Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Япония лезет в трубу

Япония лезет в трубу

Япония предложила «Газпрому» построить газопровод до Токио. Об этом в понедельник, 10 ноября, заявил председатель правления российского газового холдинга Алексей Миллер, передает «Интерфакс». «Речь идет о газопроводе на Хоккайдо и, возможно, до Токио, о нашем участии в газораспределении и электроэнергетике в Японии. Проекты рассматриваются. Мы ответа не давали», — сказал Миллер.

Со своей стороны, японские СМИ сообщали, что инициатором обсуждения проекта является Москва. По этой версии, идея заключается в строительстве газопровода с Сахалина до города Вакканай на острове Хоккайдо, и далее до основной территории страны.

Напомним: проект газопровода в Японию обсуждается на экспертном уровне более 10 лет, однако ни разу не выходил на уровень практических переговоров. Впрочем, верно и то, что в японском парламенте сейчас действует группа депутатов, в том числе, от правящей Либерально-демократической партии, которые лоббируют проект.

По оценкам самих японцев, длина газопровода от Сахалина до прилегающей к Большому Токио префектуры Ибараки составит 1350 км, а пропускная способность может достигнуть 20 млрд кубометров газа в год. Это примерно 17% нынешнего японского импорта газа. Расходы на строительство газопровода, по оценкам, составят 600 млрд иен – чуть меньше 6 млрд долларов.

Надо заметить, что после аварии на атомной станции «Фукусима-1» Япония остановила все АЭС в стране и резко увеличила закупки сжиженного природного газа (СПГ). В 2013 году, например, она потратила на это рекордные 7 трлн иен (около 70 млрд долларов), что вдвое превышает соответствующие ассигнования 2011 года.

Будет ли построен газопровод в Японию, и что выиграет в этом случае Россия?

– Сейчас трудно сказать, кто изначально – Москва или Токио – был автором идеи проекта газопровода в Японию, – отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. – По моей оценке, инициатором выступала российская сторона. Токио этот проект тогда не заинтересовал. Но сейчас он реанимирован.

С мая 2014 года проект газопровода стала лоббировать группа японских парламентариев во главе с депутатом нижней палаты от правящей Либерально-демократической партии Наокадзу Такэмото. Такэмото – человек, близкий к японскому премьеру Синдзо Абэ. Это значит, что лоббирование проекта происходит с согласия и по решению премьера.
Теперь выясняется, что и мы готовы этот проект рассматривать. Получается, на этот раз наши точки зрения совпадают: и японцы хотят строить газопровод, и мы вроде бы не против.

«СП»: – Почему наши интересы совпали?

– Сегодня у Японии очень сложное положение с энергоносителями. Страна в сфере импорта углеводородов на 85% зависит от Ближнего Востока, а сейчас в этом регионе складывается сложная и малопредсказуемая ситуация. Кроме того, пути доставки СПГ проходят через Южно-Китайское море. Это значит, Пекин, в случае обострения отношений с Токио, может эти пути перерезать. Японцев такая нестабильность не устраивает.

Кроме того, после аварии на «Фукусиме-1» весной 2011 года японское правительство было вынуждено заморозить ядерную энергетику. На этом фоне возможные перебои поставок углеводородов приобретают особую остроту. Все эти факторы толкают Токио на сближение с Москвой.

Есть и еще один мощный фактор – Китай, с которым Россия заключает уже вторую крупнейшую по масштабам газовую сделку. Токио очень обеспокоен, что Пекин может монополизировать на Дальнем Востоке российские энергоресурсы.

Со своей стороны, сейчас Россия тоже смотрит на проект газопровода в Японию вполне благосклонно. Причины этого кроются, с одной стороны, в санкциях со стороны Запада, с другой – в активной «антигазпромовской» политике, которая проводится в Европе.

В этой ситуации Москва взяла курс на переориентацию нефтегазовых потоков с Запада на Восток. Дело это сложное и долгое, но оно неуклонно движется вперед. Подтверждение тому – реанимация проекта газопровода в Японию.

«СП»: – Может ли в данном случае идти речь о размене: японцы помогают нам построить газопровод и закупают у нас газ, а взамен получают возможность экономически развивать Южные Курилы с тем, чтобы в перспективе мягко взять их под свой контроль?

– Вряд ли. Дело в том, что Москва неоднократно предлагала Токио развернуть хозяйственную деятельность на Курилах, но японцы категорически отказываются что-либо делать в этом направлении. Они считают, что Южные Курилы – это японские территории, и пока они временно контролируются Россией, японскому бизнесу не следует на них «заходить». Иначе Токио де-факто признает, что Москва законно владеет «спорными» территориями.

Это – непоколебимая позиция японского МИДа. Когда мы приглашаем на Южные Курилы китайские и южнокорейские компании, японское внешнеполитическое ведомство официально выражает протест. Более того, когда японские компании тихой сапой пытаются что-то делать на Курилах, это тоже вызывает окрик со стороны официального Токио.

«СП»: – Если проект реализуют, что это будет значить для Токио?

– Это будет историческим событием для Японии. Никогда и ниоткуда Япония не получала природный газ по «трубе», и реализация проекта будет очень важным достижением для страны.

«СП»: – «Газпром» в этом случае сможет участвовать в газораспределении и электроэнергетике в Японии?

– Японцы очень болезненно относятся к допуску иностранцев в эту сферу. Но если Токио все же пойдет на такой шаг, это будет означать, что Япония готова идти на значительное сближение с Россией.

«СП»: – США могут допустить такое сближение?

– Американцы, конечно, будут не в восторге от такой перспективы. США хотели бы, чтобы Япония всерьез и жестко поддерживала антироссийские санкции (сейчас Токио поддерживает их чисто символически). Кроме того, американцы не заинтересованы, чтобы японцы диверсифицировали поставки «голубого топлива» и были сильнее привязаны к России. Наконец, у США есть собственные планы на разработку сланцевого газа и его экспорт в Японию.

«СП»: – Каковы в таком случае шансы на реализацию проекта?

– Думаю, высокие. Скорее всего, газопровод в Японию будет построен. В этом, повторюсь, сейчас заинтересованы и Токио, и Москва.

– Проект газопровода в Японию обсуждают не один год, и это связано с двумя фундаментальными проблемами, – считает заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. – Япония находится в зоне высокой сейсмической активности, и потому велика вероятность повреждения подводной «нитки» газопровода. Вторая проблема – инфраструктурная, связанная с организацией потребления газа внутри Японии. Сегодня каждая японская префектура импортирует сжиженный природный газ и локально распределяет его по своей территории. Строительство газопровода потребует создания единой газотранспортной инфраструктуры в масштабе всей страны. И большой вопрос, целесообразна ли экономически такая глобальная перестройка отрасли?

По сути, это политическое решение, и оно должно быть принято японским правительством. Пока решения нет, говорить о перспективах проекта очень сложно.

«СП»: – Почему тема со строительством газопровода вновь всплыла именно сейчас?

– Потому что за энергоресурсы на Дальнем Востоке идет конкурентная борьба. Японцы видят, что Китай ведет очень динамичную игру в этом направлении, и что Япония может оказаться за бортом процесса. Есть и еще одна причина. В Японии имеется серьезная проблема с энергобалансом. Токио нужны гарантированные поставки дешевого «голубого топлива», а трубопроводный природный газ из России, как известно, значительно дешевле СПГ.

«СП»: – Предполагается, что по трубопроводу с Сахалина может доставляться по 20 млрд куб. м газа в год. Наши месторождения способны предоставить такое количество голубого топлива?

– Запасы углеводородов на Сахалине огромные. По результатам доразведки, проведенной в 2013 году на газоконденсатном Южно-Киринском месторождении (проект «Сахалин-3»), запасы газа составляют там внушительные 682 млрд кубометров. Другое дело, эти ресурсы забронированы под проект газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток, и строительство во Владивостоке завода по производству СПГ. Поэтому нужны веские основания, чтобы направить сахалинский газ в Японию по «трубе».

«СП»: – России – политически и экономически – нужен газопровод в Японию?

– Нужно обсуждать конкретные положения проекта – дьявол, как известно, кроется в деталях. Технически строительство подводного газопровода не является проблемой, и протянуть его можно за несколько лет. Кроме того, чисто теоретически, РФ интересно доставить на крупный рынок дополнительные объемы газа. Но риски, о которых я говорил выше, никуда не делись, и способны перечеркнуть все гипотетические выгоды…

Автор: Андрей Полунин

Источник: Свободная пресса, 10.11.2014


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики