Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Горячая битва за холодную Арктику

Горячая битва за холодную Арктику

Арктика, обладающая по некоторым оценкам, четвертью мировых запасов углеводородов, становится полем дипломатической битвы супердержав. Россия заявила, что в 2014 году будет наращивать свое военное присутствие в регионе. И почти в этот же день Канада, также имеющая свои претензии на Арктику, написала очередное обращение в ООН, обосновывающее увеличение своей части арктического шельфа. Эксперты, опрошенные Центром политического анализа, утверждают, что Россия должна принять самое активное участие в разделе пока еще ничейных территорий Арктического шельфа.

В Арктике, занимающей площадь 27 млн квадратных километров, по некоторым оценкам, сосредоточены до 13% мировых запасов нефти и 30% запасов природного газа. Как следствие, приполярные государства, в числе которых Канада, США, Норвегия, Дания, Россия, всеми силами пытаются укрепить там свои позиции. Что касается нашей страны, то арктическая зона проходит по территории восьми субъектов Федерации – от Мурманска до Чукотки. Именно в этой зоне добывается более 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиновых металлов. На морских шельфах есть промышленные месторождения алмазов, золота, олова.

Согласно международному праву, зона арктического шельфа, который тянется до Северного полюса, не принадлежит никому. При этом пять прибрежных арктических государств обладают правом на 200-мильную исключительную экономическую зону у своих берегов. Это право дает им Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, к которой Россия присоединилась в 1997 году. Чтобы это право получить, надо доказать, что морское дно там является продолжением континентального шельфа страны. Вот все и пытаются это сделать в международных инстанциях, к которым относится ООН. Битва, по сути, разворачивается за лежащий на дне Северного ледовитого океана хребет Ломоносова, где есть газ и нефть.

На этой неделе такую попытку сделала Канада. Страна передала доклад в Комиссию ООН по континентальному шельфу. Согласно его тексту, Канада заявляет о своих правах на 1,2 млн квадратных километров дна Атлантического океана, и подготовила предварительный документ о своих притязаниях на дно Арктики. Хотя эта территория еще полностью не картографирована, Канада попытается распространить свои территориальные претензии и на Северный полюс. Учитывая запасы углеводородов, канадские министры прямо говорят о том, что распространение территории канадского континентального шельфа является приоритетным вопросом для будущего процветания страны.

Доклад Канады, переданный в ООН, юридически не может стать поводом для принятия какого-либо обязывающего решения. Он, скорее всего, приведет к переговорам заинтересованных стран, которые могут продолжаться в течение несколько лет. Тем не менее, Россия не может оставаться в стороне от битвы за Арктику.

Возможно, по этой причине министр обороны России Сергей Шойгу заявил о том, что наша страна намерена наращивать свое военное присутствие в Арктике. Этому ему заявлению предшествовали слова президента России, сказанные на расширенном заседании коллегии Минобороны.

Владимир Путин подчеркнул, что Россия должна располагать всеми рычагами для защиты своей безопасности и национальных интересов в Арктике.

Шойгу оставалось только уточнить детали.

«В 2014 году предусматривается создать группировку войск», - сказал Шойгу, напомнив, что на сегодня уже началось восстановление военной инфраструктуры в Арктическом регионе. По словам министра, предполагается, что эта работа будет продолжена и в дальнейшем. «Планируется восстановить аэродромы и причальные сооружения на Земле Франца-Иосифа и Новосибирских островах», - отметил Шойгу. Также запланированы работы по восстановлению других северных аэродромов - Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Амдерма, Анадырь, Рогачево, Нагурская.

Как бы там ни было, свои претензии на регион демонстрируют не только арктические страны. Так, не прочь похозяйствовать так и Южная Корея. В то время, когда Канада передавала доклад ООН, а Россия говорила о своем военном присутствии в Арктике, в Сеуле на заседании кабинета министров под председательством президента Пак Кын Хе был одобрен план расширения присутствия этого государства в Арктике за счет участия в международных программах. В рамках этой арктической программы правительство Кореи намерено добиться принятия законов по реализации к 2017 году 31 проекта, включая десять бизнес-проектов освоения Арктики. В этой стране уже построен и спущен в 2010 году один ледокол, теперь там подумывают о строительстве второго. Для России, имеющий самый крупный ледокольный флот в мире, это более чем отчетливый звонок.

Директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов считает, что не стоит ждать быстрого экономического эффекта от хозяйствования в Арктике.

«Да, некоторые проекты на подходе, та же самая «Приразломная», о которой нам напомнили экологи [«Гринпис»], но все-таки если мы говорим о широкомасштабной  деятельности, то это вопрос даже не этого десятилетия, - отметил он. - Мы только приступаем к разработке нашего национального российского шельфа в пределах нашей 200-мильной зоны, положенной нам по Конвенции по морскому праву».

«На мой взгляд, это классическая ошибка, когда некоторые говорят: зачем мы вкладываем деньги в арктическую группировку, ведь это очень все дорого и недоразведано, - продолжил Симонов. - Да, это все правда. Но если мы сейчас не примем участие в разделе ничейного участка Арктики за пределами национального шельфа, то нам через 20-30 лет делать [на своем участке шельфа] будет нечего. Сейчас идет процесс раздела этой ничейной земли, и мы намерены принять в нем самое активное участие и прирастить наши территории. Но это не означает, что добыча углеводородов на этих территориях начнется через год или два. Это игра на перспективу, кто не успеет, тот опоздает».

Эксперт считает, что «мы играем на этом поле довольно активно, хотя от нас другие участники этого процесса не отстают».

«Действительно, территориальные претензии на Арктику имеются у Дании, Норвегии, Канады, США, - уточнил Симонов. - Но сейчас, за последние пару лет, ситуация радикально поменялась. Раньше проблемы Арктики были проблемами стран Арктического содружества. То есть, они всегда считали, что Арктика – это их зона на века, и они могут договариваться между собой столетиями, поскольку никто туда не полезет.

По словам Симонова, в отношении Арктики «есть две философии». «Согласно первой, Арктика является зоной ответственности приарктических стран и они должны между собой договориться, - пояснил он. - Вторая заключается в том, что Арктика – общее человеческое достояние и каждой стране можно нарезать по кусочку, по 6 условных соток, как в СССР. И это довольно опасная тенденция, с которой столкнулась Россия, мы пытаемся с этим бороться и противостоять».

«Но может, мы где-то и отстали, поскольку, к примеру, США давно разворачивают на Аляске крупные военные объекты, - говорит он. - Это делает Канада. У Норвегии даже есть военная арктическая программа. Но сейчас, я думаю, что нам вполне по силам это отставание преодолеть и вернуться полноценно в Арктику. И с этой точки зрения мне милитаризация вполне понятна, поскольку идет раздел территории. И фактически, мировой океан – это то, что человечество еще не поделило. Совершенно ясно, что вы либо участвуете в этом процессе, либо остаетесь ни с чем».

В свое очередь, говоря о военном присутствии России в Арктике,  глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов не склонен драматизировать происходящее, «что, к сожалению, в публичном пространстве происходит достаточно часто».

«Что касается претензий на Арктику, никто из игроков не претендует ни на чью суверенную территорию, - уверен он. - То есть, речь идет не об эксклюзивных экономических зонах той или иной страны (эти границы уважаются всеми участниками), а о так называемом свободном открытом море, где, действительно, каждая страна, и Россия, и Норвегия, и Канада, пытаются доказать с геологической точки зрения свое право на расширение собственного шельфа, говоря о хребте Ломоносова и приводя географические аргументы. Но это никоим образом не означает, что кто-то у кого-то что-то хочет отнять. Это борьба за свободное пространство и ведется она, как мы видим, исключительно пока юридическими и политическими средствами через соответствующие органы ООН».

По совам Лукьянова, «заявления о военном усиления присутствия в Арктике, которые звучат не только от России, об этом говорят канадцы и американцы, это скорее проявление символической политики, поскольку это необходимый элемент внешней деятельности». «Странам нужно показывать свой флаг и демонстрировать приверженность идее присутствия в Арктике», - уточнил он.

Говоря о позиции России, Лукьянов напомнил, что «мы обладаем очень мощным заделом в области ледокольного флота, в этом вопросе никто с нашей страной сравниться не может».

«Если говорить об основном направлении борьбы – юридической подготовки заявок с претензиями на шельф – здесь у России дела идут тяжелее, - считает Лукьянов. - У нас явно не хватает каких-то правовых и дипломатических мощностей, чтобы этим заниматься. Россия в этой сфере отстает, о чем эксперты довольно много пишут. Речь идет о том, что следует брать пример, скажем, с Норвегии, которая сегодня является лидером в политико-правовом плане арктической дипломатии по уровню активности и степени правовой подготовки людей, которые этим занимаются. Но поскольку Россия обречена на то, чтобы быть одной из лидирующих держав в Арктике, на Северном полюсе, этим моменты будут подтягиваться. Сейчас этому вопросу уделяется очень много внимание. Главное, не переусердствовать с военной составляющей и не перегнуть палку, забыв о том, что правовой и дипломатический аспект сегодня важнее».

Представители власти же говорят об отстаивании российских интересов с помощью, в том числе, стратегических альянсов.

«У России есть шанс оставаться сильным игроком в этой зоне, - уверен заместитель председателя комитета Совета Федерации ФС РФ по международным делам Андрей Климов. -  Мы в Арктике люди не приезжие, она уже несколько веков ее осваивали, мы ее открывали, мы ее обрабатывали и населяли, что далось ценой неимоверных усилий. И здесь речь не только о деньгах, но и о человеческих жизнях. Поэтому  просто так пустить туда всех остальных, только потому, что им захотелось там оказаться по причине наличия природных ресурсов, неправильно».

«Другое дело, что уже существуют разного рода международные договоренности, - заметил сенатор. - Они предполагают там нахождения России, но не предусматривают того, например, что в этой зоне на равных с нами играть Евросоюз. И здесь нам нужно  быть очень аккуратными. Для того, чтобы  отстоять свои интересы в Арктике, это нужно делать прежде всего политико-дипломатическим путем, при помощи так называемой «мягкой силы», нам нужен альянс с такими же серьезными игроками, которые в долгосрочной перспективе могут рассматриваться нами именно как стратегические партнеры по освоению этой территории. На эту роль напрашивается Финляндия. Свои виды есть у Норвегии. И она, между прочим, не считает правильным пускать в Арктику весь Европейский союз. То есть, мы должны заключать соглашения. И это очень тонкая история. Действовать в ней следует не только по линии Шойгу, но и по линии наших дипломатов. Следует также заниматься и общественным мнением, поскольку сейчас уже есть картинки, на которых страшный русский медведь в очередной раз лезет в Арктику, хотя в общем-то мы там живем, это наша исконная территория».

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности:

Мировой океан – это то, что человечество еще не поделило

Если говорить об экономической составляющей, то очень большой ошибкой будет связывать активность в Арктике с немедленным началом извлечения нефти и газа в больших масштабах.

Да, некоторые проекты на подходе, та же самая «Приразломная», о которой нам напомнили экологи, но все-таки если мы говорим о широкомасштабной  деятельности, то это вопрос даже не этого десятилетия. Мы только приступаем к разработке нашего национального российского шельфа в пределах нашей 200-мильной зоны, положенной нам по Конвенции по морскому праву.

На мой взгляд, это классическая ошибка, когда некоторые говорят: зачем мы вкладываем деньги в арктическую группировку, ведь это очень все дорого и недоразведано. Да, это все правда.

Но если мы сейчас не примем участие в разделе ничейного участка Арктики за пределами национального шельфа, то нам через 20-30 лет делать будет нечего. Сейчас идет процесс раздела этой ничейной земли, и мы намерены принять в нем самое активное участие и прирастить наши территории. Но это не означает, что добыча углеводородов на этих территориях начнется через год или два. Это игра на перспективу, кто не успеет, тот опоздает.

Я считаю, что мы играем на этом поле довольно активно, хотя от нас другие участники этого процесса не отстают. Действительно, территориальные претензии на Арктику имеются у Дании, Норвегии, Канады, США. Но сейчас, за последние пару лет, ситуация радикально поменялась. Раньше проблемы Арктики были проблемами стран Арктического содружества. То есть, они всегда считали, что Арктика – это их зона на века и они могут договариваться между собой столетиями, поскольку никто туда не полезет. А в последние два года свои претензии на Арктику открыто заявили те страны, которые, как мне кажется, с трудом понимают, где Арктика находится на глобусе. Конечно, никакими арктическими державами их назвать нельзя. Например, недавно в Арктический совет взяли наблюдателями Сингапур, Индию, Южную Корею. Вот какое отношение Сингапур имеет к Арктике? Но, тем не менее, это вещь опасная.

Тут есть две философии. Согласно первой, Арктика является зоной ответственности приарктических стран и они должны между собой договориться. Вторая заключается в том, что Арктика – общее человеческое достояние и каждой стране можно нарезать по кусочку, по 6 условных соток, как в СССР. И это довольно опасная тенденция, с которой столкнулась Россия, мы пытаемся с этим бороться и противостоять.

Но может, мы где-то и отстали, поскольку, к примеру, США давно разворачивают на Аляске крупные военные объекты. Это делает Канада. У Норвегии даже есть военная арктическая программа. Но сейчас, я думаю, что нам вполне по силам это отставание преодолеть и вернуться полноценно в Арктику. И с этой точки зрения мне милитаризация вполне понятна, поскольку идет раздел территории. И фактически, мировой океан – это то, что человечество еще не поделило. Совершенно ясно, что вы либо участвуете в этом процессе, либо остаетесь ни с чем.

Источник: ТАСС-аналитика, 11.12.2013


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики