Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Антизападный западный маршрут

Антизападный западный маршрут

Европа вплотную подошла к тому, чтобы потерять существенную часть ресурсной базы. В воскресенье в Пекине в рамках саммита АТЭС в присутствии лидеров России и Китая глава «Газпрома» Алексей Миллер и руководитель CNPC Чжоу Цзипин подписали Рамочное соглашение о поставках природного газа из России в Китай по «западному» маршруту.

 

Документ предполагает поставку от 30 млрд кубометров газа в год с действующих месторождений «Газпрома» в Ямало-Ненецком автономном округе. Предполагаемый срок начала поставок – 2019 год, то есть, практически одновременно с стартом экспорта в Китай по газопроводу «Сила Сибири» с Чаяндинского месторождения в Якутии («восточный маршрут»), по которому в мае был подписан долгосрочный контракт на поставку 1 трлн кубометров в течением 30 лет. 

 

 Рубикон еще не пройден. Стороны намерены выйти на подписание контракта по поставкам на Запад Китая в течение 2015 года. То есть, у европейцев еще есть немного времени для того, чтобы переосмыслить свои подходы к перспективам газового сотрудничества с Россией. Потом события могут развиваться очень стремительно. Это мы уже видели на примере среднеазиатской газовой кампании Китая. В 2006 году они подписали первый меморандум с Туркменистаном, через три года ввели первую нитку газопровода, а сейчас уже начали строительство четвертой нитки трубопроводной системы Центральная Азия-Китай. После ее ввода КНР сможет импортировать из региона до 85 млрд кубометров в год к 2020 году, а может быть и раньше. И нужно учесть, что это без готовой ресурсной базы и при наличии двух-трех транзитных государств.

 

С газом из Западной Сибири ситуация может повториться, а процесс наращивания объемов произойти еще быстрее. Не даром Алексей Миллер постоянно говорит о возможности увеличить поток по западному маршруту до 100 млрд кубометров.

 

На месторождениях ЯНАО добывается около 550 млрд кубометров газа. Из них около 170 млрд кубометров экспортируется за пределы Таможенного союза. Уже сейчас у «Газпрома» есть резервные мощности по увеличению добычи примерно на 30-50 млрд кубометров в год, а без учета сезонного фактора – на 130-150 млрд кубометров. Будет наращиваться мощность Бованенковского месторождения на Ямале. Кроме того, дополнительные объемы газа в регионе собираются добывать независимые производители, прежде всего, «Роснефть» и «Северэнергия» (СП «Новатэка» и «Газпром нефти»). Но есть и фактор падающей добычи на гигантах советского времени – Уренгойском и Ямбургском месторождениях.

 

«Молчание Европы» и подписание новых контрактов с Китаем будет означать, что планы развития ресурсной базы будут иметь ориентиром потребности нового покупателя. И это огромный риск для энергетической безопасности и конкурентоспособности Евросоюза.

 

Потеряет ли на таком развороте деньги Россия? Скорее всего, да. Китайцы прекрасно понимают, что в отличие от «восточного маршрута», где у них сложилась острейшая потребность в поставках газа, не имеющая по сути альтернативного источника удовлетворения, «западный» маршрут – это «наш ответ Чемберлену». Кроме того, они получат возможность создавать конкуренцию между «новым» газом из России и уже поступающим топливом из Центральной Азии. И можно выбивать из покупателей скидки.

 

Впрочем, и поставлять газ в убыток, конечно, никто не будет. Не стоит забывать, что газ на действующих месторождениях Западной Сибири имеет достаточно низкую себестоимость, а транспортные издержки могут быть существенно ниже, благодаря более короткому транспортному плечу. «Газпрому» еще нужно будет окупить новую инфраструктуру  - газопровод «Алтай» протяженностью 2600 км. Но это всего равно минимум в 1,5 раза ближе, чем от месторождений Западной Сибири до Европы. То есть, есть резервы для снижения цены по сравнению с европейцами. Тем более, что Китай по официальным данным, импортирует среднеазиатский газ по 360-380 долларов за тыс кубометров. А это сравнимо с ценами, которые «Газпром» получает от европейских клиентов.

 

Можно долго спорить о темпах роста спроса на газ в Китае. Но, по нашим оценкам, они ограничиваются только лимитами на доступ к ресурсной базе по относительно комфортным ценам. Природный газ в энергобалансе КНР занимает всего 5%. И даже увеличение до скромных 10% с поправкой на рост экономики и потребления энергоресурсов в целом, потребует увеличить поставки газа в 2,5-3 раза с прошлогодних 170 млрд кубометров.

 

Понятно, что частично столь высокая цена импорта из Центральной Азии связана с тем, что китайские импортеры платят сами себе и за добываемый газ в Туркменистане, и покрывают транспортные издержки, так как они финансировали строительство инфраструктуры. Но последние переговоры России и Китая свидетельствуют о том, что и в сфере доступа к участию в разработке российских стратегических запасов китайских партнеров «окно возможностей» сейчас открыто. И покупкой у «Роснефти» 10% в Ванкоре дело, похоже, не обойдется.

 

В ходе этого визита Алексей Миллер и председатель совета директоров другой китайской госкомпании CNOOC Ван Илинь подписали Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в нефтегазовой сфере, который «носит конфиденциальный характер». И не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться: с китайским монополистом по шельфовым проектам и крупнейшим в стране импортером СПГ ведутся переговоры о шельфе и СПГ. И тут может быть простор для воображения – от «Сахалина-3» до геологоразведки в Арктике. Возможная история с разворотом сахалинских ресурсов газа в Китай – тревожный сигнал для самой восточной из западных стран - Японии. Которая уже обеспокоена возможным отказом от проекта «Владивосток СПГ».  

Источник: Pro-gas.ru, 12.11.2014 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики