Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Прогнозы цены на нефть от ФНЭБ оказались самыми точными

Прогнозы цены на нефть от ФНЭБ оказались самыми точными

Премьер-министр Владимир Путин уже неоднократно выражал недоумение и недовольство прогнозными расчетами Минэкономразвития, укорял их неточностью и чрезмерной осторожностью. Теперь критику экс-президента России готов поддержать и председатель Счетной палаты Сергей Степашин. В ходе обсуждения в Государственной Думе поправок в закон о федеральном бюджете на 2008 - 2010 годы он отметил, что занижение макроэкономических показателей федерального бюджета, в том числе цен на нефть и объема ВВП, приобрело системный характер. В свою очередь, это служит причиной регулярной корректировки закона о федеральном бюджете.

Но неточностью прогнозов о ценах на нефть отличается не только Минэкономразвития. Пессимистичные и не оправдавшиеся оценки ряда независимых экспертов на прошедший 2007 год зафиксированы в СМИ и доступны читателям. Конечно, справедливо будет заметить, что цены на нефть являются самым трудным объектом для прогноза. Уж слишком капризен рынок. Но эксперты вольны оперировать одними и теми же данными, при этом выводы делаются подчас противоположные. Сравним некоторые оценки.

В январе 2007 года журнал «Коммерсантъ ВЛАСТЬ» опубликовал статью Сергея Минаева «Под властью покупантов». Основным лейтмотивом статьи стала мысль о том, что в наступающем 2007 году Россию впервые за долгое время не будут радовать рекордные цены на нефть. Сергей Минаев написал: «…МЭРТ строит свои прогнозы экономического роста в 2007 году на предположении, что за баррель Urals будут давать в среднем $61, то есть примерно столько, сколько и в прошлом (2006 – ФНЭБ) году… На самом деле мировые цены на нефть, скорее всего, будут заметно ниже, чем в 2006 году, и составят меньше $60 за баррель Brent и WTI. И России придется впервые за несколько лет пожить в условиях нефтяных цен, которые не будут бить все новые и новые рекорды».

С Сергеем Минаевым солидарны некоторые эксперты. Так, Александр Лившиц, заместитель генерального директора компании «Русский алюминий», в 1996-1997 годах вице-премьер и министр финансов, предполагал, что цена на нефть марки Brent в 2007 году будет существенно отличаться от уровня 2006 года и, скорее всего, составит $55 за баррель.

Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, министр экономики России в 1992 году, прогнозировал цену на нефть в $70 за баррель по пессимистичным оценкам и $45 – по оптимистичным

Анатолий Дмитриевский, директор Института проблем нефти и газа, академик РАН, определил пределы колебания цены на нефть в 2007 году в пределах $50 – 70.

Сергей Коготин, президент Объединения автопроизводителей России, гендиректор ОАО КамАЗ, счел возможным сохранение цены на нефть в 2007 году на уровне $60 за баррель при условии, что политическая ситуация в мире не изменится. И только военные действия, по мнению г-на Коготина, позволяя вырасти нефти в цене до $90 за баррель.

Пожалуй, оценки последнего эксперта оказались наиболее близки к реально сложившейся в минувшем году цене на нефть, но и ему не хватило смелости в суждениях и точности в анализе тенденций.

Наряду с такими, по существу заниженными, прогнозами были высказаны другие предположения о возможном развитии ситуации в нефтегазовом секторе мировой экономики. Так, еще в 2006 г. руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симоновв своей книге «Энергетическая сверхдержава» писал:

«Основной отличительной чертой развития мирового нефтегазового комплекса является серьезное обострение конкуренции среди потребителей углеводородного сырья. Нефть и газ становятся все более востребованным и значимым ресурсами. Их стоимость продолжает увеличиваться, и часто звучащие прогнозы о скором обвале рынка раз за разом не сбываются. Это дает России отличную возможность развивать энергетические диалоги, причем по всем основным направлениям, не ограничиваясь традиционными маршрутами сбыта своих ресурсов. <…>

Спекулянты на трех ведущих мировых площадках по торговле «чёрным золотом» вообще не замечает серьёзных факторов, способных существенно повлиять на мировые цены на нефть в сторону их понижения. В частности, никаких последствий для рынка не имели такие значимые факторы, как существенный рост нефтедобычи и нефтяного экспорта в России за последние 5 лет (почти на 2,5 млн. баррелей в день), в 2003 г. с лихвой (более чем на 120%) перекрывший выбытие иракской нефтедобычи. Также без внимания остался факт серьёзного роста производства в ближневосточных странах ОПЕК в 2003 г. (совокупное производство нефти в Иране, Катаре, Кувейте, ОАЭ и Саудовской Аравии выросло более чем на 2,4 млн. баррелей в день по сравнению с уровнем 2002 г., или на 14%). Но если цена на нефть начинает расти слишком быстро, то трейдеры сознательно тормозят этот процесс, как это было в случае с ураганом в Мексиканском заливе.

В этой связи возникает вопрос – почему США, являющиеся основными потребителями нефти в мире, не исправляют ситуацию? Ведь с точки зрения экономики именно США вроде бы в первую очередь заинтересованы в минимально низких ценах на нефть.

Разгадка опять же лежит в политической плоскости. В реальности США как раз заинтересованы в высоких ценах на нефть, которые в перспективе могут похоронить экономику Китая. США ждут, когда начнется перегрев китайской экономики, которую они справедливо считают менее стойкой и защищённой по сравнению со своей собственной.

Именно Китай сегодня и в среднесрочной перспективе – второй по объёмам потребитель нефти в мире. И основной геополитический конкурент Соединенных Штатов.

Давление путем стимулирования сверхвысоких мировых цен на нефть является ключевым фактором противостояния между двумя сверхдержавами. США не так сильно страдают от высоких мировых цен на нефть, потому что являются третьим в мире производителем нефти.

<…>

Экономическое уничтожение Китая – задача не самая простая. Поэтому в среднесрочной перспективе цена на нефть будет разгоняться. Тем более что за счет дорогой нефти США "задабривают" политические режимы стран Персидского залива, что позволяет им хотя бы частично контролировать исламский мир и надеяться в этой связи на его неоднородность по вопросу конфликта с миром христианским».

Обоснование политических причин роста цен на нефть Константин Симонов продолжил и в 2007 году в заключительной части «нефтегазового трехтомника» - книге «Глобальная энергетическая война». Он пишет:

«Очень важным вопросом является стоимость нефти и газа. Это принципиально не только для прогнозирования развития мирового политического процесса, но и для понимания адекватности ставки России на топливно-энергетический комплекс. Ниже я приведу свой взгляд на наиболее оптимальный путь экономического развития страны. И его адекватность будет сильно зависеть от того, сколько же будет стоить «черное золото» и «голубое топливо» на мировом рынке.

<…> Многие погорели на неудачных попытках предсказать поведение «хозяина-барреля». Но предсказатели не могут успокоиться, извлекая на свет все новые и новые «научно доказанные» и «математически просчитанные» методики прогнозирования поведения рынка углеводородов. Самой популярной является теория, которая пытается доказать наличие циклов на нефтяном рынке. А, значит, и на рынке газовом – на сегодняшний день газ практически не существует на рынке как самостоятельный товар. Цена долгосрочных контрактов на газ полностью привязана к конъюнктуре нефтяного рынка. Это может измениться с развитием спотовой – краткосрочной – торговли газом. Но в любом случае газ как товар-субститут будет во многом привязан к цене на нефть.

Авторы циклической концепции уверяют, что период высоких цен на нефть не может быть долгим. И что рынок нефти живет по строго оговоренным правилам, где ценовые пики сменяются ценовыми падениями. Поэтому во второй половине 90-х годов цены начали свое падение, в начале двухтысячных годов оно сменилось ростом, который, в свою очередь, скоро закончится и опять на рынке наступит через медведей.

Подобные трактовки несколько напоминают мне Карла Маркса. Известно, что создатель «Капитала» подробно описал законы жизни капиталистической экономики, но все его попытки игры на бирже заканчивались крахом. Человек, претендовавший на всеобъемлющее понимание механизмов функционирования капитализма, никак не мог заработать на этом. Все попытки применить эти знания заканчивались провалом. А интеллектуальные штудии финансировал Фридрих Энгельс. Это я говорю только для того, что теоретики нефтяных циклом не спешат на нефтяную биржу, предпочитая рассказывать свои теории широкому кругу доверчивых читателей. Суть их заключается в том, что скоро цена на «черное золото» неизбежно упадет, так как наступит новая фаза цикла. Естественно, что любое краткосрочное снижения стоимости нефти трактуется в стиле «ну вот, началось, а мы предупреждали». Этим грешат даже уважаемые эксперты и журналисты.

<…>

В реальности же мы видим, что цены никак не хотят падать. А любые падения являются очень и очень временными. Наоборот, в среднесрочной перспективе цены на нефть и газ уверенно растут.

С 1998 года, когда была достигнута минимальная стоимость барреля нефти марки Brent ($10 долл.), произошел шестикратный рост, отмечается в последнем годовом обзоре ВР. Причем резкий подъем начался в 2001 году, и с тех пор котировки нефти утроились. Цена газовой корзины за последние пять лет росла вслед за нефтью и в 2001--2003 годах даже опережала по динамике черное золото, но затем стала отставать. Это следствие существования долгосрочных контрактов на поставку газа, привязанных к ценам на нефтепродукты, которые фактически гарантируют потребителю отсутствие ценовых рисков (например, когда из-за холодов энергия может резко подорожать). В Великобритании, где долгосрочные контракты не действуют, и рынок существует в спотовом режиме. Были случаи, когда за природный газ платили в пять раз больше, чем по долгосрочным договорам в континентальной Европе.

Рискну бросить вызов Кассандрам, предрекающим неизбежное падение цен на углеводороды. Лично я не вижу никак причин для того, что цена упала. Наоборот, экономические и политические предпосылки как раз в пользу дорогих углеводородов.

<…>

Я выдвину два главных аргумента против падения цены на нефть. Первый носит технологических и экономический характер. Предположим, что нефть является исключительно рыночным товаром и его стоимость определяется за счет баланса спроса и предложения. Тогда высоким ценам ничего не угрожает. Запасы углеводородов становятся трудноизвлекаемыми, и крупным нефтяным компаниям нужны гарантии длительного удержания цен на высоком уровне. Логика тут очень простая. Новых «легких» месторождений уже нет. Чтобы начинать новые проекты, нужны колоссальные вложения, причем на стадии промышленной добычи они будут выходить не ранее чем через 5-7 лет. Очевидно, что период окупаемости проектов на шельфе северный морей, в Восточной Сибири, на дне океана, в битумах будет весьма длительным. Поэтому энергетические компании и кредитные организации должны иметь относительно надежные гарантии того, что нефтяные цены будут держаться на высоком уровне хотя бы десять лет. Иначе разрабатывать «гринфилды» становится очень и очень рискованным занятием. На которые мейджоры просто не пойдут. А реальная замена у нефти на сегодня только одна – это газ. Остальные субституты являются, как мы уже разобрались, мифом.

Второй аргумент может оказаться более существенным. Как ни странно, и политические предпосылки говорят в пользу дорогой нефти. Типичные рассуждения говоря о том, что западный обыватель устал от дорогой нефти, и поэтому будет требовать от своих правительств снижения стоимости топлива. Тем более что дорогие энергоносители являются серьезнейшей угрозой экономического роста для стран-импортеров углеводородов.

Прежде всего, отметим основную прелесть современных западных демократических систем. Она заключается в том, что избирателя уже никто не спрашивает про его мнение. Оно формируется при помощи СМИ, создавая тем самым иллюзию свободного выбора. Поэтому западный обыватель свое «независимое» мнение формирует по мотивам просмотра телепередач и чтения газет и Интернета. Поэтому если ему грамотно объяснить, что дорогая нефть может оказать пользу его стране, он с этим смириться. А пользу западным государствам она и вправду оказать может.

С одной стороны, дорогие углеводороды, спору нет, в странах-импортерах создают угрозу промышленному росту. Но, с другой, одни страны эту проблему переносят легче, другие - сложнее. Поэтому высокие цены на нефть можно использовать как эффективное оружие в геополитической войне. Если сравнивать два главных геополитических конкурента – США и Китай – то мы увидим, что США гораздо легче перенесет дорогую нефть, чем Китай, которого это просто экономически уничтожит».

Как видим, не только эксперты выносят свои оценки тем или иным событиям в мировой экономике и политике, но и сама жизнь ставит оценки эрудиции знатоков мира нефти и газа. 2007 год доказал ошибочность суждений многих именитых экспертов и подтвердил высокую точность аналитики ФНЭБ. Первое полугодие 2008 года приносит новые и новые подтверждения наших прогнозов. И нет оснований сомневаться, что эта тенденция не сохранится, как минимум, до конца года…

Пресс-служба ФНЭБ, 11.06.2008


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики