Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ничего нового со стороны Болгарии не произошло – выжидательная позиция сохраняется

Ничего нового со стороны Болгарии не произошло – выжидательная позиция сохраняется

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель кафедры «Прикладная политология» Финансового университета:

Свою позицию Болгария обозначила еще в начале этого энергетического кризиса. Когда ситуация на Украине обострилась, а в Болгарии появилась знаменитая делегация США, то уже тогда болгарские власти заявляли, что они приостанавливают работы по Южному потоку до проведения консультаций с Брюсселем. Одна из формальных причин – несоответствие нормам Третьего энергетического пакета. Второй причиной болгары называли подряд на строительство участка Южного потока, который получило совместное предприятие «Стройтрансгаза» Геннадия Тимченко и болгарской компании. Брюссель заявил, что тендер был проведен с нарушением процедур, поэтому и работы не могут быть начаты. Но Тимченко в интервью 1 августа сообщил, что его компания вышла из этого проекта и тем самым минимизирует риски для «Южного потока». Однако ситуация после этого не изменилась – болгары продолжают настаивать на приостановке работ по Южному потоку до тех пор, пока проект не будет приведен в соответствие с нормами ЕС, т.е. Третьим энергетическим пакетом. А он требует, чтобы собственник газотранспортной системы не был монопольным поставщиком ресурсов. Таким образом Газпром должен либо сократить свою долю в Южном потоке – меньше 50%, либо в трубу должны быть допущены какие-то альтернативные поставщики. Которых, кстати, нет, так как Туркмения полностью переориентировалась на Китай из-за возражений России и Ирана против строительства газопровода по дну Каспийского моря. У Азербайджана свой проект газопровода для поставки в Европу 10 млрд кубометров газа. Надеяться на поставки из Ирана тоже рискованно. А появление альтернативных Газпрому поставщиков в России потребует пересмотра закона об экспорте газа, который закрепляет монополию Газпрома на экспорт трубопроводного газа. Напомню, что мощность «Южного потока» составит 63 млрд кубометров газа в год. По идее надо найти таких альтернативных поставщиков, которые могли бы его заполнить наполовину.

Из конкурирующих проектов «Южного пока» можно назвать только систему Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов, которая предполагает поставку газа из Азербайджана в Европу. И TANAP-TAP официально получил от Брюсселя разрешение на 100-процентное использование мощности газотранспортной системы, то есть он выведен из-под действия Третьего энергетического пакета. Чего нельзя сказать о Южном потоке, хотя проекты принципиально не отличаются по своей логике. Не понятно, по какой причине одному проекту дают право на нормальное функционирование, а другому – нет.

Думаю, что ничего нового со стороны Болгарии не произошло – выжидательная позиция сохраняется. Однако все понимают, что Южный поток нужен Европе, особенно в свете последних событий на Украине. Ее правительство разработало законопроект об антироссийских мерах, в который входит право перекрытия транзита энергоресурсов, в том числе газа. И если Украина перекроет транзит, то пострадает не только Россия, но и сами европейцы. Чем ближе зима, тем страшнее эта угроза. Все понимают, что такие выпады и нелогичное поведение пугает европейцев. После чего они начинают думать о том, как обезопасить себя и все-таки построить Южный поток. Это строительство им было бы весьма выгодно. К тому же Третий энергопакет не запрещает ничего строить (это еще раз доказывает абсурдность позиции Болгарии). Решение о строительстве каких-либо объектов на своей территории принимает само государство. Пакет же регулирует использование этой инфраструктуры, а не ее возникновение. По логике европейцев, если они преследуют свои интересы, то сначала надо построить трубу, а потом уже выпрашивать у России какие-либо льготы по вопросу об использовании этой инфраструктуры – так, как это было с Северным потоком. В случае перекрытия транзита через Украину именно Северный поток будет использоваться на полную мощность. С точки зрения европейцев логично было бы подобным же образом поступить и с Южным потоком – сначала построить, а потом уже торговаться. Однако мы видим, что на Болгарию активно давят американские политические элиты, которым не выгодна зависимость европейцев от российского газа. Именно они хотят подорвать позиции России как экспортера ресурсов в Европу. Штаты сами хотели бы поставлять туда свой газ, когда цена на него поднимется, или дождаться стагнации европейской экономики и также поставлять туда свои дешевые товары, произведенные благодаря сланцевой революции, то есть дешевому газу и дешевой нефти. Напомню, что американцы всегда поддерживали проекты, альтернативные российским – Nabucco, который уже совсем умер, и Транскаспийский газопровод, предполагавший поставку туркменского газа в Европу. Сейчас же можно сказать, что болгарские политические элиты слабы и продолжают ориентироваться на США.

Если Южный поток не будет построен, то предъявить какие-либо претензии ЕС мы не сможем. Претензии могут поступать только к конкретным государствам и партнерам «Газпрома» в этих странах. Ведь Евросоюз не запрещает строить газопровод, но требует соблюдать нормы, предполагаемые Третьим энергопакетом. Брюссель при этом угрожает какими-то санкциями, например прекращением финансирования дотационной Болгарии, если та присоединится к строительству. Этого болгары очень боятся. Но в рамках правового поля ни Брюссель, ни США не могут заставить Болгарию отказаться от строительства каких-либо объектов на своей территории.

Учитывая все это, Болгария занимает сейчас выжидательную позицию, пытаясь лавировать между Россией, США и Европой. Мол, мы выполняем свои обязательства, ни от чего не отказываемся, но пока приостанавливаем процесс. Они ждут развязки ситуации с Украиной и схватки между Россией и США, так как сейчас все экономические процессы, связанные с Россией, крайне политизированы. Если вы участвуете в каких-то российских проектах, то значит, вы поддерживаете ее политику. Это чревато и за это могут и покарать. Так что болгары приостанавливают проекты до тех пор, пока не наладятся отношения России с западным миром, минимизируя таким образом свои риски. Задержка на несколько месяцев не критична для Южного потока. Европейцы же понимают, что он им необходим.

Кстати, европейцы всегда поддерживали либерализацию экспорта российского газа – чтобы Газпром пустил в экспортную трубу альтернативных отечественных поставщиков, например Новатэк и Роснефть. Но если это сделать, то встает вопрос о дальнейшем существовании Газпрома в прежнем виде. Лишив его монополии, мы превратим его в обычную компанию, которая еще почему-то и трубой владеет. Тогда придется выделять отдельно инфраструктуру, как это было в свое время с тем же РАО ЕЭС. Но пока на это навряд ли пойдут. Ведь тогда российские компании будут конкурировать между собой на российском рынке, а это приведет к снижению цены. Как раз этого опасается Владимир Путин, и об этом он говорил, когда обсуждался вопрос либерализации СПГ, который в итоге либерализовали, но страхи по поводу конкуренции остались. 

Опубликовано: Центр энергетической экспертизы, 19.08.2014


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики