Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Выступление Путина не было пропитано сенсациями»

«Выступление Путина не было пропитано сенсациями»

Владимимр Путин дал исчерпывающие ответы на важные вопросы бизнеса. Такую оценку выступлению президента на форуме «ВТБ Капитал» дал глава ВТБ Андрей Костин. По его словам, Путин дал сигналы о том, куда будут двигаться дальше Россия и российская экономика. Директор аналитического департамента инвестиционной группы «Норд-Капитал» Владимир Рожанковский и директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов ответили на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Анатолия Кузичева.

Президент подчеркнул, что стремится развивать открытую и рыночную экономику и пообещал не сворачивать с этого курса. Путин также выразил уверенность, что всплеск инфляции носит временный характер и подчеркнул, что власти и дальше будут делать акцент на привлечении частных инвестиций и не будут сворачивать отношения с Европой.

— Владимир, как вы оцениваете, в общем выступление президента?

В.Р.: В целом позитивно. Но в основном тезисы, о которых сейчас пишут в СМИ, не были какими-то сенсационными или даже просто необычными, какими-то просветляющими. Есть тезис просветляющий, например, из тех, когда он говорил во Франкфурте, что без газа вы будете топить деревьями, а деревья все равно надо брать в Сибири. Это был некий просветляющий момент, он был с юмором.

Вопрос о том, что цензуру не будут вводить и ограничения валютные в России не будут вводить, наверное, это ожидалось, потому что, это было опровергнуто пару дней назад самой Набиуллиной, но по тому, что подтвердил Путин, можно сказать, что у них хороший уровень взаимодействия с Центробанком, что опять же для меня не странно. Если бы было сказано иначе, это было бы сенсацией. Но это само собой разумеющаяся вещь.

— Опытные наблюдатели в самом тоне выступления видят большое количество символов, сигналов и импульсов.

В.Р.: Выступление позитивное, но оно не было пропитано какими-то сенсационными вещами, после которых люди могли бы сказать: теперь мне понятно все, и все мои сомнения развеялись, и все действительно будет очень здорово. Такого ощущения не сложилось даже, например, когда перечислялись сильные стороны России, такие как профицитный бюджет, позитивное сальдо баланса, золотовалютные резервы — это хорошие вещи, и трудно с этим поспорить. Потому что действительно далеко не у всех стран, например, есть золотовалютные резервы. А уж сальдо баланса положительное в текущей ситуации в Европе вообще на вес золота, может, только у Германии есть и еще у пары стран, у всех остальных — отрицательное.

Это все правильно, но каким образом это коррелирует с теми мыслями, которые сейчас заполняют головы обывателей?

Я понимаю, что форум, прежде всего, ориентирован на бизнес-сообщество, и поэтому бизнес-сообществу эти темы ближе, но, поскольку оно транслировалось по центральным каналам и горячо обсуждается в прессе, я так подозреваю, что была некая задача…

— Население и рынок как-то успокоить?

В.Р.: Да, если бы это был только междусобойчик, извините за жаргон, тогда можно было бы его и не транслировать, вечером небольшой отчет в программе «Время» на три минуты — и все.

— Функция успокоения рынка и населения в выступлении Путина не выполнена, правильно?

В.Р.: Не думаю, да.

— Константин, прошу вас?

К.С.: Я все-таки настроен более оптимистично, чем коллега, потому что, вы знаете, сейчас такие лихие времена, что уже и идеи относительно запрета хождения валюты или выезда за границу, не выглядят такими уж несбыточными, неожиданными, фантастическими, потому что прозвучало мнение: мы в это и не верили. Мы тоже во многое не верили, а это может произойти.

Может быть, год назад это бы и казалось: «о чем он говорит, это же и так понятно», а сейчас не совсем понятно. Я лично считаю, что это очень хорошо, что такие слова звучат. Но еще и другие были моменты, например, Путин сказал, что не будут расти налоги — это разве не важный момент? Тем более, что велись несколько месяцев дискуссии относительно введения налога с продаж. Я лично считаю это очень вредной и неразумной мерой.

Разве бизнес не хочет услышать, что налоги не будут расти? Я лично считаю, что это вполне конкретный сигнал. Мы можем спорить, как это будет выглядеть, но раз уж президент говорит, что не будут расти, значит, в случае снижения цен на нефть, будут сокращаться бюджетные расходы, по крайней мере, бизнес эти сигналы слышит. Это уже не просто из области «мы за все хорошее и против всего плохого», это уже конкретное обещание, которое мы публично услышали и зафиксировали.

Я считаю, что эти моменты прозвучали, они достаточно важны сейчас именно для бизнес-сообщества, когда все находятся в нервном напряжении. Пожалуй, единственный момент, который можно рассматривать как спорный и неопределенный, это история с Евтушенковым, и вопрос о переделе собственности, потому что Путин сказал, что в массовом порядке пересмотра не будет, в массовом не будет, а в частном? На этот вопрос ответа мы не услышали.

— Вы упомянули о Евтушенкове, слова про налоги, какие еще самые важные заявления? Я так понимаю, что там еще звучало что-то о возможной приватизации энергетических госкомпаний?

К.С.: Да, это тоже вещь, которая давно ожидалась лично мною, потому что я абсолютно убежден, что идея о том, что Путин заинтересован в национализации всего, неверна и не соответствует его реальным интересам. Да, тезис прозвучал, что Путин сказал, что он сторонник приватизации и об этом писал в своих предвыборных статьях, но как-то мы выводили за скобки энергетику. Сейчас мы готовы к тому, чтобы эту приватизацию начинать. Я думаю, что это абсолютно реальная вещь и вещь абсолютно позитивная. Ходят ожидания, что у нас будет создана едва ли не единая государственная нефтяная компания.

В.Р.: Как-то у нас не все приватизации в энергетическом секторе заканчиваются хэппи-эндом.

К.С.: Это верно, я о том и говорю, что история с «Башнефтью» реанимировала эти страхи и угрозы, что у нас будет создано опять единое министерство нефти. Это вещь крайне неправильная и неразумная. Надеюсь, что слова Путина о том, что мы готовы к приватизации, означают, что никакое министерство нефтяной промышленности мы воссоздавать не будем.

— Владимир, вы хотели сказать, прошу вас.

В.Р.: На самом деле, я абсолютно согласен с коллегой по поводу налогов — это архиважно сейчас, поскольку бизнес действительно себя чувствует плохо, нет уверенности в завтрашнем дне, и есть факт, что, по крайней мере, на уровне обещаний нагрузка не будет расти, может многим расправить плечи сейчас. Вместе с тем, ходят, циркулируют по деловым СМИ разные инсинуации: вчера говорили, что материнский капитал отменят, потом была, фраза, по-моему, даже из уст Силуанова прозвучала, что налоги подоходные теперь должны не компании выплачивать, а сами люди.

— Речь шла не о подоходных налогах.

В.Р.: Не о подоходных, а о социальных.

— О социальных, причем, не целиком, а только некоторая часть, несколько процентов, мы это вчера активно очень обсуждали.

В.Р.: Прозвучало это, как-то, что теперь налоги будут не компании платить, а как на Западе.

— Часть социального налога, было такое предложение, но это не проект — это соображения.

К.С.: Так бизнесу-то это хорошо.

В.Р.: Они циркулируют, они появляются везде, их начинают обсуждать, вовлекается все большее количество людей, и тоже, наверное, как-то на эти вещи надо отреагировать.

— Что значит «отреагировать»? Я просто думаю, что это можно было бы понимать в смысле облегчения бремени бизнеса?

К.С.: Конечно, бизнес-то в этом заинтересован, зачем ему этот материнский капитал, он матерям нужен, а не бизнесменам. И что касается переноса социальных выплат на работников: это просто счастье для бизнеса, потому что бизнес просто стонет от этих социальных налогов.

Это же вопрос к бизнесу, сколько он платит работникам, будем циничными: фактически откровенно власть говорит, что мы на бизнес налоги повышать не будем, а доходы трудящихся масс, извините за выражение, начнут падать. Это, наверное, с точки зрения социального климата не здорово, но с точки зрения бизнес-сообщества это те решения, которых циничный бизнес и ждет.

В.Р.: Вот мы и сошлись на общем мнении, что с точки зрения названия этого форума для бизнес-сообщества и целевой аудитории, он свои задачи выполнил и был, как я с самого начала и сказал, весьма позитивным. Но, поскольку его транслировали по центральным каналам, и, наверное, не только бизнес-сообщество смотрело, но и обычные люди, в том числе и в регионах, они на много вопросов, которые ожидали, не услышали ответов.

— Но мне кажется, что люди в основном ловят интонации и заявления по каким-то таким вопросам не специализированным, а, например, западные санкции — дурь полная, это было рассчитано не на инвесторов, очевидно совершенно, это простым людям был сигнал, чтобы они понимали, в какой системе координат сейчас живет страна.

В.Р.: Если взять среднестатистического человека среднего городка провинциального, его сейчас волнует несколько вещей: не столько профицит нашего счета текущих операций — его волнует, до какой отметки упадет рубль.

Я понимаю, что Путин не обязан этого говорить, но можно было бы какими-то обтекаемыми формулировками обрисовать этот вопрос, имея в виду повышенный социальный статус этого вопроса.

С.К.: Это же форум, адресованный бизнес-сообществу.

В.Р.: Я и сказал, что форум, адресованный бизнес-сообществу, но ретранслированный в широкие массы.

К.С.: Нет, если он транслировался по государственным каналам, это вовсе не означает, что он был нацелен на широкие массы.

Путин обращается к бизнес-сообществу, потому что, когда у нас экономический рост 1–2%, и у нас исключительно кейнсианские меры в голове, все равно надо думать, как привлекать и инвесторов, и это важный момент, поэтому он обращался и к нашему бизнесу, и к зарубежному. К сожалению, когда он говорит про дурь полную, я думаю, что это, в том числе, и к западному бизнес-сообществу обращено, потому что там были и западные инвесторы тоже.

К.С.: Путин объясняет простую вещь: «вы уйдете, мы будем приглашать конкурентов, например, китайцев тех же». Я не исключаю, что для западного бизнеса, может, это уже и не аргумент, западный бизнес хотел бы остаться, но есть политические решения, которые он должен выполнять и считаться, как Exxon, который не хотел уходить.

В.Р.: Не только Exxon. 90% бизнеса, как я понимаю, не хотят уходить.

— Как поется в старой песне «дан приказ ему на Запад», это об Exxon Mobil.

К.С.: Но Путин пытается им объяснить: «ребята, вы уйдете, уже назад не вернетесь, поэтому мыслите рационально». Я считаю, что Путин обращался к бизнесу, и к нашему, и к зарубежному, и, в принципе, к целевой группе и были обращены его аргументы, они прозвучали.

— Скажите мне, Владимир, те цели и задачи, которые выступление Путина и вообще форум перед собой ставил, выполнил он или нет?

В.Р.: В рамках той целевой аудитории, я думаю, он на 85–90% выполнил. Некоторые вопросы повисли в воздухе, их никто не решился задать, но их, конечно, минимальная часть.

— А какой вопрос важнейший из повисших?

В.Р.: Глубина девальвации рубля.

— Константин, ваша версия того, что произошло сегодня?

К.С.: Ну, я лично считаю, что действительно задача выполнена, потому что главные мысли прозвучали: не будет повышения налогов, не будут введены зубодробительные регуляционные меры вроде отмены хождения валют и так далее. А если про повисшие темы: я все-таки думаю, что тема защиты собственности прошла довольно вскользь, поэтому этот вопрос остался.

Источник: Коммерсантъ FM, 02.10.2014


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики