Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Очередь к кормушке огромная, а ряд компаний к ней не подпускают»

«Очередь к кормушке огромная, а ряд компаний к ней не подпускают»

ЛУКОЙЛ предложил заморозить тарифы «Транснефти» и РЖД

Глава нефтяной компании Вагит Алекперов обратился к заместителю председателя правительства Аркадию Дворковичу с просьбой поддержать российский нефтегазовый сектор в условиях санкций. Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов обсудил предложение ЛУКОЙЛа с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.

— Я думаю, что теперь Якунин и Алекперов разговаривать не будут, может такое быть? А что?

— Хорошая шутка. Но отношения на самом деле непростые между нашими компаниями, но не такие сложные, как, скажем, отношения между Сечиным и Токаревым, у них, как известно, давняя «любовь». Поэтому думаю, что отношения Алекперова и Якунина не будут столь же драматичными и травматичными, как отношения двух этих руководителей государственных компаний. Но если говорить по существу, этой просьбы, то, несмотря на то, что я являюсь противником такого рода запретительного подхода, когда просто говорится «давайте не повышать тарифов». У нас такое практикуется не только в нефтяном бизнесе — запрет на рост тарифов в области ЖКХ и так далее. Потому что одно дело — просто запретить, а другое дело — разобраться в политике тарифообразования. Потому что, мне кажется, что второй путь более правильный и логичный.

Понять, откуда происходит рост тарифов, почему «Транснефть» запрашивает этот рост, РЖД? Потому что у них не сходится инвестпрограмма. Но почему она не сходится? Потому что та же «Транснефть», например, покупает небоскреб в Москве — на это хватает денег. Естественно, возникают вопросы относительно обоснованности просьб и естественных монополий. Но с этим нужно разбираться, поэтому несмотря даже на то, что мне кажется, что у естественных монополий есть определенное пространство для экономии, тем не менее, какие-то меры — запретить, не пускать, нулевой рост и так далее — методологически неверны.

Но я ЛУКОЙЛ понимаю. Почему? Потому что, видите: сейчас ситуация такая, что многие государственные и близкие к государству компании получают различного рода льготы — кто 2 трлн попросит в Фонде национального благосостояния, кто 100 млрд руб. попросит, кто попросит налоговых льгот для каких-то месторождений. При этом зачастую какие-то предложения ЛУКОЙЛа понимания у государства не находят. Скажем, у нас сохраняется монополия на шельф, хотя ЛУКОЙЛ просил ее отменить.

У нас последнее решение правительства, может быть, вы слышали, сейчас как раз так называемый налоговый маневр в Думе рассматривается. Хотя это никакой не маневр, а просто рост налогов на нефтяные отрасли, называемый маневром. Последняя идея, которая появилась перед вторым чтением, — повысить еще акцизы на топливо класса «Евро 5». Почему эта ситуация кажется странной? Потому что компании, которые вкладывали деньги в переработку, потому что государство говорило: «Ребята, мы будем низкокачественное топливо обкладывать повышенным налогами». Они говорят: «Окей, мы вложили деньги в переработку». Теперь государство говорит: «Мол, вы знаете, у нас там деньги закончились, мы еще и хорошее топливо тоже будем обкладывать налогами». А ЛУКОЙЛ как раз инвестировал в переработку, и когда он видит такие решения, он думает: «Ну, все просят, кто 2 млн, кто еще, давайте мы тоже чего-нибудь попросим».

Потому что действительно ситуация какая-то странная возникает, что очередь к кормушке огромная, а ряд компаний к ней не подпускают, а наоборот еще по всем направлениям душат, где налогами, где акцизами. И, естественно, они разводят руками и думают, ну что происходит-то? А потом мы удивляемся, что ЛУКОЙЛ инвестирует вместо России, скажем, в Ирак или в другие страны. Тоже можно понять мотивировку.

— Одно дело, когда в очереди стоит Сечин или Якунин, они, может, и вообще без очереди стоят с этими просьбами, а другое дело — Алекперов. Все-таки вес, наверное, в правительстве у них несколько разный.

— Об этом-то и речь, что, наверное, это неправильная ситуация, когда одна компания публично говорит: «Мы — крупнейший налогоплательщик в стране», а при этом, как вы правильно сказали, без очереди лезет и просит 2 трлн с лишним им насыпать в карман. Где логика в этих действиях? Мне кажется, логика иногда страдает.

— Но есть какие-то меры поддержки альтернативные вот вне этого письма Алекперова, которые действительно могут быть оказаны российскому нефтегазовому сектору сегодня?

— Я лично считаю, что сейчас самое время задуматься как раз о налоговой политике государства в отношении отрасли, потому что это та самая мера, которая наиболее необходима сегодня — это первое. Второе, конечно, о чем правительству нужно задуматься, — это о ситуации с оборудованием для нефтяной промышленности и ситуации в сервисах, потому что санкции будут продолжаться, и ситуация выглядит угрожающе. Вот эти два вопроса — налоги, оборудование и сервис, ну, оборудование и сервис можно в одну тему импортозамещения поставить — вот эти два вопроса, которые должны являться, безусловно, приоритетом.

Что касается налогов, у нас сейчас какая ситуация: денег мало. Хорошо, вы говорили про курс рубля, — там дыры закрывают девальвацией национальной валюты, а дальше что будет, когда доллар за 60 перевалит? Это уже будет проблемная история. Естественно, какой самый простой способ? Естественно, повысить налоги на нефтегазовую отрасль, старый, проверенный и дедовский вариант. При этом в этом году у нас добыча нефти впервые вырастет меньше чем на 1%, впервые за многие годы. Это означает, что ситуация не такая и шоколадная в самой отрасли. И сама отрасль о проблемах говорила много лет.
 
Источник: Коммерсантъ FM, 06.11.2014


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики