Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Большая нефтегазовая партия

Большая нефтегазовая партия

Сегодня Запад не может резко сократить потребление российских нефти и газа, но в ближайшие годы сделает все, чтобы уменьшить энергетическую зависимость от России. Что может противопоставить этой стратегии Москва?

Подписания соглашения о присоединении Крыма к России все ждали с некоторым напряжением. США и другие страны Запада твердо заявили, что не признают изменения границ Украины, и пригрозили Москве санкциями. Договор был подписан, однако первые ответные шаги Запада оказались не такими суровыми, как многие ожидали. Соединенные Штаты объявили о заморозке активов и визовых ограничениях для ряда российских политиков, чиновников и бизнесменов, среди которых оказались глава администрации президента России Сергей Иванов, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, спикер Государственной думы Сергей Нарышкин, вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин, управляющий делами президента Владимир Кожин, предприниматели Аркадий и Борис Ротенберги и Геннадий Тимченко и некоторые другие. Свой список выставил и Евросоюз, в него также вошли депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, руководители Крыма, военные. Такая сдержанность вызвала удивление даже на Западе. Так, американский экономист, сотрудник Гуверовского института в Калифорнии Михаил Бернштам в интервью Радио «Свобода» заявил, что «это не санкции». «Это все не касается экономических сфер, — заявил Бернштам. — Если бы затронуты были крупные предприятия, в которых государство обладает значительным пакетом акций, например «Роснефть», то можно было бы говорить о санкциях».

В конце недели, словно услышав Бернштама, президент Обама заявил, что могут быть введены санкции против важных отраслей российской экономики, но на момент написания этой статьи таких решений еще не было.

Ни для кого не секрет, что российская экономика зиждется на добыче и экспорте газа, нефти и нефтепродуктов. Федеральный бюджет наполовину складывается из поступлений от продажи углеводородов за рубеж. Очевидно, что именно нефтяное и/или газовое эмбарго могло бы нанести России наиболее серьезный урон. Насколько реален сценарий, при котором страны Европы (США не покупают нефть и газ у России) откажутся или серьезно сократят импорт углеводородов из России?
Старший директор группы природных ресурсов Fitch Ratings Максим Эдельсон отмечает, что объемы поставок нефти в Европу из РФ велики и составляют около 200 млн тонн в год (для сравнения: в Китай — 15 млн, в страны СНГ — 30 млн тонн). Кроме того, в Европу ежегодно поставляется около 115 млн тонн нефтепродуктов (в Китай — 5 млн, в страны СНГ — 15 млн тонн). Общий импорт стран Европы — 475 млн тонн нефти и 143 млн тонн нефтепродуктов (за 2012 год, по данным ВР Statistical Review of World Energy). Таким образом, легко понять, что доля России в импорте Европы — 42% по нефти и 80% (!) по нефтепродуктам. «Найти замену поставкам из РФ в сжатые сроки нереально», — уверен аналитик.

Единственным источником дополнительной нефти в мире являются страны ОПЕК. Каковы возможности картеля по быстрому наращиванию добычи? Аналитики оценивают их в пределах 2—3 млн баррелей в сутки. Это не покроет российские поставки в 4 млн баррелей в сутки (без учета нефтепродуктов). При этом стоит отметить, что добыча в ключевых странах Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт), а также в Ираке находится сейчас на пиковых значениях с 2002 года. Например, Саудовская Аравия, по данным ВР Statistical Review, увеличила добычу с 8,9 млн баррелей в сутки в 2002 году до 11,5 млн в 2012-м. Выбросить на рынок в достаточно сжатые сроки 1—1,5 млн баррелей мог бы Иран, но только при условии снятия с него практически всех санкций, наложенных Западом за реализацию ядерной программы. Очевидно, что для США и их союзников это не слишком хороший выбор — ослабить Москву за счет усиления Тегерана, и на это они вряд ли пойдут. Есть, конечно, стремительно набирающий обороты Ирак, который практически удвоил добычу и подошел к уровню 4 млн баррелей в сутки, но там проекты находятся на разных стадиях реализации и большие дополнительные мощности ввести за короткий срок невозможно. Тем не менее отметим, что определенные возможности нарастить добычу у ОПЕК есть. Вопрос: есть ли возможность привезти эту нефть в Европу? Ответ на этот вопрос положительный. «Сейчас мировой рынок фрахта находится на низком уровне, предложение превышает спрос», — говорит сотрудник одного из международных энергетических агентств. Поэтому он уверен, что «проблем с поиском танкеров быть не должно».

Но даже если удастся частично компенсировать прекращение поставок нефти из России за счет закупок в странах ОПЕК, роста цен на черное золото не избежать.
«В прошлом и позапрошлом годах у нас были проблемы с добычей нефти в Ливии и в Иране — в результате из мировой добычи выпало около 1,5 млн баррелей нефти в сутки, — рассказывает аналитик Bank of America Merrill Lynch Карен Кастанян. — Когда это произошло, цены на нефть выросли на $10 за баррель. Россия поставляет в Европу в три раза больше и является лидирующим мировым экспортером нефти. Если выпадет еще какое-то количество нефти из баланса, нефть подскочит до $140—160».

Руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН Вячеслав Кулагин полагает, что если поставки из России будут ограничены, нас ждет огромный скачок цен. По его мнению, $200 за баррель нефти — вполне достижимая цифра. Между тем рост цен только на $10 за баррель приведет к дополнительным расходам на покупку нефти в $3,75 млрд в месяц, а скачок цен с нынешних $105—110 до $150 — это плюс $15 млрд, а до $200 — плюс $33,75 млрд. «Для восстанавливающихся после кризиса экономик Европы это смерти подобно, поскольку означает третью рецессию за шесть лет, — считает Карен Кастанян. — Так что здесь вариантов санкций я не вижу».

Еще один существенный момент — это привязка ряда европейских НПЗ к российской нефти. Почти вся Восточная Европа с советских времен «сидит» на поставках нефти сорта Urals по трубопроводам из РФ. Отказ от российской Urals повлечет за собой необходимость перенастройки нефтеперерабатывающих мощностей, заточенных под определенный сортамент, поясняет руководитель аналитического управления ФНЭБ Александр Пасечник. Сделать это быстро на всех европейских НПЗ невозможно. Вячеслав Кулагин полагает, что только на подготовку к переходу на иной сорт нефти НПЗ понадобится около года. Оценить масштаб допрасходов аналитики не берутся, но это десятки или сотни миллионов долларов на каждый НПЗ. Содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг отмечает, что перенастройка НПЗ возможна, однако в настоящее время эта отрасль в Европе переживает не лучшие времена. «Маржа переработки остается крайне низкой, и дополнительные расходы НПЗ маловероятны», — считает Бирг. Аналитики также констатируют, что прекращение поставок по трубопроводам увеличит нагрузку на портовую инфраструктуру ЕС, а кроме того, возникает необходимость перенаправления потоков нефти внутри Европы, что тоже не всегда просто сделать.

С газовым эмбарго ситуация похожая. В прошлом году доля «Газпрома» на газовом рынке ЕС составила около 30% (российская компания продала почти 140 млрд кубометров газа, из которых на ЕС пришлось около 113 млрд кубов, остальное купила Турция). Заместить такой объем в короткий срок практически невозможно, уверен Александр Пасечник. Кроме России газ по трубам на европейский рынок поставляется из Великобритании, Нидерландов, Норвегии, Алжира и Ливии. Норвегия с 2002-го по 2012 год, по данным ВР, нарастила добычу с 65,5 млрд кубометров до 115 млрд; Нидерланды достигли пика добычи в 2010-м — 70,5 млрд кубометров, а потом она начала падать (63,9 млрд кубов в 2012-м); добыча в Великобритании упала за десять лет с 103,6 до 41 млрд кубометров; в Дании, Германии, Италии добыча не очень значительная и тоже упала в 1,5—2 раза; в Алжире добыча колебалась в 2002—2012 годах в районе 80—85 млрд кубометров; Ливия показала пик в 2010 году в 16,8 млрд кубов, но на прежний уровень выйти не может из-за кризиса, вызванного свержением режима Каддафи и фактическим распадом страны на подконтрольные разным группам боевиков территории. Правда, снижается и потребление газа, но не такими темпами. «Собственная добыча газа в Европе падает приблизительно в два раза быстрее, чем потребление, и, соответственно, растет спрос на импортный газ, — говорит Максим Эдельсон. — Мы считаем, что Норвегия исчерпала резервы роста и добыча газа будет оставаться на уровне около 115 млрд кубометров в год. А североафриканские страны, в частности Алжир и Египет, продемонстрировали в прошлом году снижение поставок газа в ЕС». Таким образом, резервов для замещения российского сырья трубопроводным газом из других стран практически нет.

Но есть сжиженный природный газ (СПГ). Что с ним? Аналитики полагают, что нарастить закупки СПГ до такого уровня, чтобы заместить российский газ, невозможно даже в среднесрочной перспективе. По данным ВР, в 2012 году общемировой экспорт СПГ в пересчете на кубометры составил 327,7 млрд. Из них на долю поставок в ЕС, Турцию и другие страны региона пришлось только 69,3 млрд кубометров, а большую часть купили азиатские страны — 227,2 млрд кубов. В ЕС крупнейшими покупателями СПГ являются Испания (21,4 млрд кубометров), Великобритания (13,7 млрд), Франция (10,3 млрд) и Италия (7,1 млрд). При этом только для Испании СПГ является основным источником импортного газа, в остальных странах превалирует трубопроводный газ. От поставок «Газпрома» полностью зависит Финляндия (импортировала газ только из России в объеме 3,1 млрд кубометров), более чем на 60% Россия обеспечивает газом Чехию, на 80—90% — Венгрию, Словакию, Грецию, Польшу. Доля «Газпрома» в импорте Германии — 34% (30 млрд кубометров), Бельгии — 28% (7,3 млрд кубометров), Италии — 22% (13,6 млрд кубометров), Франции — 21% (7,3 млрд кубометров). «Восточная Европа вообще технически не может обслуживаться ниоткуда, кроме как из России», — поясняет Вячеслав Кулагин. По мнению эксперта, загрузка заводов по сжижению газа в мире близка к 100%. Значительно нарастить эту нагрузку нельзя, а любой завод строится несколько лет.

Еще одно препятствие для массированного замещения трубопроводного газа в Европе сжиженным — это структура рынка. Около 70% СПГ, по оценке энергетического центра бизнес-школы «Сколково», продается по долгосрочным контрактам. Эти потоки нельзя скорректировать. Второй момент — это дефицит газовозов. Их, по данным «Сколково», было построено на конец 2012 года 378 штук (нефтяных танкеров в мире свыше 4 тыс.). При этом почти все газовозы строятся под конкретные проекты и ходят по одному маршруту.

Нельзя также не отметить, что переход на СПГ принесет Европе дополнительные расходы. Сегодня, как уже отмечалось, основной потребитель СПГ — это страны Азии (Япония, Южная Корея, Китай). Эти страны готовы платить за СПГ большие деньги, поэтому рынок стран АТР более дорогой по сравнению с ЕС. «Мы не видим предпосылок для выравнивания цен в среднесрочной перспективе, а это означает, что азиатский рынок СПГ будет оставаться более привлекательным, — отмечает Максим Эдельсон. — Надо понимать, что если цены на СПГ в Европе сравняются с азиатскими, это будет означать рост средней цены газа в Европе с примерно $380 за 1 тыс. кубометров в 2013 году до $550». На практике покупка 10 млрд кубометров СПГ вместо трубопроводного газа обойдется на $1,7 млрд дороже, то есть теоретическое замещение России на газовом рынке (а это, повторим, невозможно по техническим причинам) может обернуться примерно $20 млрд допрасходов.

Так что же, Запад в принципе ничего не может поделать с Россией? Не совсем так. Как заметил, выступая в эфире «Эха Москвы», польский журналист Вацлав Радзивинович, здесь вопрос переходит из плоскости санкций в плоскость стратегии. Глава МИД Великобритании Уильям Хейг уже заявил, что ЕС начал переговоры о необходимости снижения в ближайшие годы энергетической зависимости от России.

Аналитики отмечают, что, вероятнее всего, конфликт России и Запада из-за Крыма заставит США и ЕС наращивать проекты в области СПГ, а также подвигнет американцев к снятию запрета на экспорт нефти. «Я уверен, что примерно через год мы увидим новые планы в области энергополитики Европы, которые будут очень напоминать ситуацию примерно пятилетней давности, когда у нас было обострение с транзитом через Украину, — полагает Вячеслав Кулагин. — Тогда появлялись новые энергостратегии, где мы видели, что приоритетом является все, кроме поставок из России. Это «южный коридор», связи с Африкой, Ближним Востоком. Будут говорить и о возможностях импорта из США, и об усиленном использовании возобновляемых источников энергии. Практические последствия всего этого мы увидим лет через десять».
Действительный член Внешнеполитического комитета бундестага, член Германо-Российской парламентской группы, референт фракции ХДС/ХСС в бундестаге по делам Восточной Европы КарлГеорг Вельманн заявил корреспонденту «Профиля», что в качестве альтернативы российским энергоресурсам можно рассматривать и СПГ из США, и канадские нефтеносные пески, и возможности по расширению экспорта из Ирана. «Россия находится в большей финансовой зависимости от экспорта, чем мы от импорта, — считает Вельманн. — Конечно, мы не хотели бы доходить до таких радикальных мер, но альтернатива есть».
 

Уполномоченный фракции ХДС/ХСС в бундестаге по делам энергетики Томас Барайсс признает, что Германия не сможет перейти на самообеспечение энергетическими ресурсами в сжатые сроки. «Но политика «Газпрома» и России, особенно в Украине, вынуждает нас усилить альтернативные разработки, в том числе разработки сланцевого газа», — сказал он корреспонденту «Профиля». Заметим, что пока разработка сланцевого газа в ЕС практически не ведется, поскольку сопряжена с большими экологическими рисками.

Первые последствия нового витка энергетической войны Россия ощутит уже в 2015—2016 годах, когда планируется ввести новые мощности по производству СПГ в Австралии и США и новые терминалы по приему/регазификации сжиженного газа в ЕС. По данным «Сколково», новые терминалы строятся в Португалии, Польше, Литве, Франции, Италии. Некоторые страны, например Финляндия, рассчитывают вообще отказаться от закупок российского газа благодаря поставкам СПГ. Определенные надежды в ЕС возлагают на США, где из-за сланцевой революции появилось много дешевого газа. По объему производства США в 2012 году обогнали всех в мире, в том числе и Россию, добыв 681,4 млрд кубометров против российских 592,3 млрд кубов (данные ВР). Но стоит напомнить, что даже при этом США оставались нетто-импортером газа, поскольку внутреннее потребление составило 722,1 млрд кубометров. Перспективы выхода на мировой рынок американской сланцевой нефти еще более туманны: собственная добыча в 2012 году составила 8,9 млн баррелей при потреблении 18,6 млн баррелей в сутки. К тому же в США действует законодательный запрет на экспорт черного золота.

Существенно повлиять на рынок СПГ может отказ Японии и Германии от планов по закрытию атомных электростанций. Тогда объемы свободного СПГ на рынке вырастут, а цены упадут. Правда, пока общественное мнение в Японии против возврата к атомной генерации в прежних объемах. Но даже в этом случае аналитики не ждут быстрого вытеснения России с газового рынка ЕС. «Представляется маловероятным, что даже к концу десятилетия объемы поставок СПГ из США или Катара в Европу приблизятся к объемам поставок газа из России в Европу», — полагает Максим Эдельсон. И тем не менее изменения на энергетическом рынке неизбежны. Запад не смирится с сохранением зависимости от страны, которую он теперь считает источником опасности и нестабильности. И России уже сейчас надо готовиться к этим переменам. Один из очевидных путей — переориентировать свои нефтегазовые потоки на страны АТР. И если в области экспорта нефти уже кое-что сделано (действуют трубопроводная система «Восточная Сибирь — Тихий океан» с ответвлением в Китай, нефтепорт «Козьмино», а «Роснефть» имеет долгосрочные контракты с КНР), то с газом все не так хорошо. Контрактов пока нет. «Газпром» обещает подписать первое соглашение с Китаем весной этого года, но после этого еще придется год-два строить газопровод. Что произойдет раньше — сокращение поставок в Европу или увеличение поставок в Азию? Часы уже пущены, большая нефтегазовая партия началась.

Автор: Евлалия Самедова

Источник: Профиль, 24.03.2014


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики