Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Иранский газ вместо российского?

Иранский газ вместо российского?

Иран заявил о возможности поставок газа в Европу в объеме 35 млрд кубометров. Это сразу же стало предметом бурного обсуждения в Европейском союзе.

Возник вопрос о реанимировании газопровода Nabucco. Это один из вопросов энергетической политики Европы: является ли газопровод Nabucco «живым мертвецом»? То есть тем «мертвецом», который может ожить.

Ситуация с Ираном крайне показательна с точки зрения общего понимания энергетических приоритетов Европы.

С одной стороны, да, если мы посмотрим на ситуацию с запасами, то Иран потенциально, безусловно, является серьезным конкурентом для России. Обычно Иран входит в тройку стран, обладающих наибольшими доказанными запасами газа.

В 2013 году ВР выпустила ежегодник по итогам 2012 года и поставила Иран на первое место по доказанным запасам. Возникла неловкая ситуация, потому что такое решение весьма спорно.

Дело в том, что ВР серьезно сократила запасы Российской Федерации. Обычно российские компании заказывают аудит запасов по международной классификации у международных компаний. И эта классификация отличается от российских стандартов и от российской методологии оценки запасов. В прошлом году ВР решила российские запасы посчитать по западной методологии, а иранские запасы она продолжила считать по данным иранского правительства. Конечно, возникла неловкая ситуация.

Получается, Россию оценили по западной методологии, а по Ирану взяли те цифры, которые дает иранское правительство. Конечно, Иран — страна довольно закрытая, и понять, какой объем запасов точно находится в Иране, довольно сложно. В этом году, кстати, по итогам 2013 года ВР в своем ежегоднике вернула России законное первое место.

У Ирана есть и другие проблемы. Например, знаменитое месторождение «Южный Парс» — это на самом деле общее месторождение с Катаром. У Катара это месторождение называется «Северный купол». Это очень большая геологическая структура, которая находится на границе двух стран, и они ведут борьбу за месторождение. У геологов есть подозрение, что там вообще возможно двойное ведение счета, то есть одни и те же запасы дважды посчитаны.

В любом случае, даже несмотря на завышенные цифры иранских запасов, они довольно масштабны. При этом Иран не является экспортером газа на мировой рынок. И эта ситуация парадоксальна. Но означает ли это, что Иран действительно очень быстро заменит Россию на европейском газовом рынке? Нет, не означает.

Отношение Европы к Ирану вообще удивительно. Когда Соединенные Штаты командовали: «Включайтесь в санкции», Европа включалась в санкции. А когда Вашингтон скомандовал: «Иран теперь хороший, меняйте на него Россию», Европа тут же сказала: «О, отлично, меняем на Россию! Готовы рассматривать варианты кооперации».

Отношение к Ирану описано известной строчкой классика: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!» Европа сама себе придумала какой-то демократизирующийся Иран. Смена президента была описана как смена идеологии в Иране, как начало реформ, как неизбежная демократизация. Забыли уже на самом деле вокруг чего и санкции применялись. А санкции применялись не из-за недемократичности Ирана, не из-за авторитарности, а вообще-то, из-за его ядерной программы.

Ядерная программа Ирана не свернута, она продолжается. Это не мешает европейцам изображать теперь из Ирана прекрасное демократичное государство, которое забыло про ядерное оружие.

Но про ядерное оружие Иран не забыл. А что касается его демократичности, то буквально в среду в отставку отправили одного из ключевых министров нынешнего правительства — министра науки, исследований и технологий, который как раз символизировал стремление к демократическим изменениям в обществе. Эту отставку в Европе будто не заметили. Потому что уже избрали иную линию оценки Ирана, и тот за несколько месяцев из угрозы человечеству превратился в прекрасную вестернизирующуюся страну. Поскольку это даже близко не так, то Иран о себе напомнит, и страусиная политика Европы долго не продержится.

Конечно, очень странно, что Европа хватается за любую альтернативу России. Неважно, вообще, реальна она или нет, но все варианты обязательно умножаются на сто и обязательно обсуждаются в Европе и подаются как спасение от России. Так это было с Ираком, с Египтом, с Туркменией, с американским сланцевым газом. И вот теперь с Ираном. Европа с удовольствием бросается на любые альтернативы, считая, что все они лучше российских.

Но давайте представим, что построен газопровод Nabucco и Европа берет газ из Ирана. По каким странам проходит этот газопровод?

Представим такую схему: Иран производит газ и транспортирует его через Турцию. Эта схема действительно кажется европейцам верхом энергетической безопасности? Но это же абсурд. Европа почему-то видит альтернативу России исключительно в исламских государствах, а потом удивляется: что ж это происходит с исламским терроризмом, включая, кстати, и территорию самой Европы?

То есть сначала вы заигрываете с исламскими государствами, уверяете, что они источник вашей энергетической безопасности, а потом удивляетесь, что исламский терроризм поднимает голову, в том числе на нефтегазовых деньгах, а люди с британскими паспортами убивают, скажем, американских журналистов, попавших к исламским террористам в заложники?

После публичной казни американского журналиста исламскими террористами в Ираке премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон признал не только тот факт, что убийцей его стал британский гражданин, но и то, что большое количество граждан Великобритании воюет сегодня в рядах исламских радикалов на иракской территории.

Кстати, когда говорят про Украину, часто в качестве доказательства, что Россия поддерживает сепаратистов, говорят: «Там же много людей с российскими паспортами». По этой логике получается, что Британия сегодня поддерживает исламских террористов в Ираке, захвативших значительную часть государства и устроивших там геноцид христианского населения. Но это ремарка.

Вернемся к теме Nabucco. Возьмем отношения Европы и Турции, они резко ухудшились в последнее время. Сегодня сказать, что Турция является вестернизирующейся страной, нельзя. И совершенно очевидно, что Иран и Турция неизбежно будут использовать поставки газа как инструмент политического давления на Европу. Россия этого не делала. Это, конечно, популярная точка зрения, что мы при помощи газа давили на Европу, но как это происходило, примеров привести никто не может. Потому что их нет.

Россия никогда не прекращала поставки, скажем, в страны Балтии, с которыми были очень непростые отношения. Россия вела с ними торговые войны по разным группам товаров, но не по поводу газа. Поставки газа туда никогда не прекращались. Это, скорее, пример аккуратного отношения к газовому бизнесу. Что будет с Ираном и Турцией, тут как раз предсказать несложно.

Таким образом, считаю, что вырывать из могилы Nabucco — затея для европейцев опасная. Конечно, некоторые политики будут в эту игру играть. Вокруг Nabucco уже была серьезная административная структура, создавались непонятные должности. Например, в Венгрии мне довелось встречаться с человеком, который занимал должность посла по развитию проекта Nabucco. Проекта еще никакого в помине не было, а посол по его развитию уже был.

Конечно, есть люди, готовые на этом зарабатывать. Однако же рациональность в вопросе Nabucco победила, и проект закрыли не по политическим соображениям, а потому что он не имел ресурсной базы и не нес никакой безопасности европейцам. Сейчас, может быть, ресурсная база и появится, но с точки зрения действительного решения вопросов энергетической безопасности Европы вариант никаких новых решений не дает. Наоборот, генерируются чудовищные риски. Только беспримерно смелый человек может сказать, что Иран гораздо более безопасный вариант, чем Россия.

Ну и поскольку я упомянул Венгрию, закончу одной забавной ремаркой. Когда там активно продвигали проект Nabucco, в качестве пиар-меры в оперном театре Будапешта поставили оперу Nabucco. А в прошлом году я с интересом обнаружил, что эту оперу с показа сняли и готовят постановку оперы «Евгений Онегин». В этом, мне показалось, есть определенно не только культурное, но и символическое значение. Думаю, что если Nabucco и вернется в Европу, то не как газопровод, а как опера Верди. Этим все и закончится.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Опубликовано: ИТАР-ТАСС, 25.08.2014


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики