Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Жизнь без «Южного потока»

Жизнь без «Южного потока»

После отказа России от «Южного потока», Еврокомиссия рассчитывает на транскаспийский «Южный газовый коридор». Об этом по итогам совещания министров энергетики стран ЕС заявил профильный еврокомиссар Марош Шефчович. Ранее ряд европейских политиков высказались за реанимацию российского проекта. Однако эксперты напоминают, что приоритетный до недавнего времени «Южный поток» был свернут именно из-за противодействия Еврокомиссии, хотя и был бы более выгоден Южной Европе. Что же касается альтернативных маршрутов — на их реализацию уйдут годы, а их эффективность сомнительна.

По словам Шефчовича, первый газ по «Южному газовому коридору», который, как планируется, будет наполнять Азербайджан и Турция, может попасть в ЕС не ранее 2019 года. В перспективе к проекту может присоединиться Туркменистан, Ирак и Иран. Речь об объединении в одну сеть уже существующего Южно-Кавказского газопровода, а также строительство Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов. Ожидается, что мощность альтернативного газового маршрута составит 10 млрд кубометров газа в год, а его подготовка обойдется в 45 млрд долларов. Напомним, российский «Южный поток» рассчитывался на 65 млрд кубометров в год, а значимую часть стоимости строительства готова была взять на себя сама Россия.

Ранее ряд европейских политиков высказывались за реинкарнацию «Южного потока». В частности, надежду на возобновление переговоров высказывал министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль. Отстаивать идею «Южного потока» намерен и премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. Об этом он ранее заявил на заседании парламента. Кроме того, известно, что телефонные переговоры с российским лидером Владимиром Путиным по поводу «Южного потока» провел канцлер Австрии Вернер Файман, хотя детали и неизвестны.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович считает альтернативные «Южному потоку» варианты «очень спекулятивными»: «Транспортный коридор подразумевает поставку газа из Каспийского региона, но там все вилами на воде писано», — полагает эксперт.

«У Азербайджана есть максимум 10 млрд кубометров газа для Европы, Туркмения отсечена Каспийским морем, а все проекты газопровода через Каспий оказались виртуальными. Иракский Курдистан мог бы поставлять газ, но там идет война с Исламским государством. Иран потенциально может заместить российские поставки, но Иран — это страна, которая в глазах Европы слишком уж быстро превратилась из монстра в лучшего друга. Учитывая, что это страна очень далекая от Европы по своим политическим и культурным особенностям, это партнерство представляется сомнительным. Есть проекты о якобы наращивании добычи в причерноморском регионе (больше добычи в Болгарии, Румынии) и околосредиземноморском (больше газа из Израиля и с Кипра). Но это все тоже виртуальные проекты», — рассказывает он.

По мнению эксперта в долгосрочной перспективе Россия и ее проекты были бы для Европы наиболее удобными. Во-первых, только Россия сейчас объективно способна обеспечить запросы Европы по объемам газа, во-вторых, сохраняются риски, связанные с основным газовым потоком в ЕС — через Украину.

Впрочем, как считает эксперт, нельзя исключать и полного разрыва газовых отношений с ЕС из-за санкций или трудностей в поисках общего языка по новому транзитному пути через Турцию, который ранее предложил Владимир Путин. Поэтому Россия готовится бросить все силы на собственные альтернативные проекты: газопровод «Сила Сибири» в Китай, который может быть усилен мощностями нового газопровода «Алтай», а также ускорение дальневосточного проекта сжижения газа для транспортировки по воде в Азию.

В свою очередь, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников РФ Рустам Танкаев полагает, что для Европы отказ от «Южного потока» — весьма болезненное решение.

Дело в том, что «Южный поток», имея с точки зрения ЕС единственный минус — несоответствие Третьему энергопакету, который требует диверсификации источников энергии, — сулил странам-участницам множество плюсов. Например, до 100 тысяч новых рабочих мест (только в Болгарии порядка 20 тысяч), более дешевый газ (опыт «Северного потока» показал, что издержки на лишний транзит через третьи страны составляют 15−18% цены), а также прямая выгода, в частности, Болгарии, которая не только потребляла бы газ из новой трубы, но и доставляла бы его соседям, зарабатывая на транзите до 400 млн евро в год.

«Поэтому вокруг проекта „Южный поток“ разгорелся конфликт, в котором участвовали Еврокомиссия и национальные власти стран ЕС. Этот конфликт широко муссировался. Приостановка проекта (в июне — ред.) даже отразилась на результатах выборов в Болгарии. Об этом свидетельствуют и первые заявления представителей Еврокомиссии, когда Путин сообщил об окончательной остановке проекта. Они заявили, что так Путин пытается испортить отношения Брюсселя с властями стран ЕС», — объясняет Танкаев. По его мнению, за срывом «Южного потока» стоят США, которым не выгодна зависимость ЕС от дешевого российского газа.

О роли геоэкономических интересов в прекращении строительства «Южного потока» высказался научный руководитель Исследовательского центра «ВВП» Саид Гафуров. С его точки зрения, в настоящее время идет жесткая борьба за формирование нового мирового газового рынка, который создается из трех региональных — европейского, североамериканского и азиатского.

Поэтому «Европе был нужен „Южный поток“, но они рассматривали его как инструмент передела рынка. А Россия сказала: у вас этого инструмента не будет, нам он не нужен, давайте считать, что этого аргумента у вас нет. И европейцы оказались в шоке», — говорит он.

По мнению эксперта, в Брюсселе грядут серьезные кадровые перестановки. «Самодовольные, никем не избираемые головы евробюрократов полетят. Серьезные люди в Европе примут жесткие кадровые решения», — убежден он.

«"Южный поток» на самом деле не очень экономически выгоден. Он дорогостоящий и чтобы инвестиции отбивались, его потребовалось бы загрузить полностью. Причем мы были бы фактически обязаны полностью загружать и северный, и южный потоки, чтобы отбить кредиты", — указывает он.

Гафуров считает сворачивание «Южного потока» серьезным ударом по европейцам. «Они думали, что мы никогда от „Южного потока“ не откажемся. Думали, что мы настолько повязаны, и они это могут использовать и отбирать у „Газпрома“ распределительную систему. Но они ошиблись», — подчеркивает эксперт.

 

Напомним, 1 декабря в Турции Владимир Путин заявил, что Россия отказывается от проекта «Южный поток», который и так фактически был заморожен с июня, когда Болгария под нажимом Еврокомиссии, остановила приготовления к строительству. Вместо «Южного потока» Россия примет участие в строительстве газовой трубы в Турцию, а в перспективе и в возведении в этой стране газового хаба, через который топливо могли бы получать страны Южной Европы, однако рассчитывались бы уже с Турцией.

Комментирует Станислав Митрахович, ведущий аналитик ФНЭБ:

Несмотря на то, что Россия от «Южного потока» отказалась, в Европе на этот счет все равно происходят какие-то брожения. На ваш взгляд, с чем это связано? ЕС все-таки нужен проект?

Броженние происходит. То, что объявил Путин и Миллер — это фактически перенаправление «Южного потока» на другой маршрут. Думаю, что под отказом от «Южного потока» подразумевался отказ от трубы в Болгарию и вложения денег в инфраструктуру Европы. Теперь мы готовы доставлять газ в Турцию, а дальше они уже инфраструктуру сами будут строить, если она им потребуется.

Я трактую заявление Путина и Миллера, как последнее предложение Европе договориться. Потому что, если ЕС будет категорически против и не разрешит строительство газопровода, выведенного из-под регулирование Третьего энергопакета (закон ЕС об обязательной диверсификации экспортеров газа — ред.), тогда мы отправим все деньги на строительство газопровода «Алтай» в Китай.

По нему будет поставляться газ из месторождений, ориентированных на Европу, которая в лице своих политиков регулярно высказывается за ужесточение санкций против России. Речь, по сути, о возможном переходе к иранской модели, которая подразумевает среди прочего и торговое эмбарго. Я, конечно, считают, что это маловероятно, но, тем не менее, такой вариант возможен. И что тогда делать России? Куда пристроить ямальский газ? Для этого и нужен газопровод «Алтай».

Но денег на строительство всех проектов сразу в России нет, тем более, в условиях ограничения на западное финансирование. Приходится делать выбор: или договориться по варианту турецкого маршрута, или Россия сделает ставку на «Алтай», СПГ проекты на Дальнем Востоке и т. д.

Я думаю, что в долгосрочном плане Россия и Европа заинтересованы в том, чтобы сохранять газовое сотрудничество. Потому что вариант ухода с рынка Украины остается на повестке дня: кто будет вкладываться в их газотранспортную систему, которая через несколько лет придет в беспорядок? Таких инвесторов нет ни в Европе, ни в США. Поэтому какие-то обходные варианты им все равно нужны. Или по «Южному потоку» или по новому турецкому маршруту или как-то еще.

Но я не исключаю, что газовое сотрудничество с Европой будет полностью свернуто, и газовые потоки будут переориентированы на Восток. Это, конечно, маловероятно. Но кто мог, скажем, год назад предсказать санкции против России?

Насколько южноевропейские страны в принципе нуждаются в альтернативных газопроводах? Насколько перспективный поставщик для них Россия? Есть ли иные варианты?

Думаю, заинтересованность, конечно, есть. Альтернативные варианты пока очень спекулятивны. Есть транспортный коридор, который подразумевает поставку газа из Каспийского региона, но там все вилами на воде писано. У Азербайджана есть максимум 10 млрд кубометров газа для Европы, Туркмения отсечена Каспийским морем, а все проекты газопровода через Каспий оказались виртуальными. Иракский Курдистан мог бы поставлять газ, но там идет война с Исламским государством. Иран потенциально может заместить российские поставки, но Иран — это страна, которая в глазах Европы слишком уж быстро превратилась из монстра в лучшего друга. Учитывая, что это страна очень далекая от Европы по своим политическим и культурным особенностям, это партнерство представляется сомнительным. Есть проекты о якобы наращивании добычи в причерноморском регионе (больше добычи в Болгарии, Румынии) и околосредиземноморском (больше газа из Израиля и с Кипра). Но это все то же виртуальные проекты.

Гораздо надежнее было бы работать с Россией. И вот это понимание, что отказаться от российского газа быстро нельзя, и толкает Европу к продолжению диалога с Россией. Именно поэтому Еврокомиссия и не заявила, мол, как хорошо, что отказались от «Южного потока». А наоборот продолжает какие-то обсуждения.

Автор: Александр Дюпин

Источник: ТАСС-аналитика, 10.12.2014


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности
В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики