Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Жизнь российского ТЭКа в условиях санкций: пора искать деньги и технологии внутри страны

Жизнь российского ТЭКа в условиях санкций: пора искать деньги и технологии внутри страны

В России есть технологии, необходимые для развития нефтегазового комплекса, ученые, способные их развить, и предприятия, на которых нужное ТЭКу оборудование может быть выпущено. Есть и деньги. Отсутствует только тот, кто сможет правильно распорядиться всеми ресурсами. Об этом рассказали эксперты круглого стола «Нефтегазовая отрасль России. Риски и вызовы в контексте санкций Запада». Подробности — в материале Накануне. RU.

Последний пакет санкций США и ЕС ударил по ТЭКу: европейским компаниям запрещено поставлять оборудование по разведке глубоководной и шельфовой нефти российским партнерам, ограничен доступ к рынку капитала. Кроме того, Европа заявляет о намерениях снизить энергетическую зависимость от России, диверсифицировав источники углеводородов.

Председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев отметил, что за поставки газа и нефти отечественные компании могут не переживать. Даже учитывая нелогичность последних пакетов санкций, которые наносят вред американским и европейским компаниям, на ограничения российского экспорта Европа не пойдет.

«Европейские политики принимают иррациональные решения под воздействием Америки. Зависимость от нашего газа и нефти у США близка к нулю, а у Европы — это порядка трети от потребления. С точки зрения экономики, доля, превышающая 15% — кардинальная зависимость. При полном отказе от российского газа в Европе будет экономическая катастрофа», — сказал Иван Грачев.

Свое слово против санкций мог бы сказать иностранный бизнес, который уже понес капзатраты по многим российским проектам: «British Petroleum» — один из крупнейших акционеров «Роснефти», нефтяная компания также сотрудничает с Exxon Mobil по добыче нефти из баженовской свиты; у французской Total подписано соглашение с ЛУКОЙЛом, она же владеет 20% проекта «Ямал СПГ». Не говоря уже о том, насколько огромная доля рынка нефтесервисных услуг приходится на крупнейшие американские компании.

»Долгое время именно бизнес являлся главным адвокатом России на Западе, он пытался развенчать мифы о ресурсном национализме, который якобы присущ Российской Федерации. Мы знаем, что Россию изображали как недружественную страну западным компаниям. В реальности под многие проекты, реализуемые с западными компаниями, вносились налоговые изменения. Например, четыре налоговых режима по шельфу, которые лоббировались специально для работы в Арктике с Exxon Mobil. Это было недоступно даже нашим национальным компаниям. Теперь мы понимаем, что иностранные компании несут ресурсные затраты, и здесь возникает принципиальный вопрос: является ли этот фактор сдерживающим для европейских политиков», — выступил генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Ответ очевиден — настало время санкций ради санкций. Эксперты отметили, что Россию формально наказывали за «войну» с Украиной, но последний пакет запретов вступил в силу после затишья на юго-востоке. Отстаивать свои интересы в России в этих условиях не может даже бизнес, который по рукам и ногам связан финансовой зависимостью с США: на рынке Америки компании зарабатывают больше, чем в России.

«Россия должна исходить из худших сценариев развития ситуации и сосредоточиться на том, чтобы развивать свою геологоразведку и нефтесервис, компании должны заняться импортозамещением в самом широком смысле этого слова», — сказал Грачев. Его поддержали другие участники круглого стола.

По словам президента Союза нефтегазопромышленников России Геннадия Шмаля, санкции играют не сдерживающую, а мобилизующую роль. Он привел пример из истории, когда в 1981 году президент США Рональд Рейган запретил экспортировать в Россию оборудование для компрессорных станций, хотя контракты на технику для газопровода Уренгой — Ужгород уже были заключены с американскими фирмами. Тогда Россию выручили японцы, которые поставили высокотехнологичные трубоукладчики, бульдозеры и экскаваторы. По его словам, новые санкции США будут наиболее чувствительными для геофизических работ.

«Мы сейчас закупаем оборудование для расшифровки геофизических данных за рубежом. Если не будет его в Европе, то мы просто купим его в другом месте. Одна из проблем — буровые установки. Раньше мы сами их выпускали, производим и сейчас, но намного меньше. Буровые есть в Китае — хорошего уровня и с комфортной ценой. Полагаю, они в любое время готовы дать столько установок, сколько нам надо», — отметил Шмаль.

Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский отметил, что санкции — большой подарок российской науке. Когда-то благодаря отечественным разработкам Россия стала лидером по нефтегазодобыче. Проблема в том, что технологии утекли. В том числе благодаря известному фонду Сороса, который под видом проведения конкурсов и раздачи грантов за копейки получал информацию о передовых российских разработках.

«В 80 годах все, что мы изобретали, выходило с грифом «ДСП» (для служебного пользования). Кто-то решил, что вся морская тематика должна быть закрытой. Сейчас все патенты выходят открытыми, тут же выкладываются в интернет, к ним имеют доступ все желающие. Патент защищает изобретения только на отечественном рынке, что не мешает зарубежным специалистам доводить до ума наши разработки, внедрять у себя, а через несколько лет приходить к нам на рынок якобы со своей технологией», — рассказал Василий Богоявленский, отметив, что в Японии и США все технологии, касающиеся нефтегазодобычи, засекречены до сих пор.

Те геофизические технологии, с которыми американцы приходят в Арктику, были впервые придуманы и опробованы в Баренцевом море десятки лет назад. Теперь пришло время поддержать науку рублем и заказами, разработки у РАН уже есть.

«Сегодня у нас было совещание, и один из наших Кулибиных с радостью сказал, что завод вышел с предложением наладить производство одного из изобретенных нами приборов. Этот прибор замечательный и стоит на порядок ниже, чем зарубежный аналог. Наше оборудование поставлялось на экспорт в советские времена, иностранцы уже тогда думали об импортозамещении», — сказал член-корреспондент РАН.

Заведующий кафедрой освоения морских нефтегазовых месторождений Российского государственного университета нефти и газа им. И. М. Губкина Борис Никитин напомнил, что подводная часть работающей сейчас платформы «Приразломная» создана российскими заводами, которые Министерство средмаша после сокращения выпуска подводных лодок переориентировало на гражданское оборудование.

«Сейчас импортозамещением надо заниматься государству. В проектах 70% технологий должны быть российскими — раньше такая цифра была закреплена в госпрограммах. Сейчас этого нет, поэтому компании закупают иностранное оборудование. Должна быть определенная госполитика», — сказал Борис Никитин.

Большинство российских предприятий, которые когда-то выпускали передовые буровые установки, либо совсем отошли от дел, либо выпускают десяток буровых по старым технологиям. Геофизическим оборудованием занимаются только энтузиасты. Как отмечают эксперты, проблема с поставками оборудования появилась задолго до санкций — иностранные партнеры, которые так охотно перенимали советские технологии, своими делиться не хотели.

«Оборудование, которое поставляли из-за рубежа, проходило предпродажную подготовку. Но не в том плане, чтобы его улучшить, а чтобы его «загрубить». Чтобы оно не могло использоваться для двойных целей. Я являлся свидетелем, когда СП должно было поставить самое современное оборудование российской компании. Оборудование поставили, начали эксплуатировать. Потом выяснилось, что эта техника уже была списана, ее просто обновили. Это полный секонд-хэнд», — рассказал Василий Богоявленский.

Второй аспект санкций — запрет на работу нефтесервисных компаний. Эту проблемы мы сами создали себе в начале 90-х, сказал Константин Симонов:

«Мы слушали вредные советы. Нам говорили: нормальная компания должна брать деньги на внешнем рынке, нормальная компания за свои деньги не работает, нормальная компания выводит сервисы за скобки или на аутсорсинг… так мы пришли к высокой зависимости от зарубежного нефтесервиса. Проблема в том, что они делают сложные работы, такие как гидроразрыв пласта — в этом лидерство у западных компаний. Сколько мы говорили про проблемы нефтегазового машиностроения, про необходимость импортозамещения — но особых успехов не снискали. Я не удивлюсь, если будет прямой запрет американским сервисным компаниям на работы в России. Они потеряют миллиарды долларов, но политики придерживаются другой логики».

При этом, участники круглого стола уверены, что компании будут искать лазейку для того, чтобы не уходить из России.

Ограничения в доступе к «дешевым» кредитам, по мнению экспертов, на компаниях отразятся незначительно. Долг у крупнейших игроков небольшой: его отношение к показателю EBIDA у «Газпрома» 0,6, у «Роснефти» — 1,2. В кризис 2008 г. соотношения были в разы больше, но российские компании смогли остаться на плаву. Кроме того, Европа и США — не самый привлекательный рынок заимствований.

«Большинство денег сейчас не в США, а в АТР: в Гонконге, в Сингапуре. Наконец, есть Ближний Восток и арабы, которые тоже готовы прийти со своими деньгами», — сказал Шмаль.

Иван Грачев предложил правительству и Центробанку изменить политику и открыть для компаний возможности кредитования на внутреннем рынке:

«Интегрально Россия загоняет в стабилизационные фонды и в прочие резервные фонды деньги в пределах 650 млрд долларов и примерно столько же занимали наши крупнейшие компании. Разница в том, что мы отдавали деньги в Европу под 1,5%, а потом хорошие компании брали их же под 8%, а не очень хорошие под 12%. Этот круговорот сопровождался ежегодными потерями примерно в 50 млрд долларов. Следовательно, если Россия в короткие сроки отладит схему использования своих денег, то это будет только выгодно для России».

Для развития отрасли необходимы комплексные изменения, в том числе налоговые, считают эксперты. И налоговый маневр Минфина к этому никакого отношения не имеет

«Сейчас нужно изменить отношение к отрасли, я говорю про налоговую реформу, хотя многим кажется это несвоевременным. Необходим переход на новую систему налогообложения — не с выручки, а с прибыли (НДД), иначе создаются стратегические риски для отрасли. Потому что новые месторождения в существующем режиме не запускаются. Все сделано по шельфу, но это все тот же режим исключений. Нужно заняться внятной реформой. Сейчас налоговый маневр — он про другое. Он не решает проблему отрасли, он решает вопрос наполнения бюджета», — сказал Симонов.

Участники круглого стола отметили, что падения добычи нефти и газа в России после введения санкций ожидать не стоит, это процесс постепенный, и связан он с системными проблемами отрасли, которой в послдение годы государство не уделяет достаточного внимания.

Источник: Накануне.RU, 16.09.2014


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.
Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики