены выше газпромовских, индексируемых по нефти. Тем более что при нынешней системе ценообразования «Газпром» невозможно обвинить в манипулировании рынком.

Напомню, что начиналось расследование больше двух лет назад, когда в Европе начало падать потребление газа, а мощности по производству сжиженного природного газа, создававшие в первые несколько лет после кризиса эффект избыточного предложения на европейском рынке, еще не успели в полной мере переключиться на АТР. Самое время показать главному поставщику, кто в доме хозяин, и добиться уступок по широкому кругу вопросов. Но не успели.

В 2013 году оказалось, что «Газпром» — чуть ли не единственный источник, способный обеспечить дополнительные поставки газа в страны ЕС, когда остальные испытывают коммерческие и технические проблемы. В результате объемы экспорта российского газа в Евросоюз подскочили на 17%, а доля концерна на европейском рынке, по нашим оценкам, вплотную подобралась к рекордным 30%.

И как тут ссориться? Выставлять гипотетические миллиардные штрафы? Кто тогда будет закрывать энергобаланс ЕС, если контрактные обязательства будут поставлены под сомнение?

Совсем неудивительно, что в таких условиях комиссия сначала отложила предъявление претензий к «Газпрому» на весну 2014 года (на конфликт с поставщиком в разгар зимы способны только отдельные украинские деятели), а затем пошла на возобновление конструктивного диалога.

Это, конечно, не любовь. Но брак по расчету при неблагоприятной для ЕС внешней конъюнктуре в газовой сфере, который при случае будет быстро расторгнут и преобразован в новые расследования и тяжбы. Впрочем, это не означает, что Москве следовало бы проявить характер и бороться с Брюсселем до капитуляции. Все-таки Евросоюз — это $40–50 млрд выручки от продаж газа, или около 30% всех доходов «Газпрома». Просто о временном характере мира тоже надо не забывать и иметь запасные варианты на случай очередного изменения конъюнктуры.

Автор: Алексей Гривач, заместитель гендиректора ФНЭБ по газовым проектам

Опубликовано: Газета.RU, 11.12.2013


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики