Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Арктическая лихорадка

Арктическая лихорадка

Повышенный интерес к Арктике, возникший еще в период высоких цен на нефть, грозит превратить регион в центр притяжения мирового бизнеса. Арктический шельф представляется большим ледяным пирогом с углеводородной начинкой, от которого все хотят урвать кусочек. Заинтересована в арктической нефти и Россия, которая активно лоббирует свои интересы на территории региона.

Ледяная сокровищница 

В последнее время Арктику все чаще называют Клондайком XXI века или Клондайком подо льдами. По оценкам US Geological Survey, за полярным кругом находится 412,2 млрд баррелей нефтяного эквивалента, что составляет 22% мировых технически извлекаемых ресурсов нефти и газа. В настоящее время на арктические территории претендуют многие страны, в том числе и те, что никогда не видели льда и снега. Так, в созданный в 1996 году Арктический совет помимо 8 приарктических стран в качестве наблюдателей входят 12 других государств, в их числе – Китай, Индия, Сингапур и Корея. 

Примечательно, что «арктический бум» достиг пика именно сейчас, когда Россия, находящаяся в тисках западных санкций, переживает экономический кризис, а всемирная гонка вооружений выходит на новый виток. Правительство России, оценив перспективы, включило освоение шельфа в число приоритетных проектов. 

Впрочем, еще год назад президент Владимир Путин на специальном заседании Совета безопасности заявил, что Арктика была и остается в сфере особых интересов России, поскольку там сконцентрированы практически все аспекты национальной безопасности: военно-политический, экономический, технологический, экологический и ресурсный, в связи с чем необходимо сосредоточить усилия на обеспечении сохранности объектов нефтегазодобычи, погрузочных терминалов и трубопроводов:

– По оценкам экспертов, общие запасы топливно-энергетических ресурсов арктической части Российской Федерации превышают 1,6 трлн тонн, а континентальный шельф содержит около четверти всех шельфовых запасов углеводородного сырья в мире, – отметил президент.

В марте этого года была создана специальная комиссия по делам Арктики под руководством вице-премьера Дмитрия Рогозина, в которую также вошли министр природы Сергей Донской, министр экономического развития Алексей Улюкаев, министр энергетики Александр Новак, вице-президент «Траснефти» Михаил Маргелов, председатель правления «Новатэка» Леонид Михельсон, замруководителя дирекции «Лукойла» Александр Шайкин и директор департамента «Норникеля» Дмитрий Пристансков

Многие эксперты разделяют позицию правительства, подчеркивая перспективность работ на шельфе. Так, заместитель генерального директора ОАО «Росгеология» по науке и  перспективному планированию Алексей   Соловьев  отмечает: 

– В настоящее время Арктика является одним из самых перспективных регионов России с точки зрения восполнения минерально-сырьевой базы, и санкции не должны отразиться на работе в регионе. Несмотря на недостаточную изученность шельфа, результаты уже проведенных исследований свидетельствуют о перспективах обнаружения здесь крупных месторождений  углеводородов, а также твердых полезных ископаемых.

Научный сотрудник ИНГГ СО РАН кандидат экономических наук Руслан Мочалов и заведующий лабораторией ресурсов углеводородов и прогноза развития нефтегазового комплекса ИНГГ СО РАН Леонтий Эдер также уверены, что шельфовые арктические проекты не только обеспечивают энергетическую и национальную безопасность России, но и способствуют разработке собственных технологий, являющихся основой мощи и суверенитета страны. 


Но говорить о том, что освоение Арктики в настоящее время абсолютно рентабельно и способно принести плоды в краткосрочном периоде, рано. Потому что как бы ни были привлекательны перспективы нефтедобычи на шельфе, есть ряд обстоятельств, существенно осложняющих освоение региона. 

Исследования в экстремальных условиях 

Эксперты отмечают, сложности при работе на арктическом шельфе обусловлены в первую очередь суровыми климатическими условиями, более жесткими, чем, к примеру, в той же Норвегии, также проявляющей интерес к углеводородным сокровищам региона. 

Алексей Соловьев обращает внимание на то, что в настоящее время Правительство принимает ряд мер, направленных на развитие геологоразведочной отрасли в Арктике. Так, Государственной программой РФ "Воспроизводство и использование природных ресурсов" предполагается повышение геологической изученности территории России, в том числе – континентального шельфа и, в частности, Арктики. 

В рамках решения поставленной задачи будет обеспечена реализация комплекса взаимосвязанных мероприятий по проведению региональных геолого-геофизических и геолого-съемочных работ, созданию государственной сети опорных геолого-геофизических профилей, параметрических и сверхглубоких скважин. Также особое внимание будет уделено проведению работ специального геологического назначения, осуществлению гидрогеологической, инженерно-геологической и геоэкологической съемки и сохранению геологической информации. 

Санкциям вопреки 

Одним из ключевых факторов, замедляющих освоение шельфа, эксперты также называют санкционный режим. 

Тот факт, что санкции перекрыли российским компаниям доступ к иностранным технологиям, а отечественных разработок для самостоятельного широкомасштабного освоения арктического шельфа на данный момент пока нет, отмечают и специалисты из ИНГГ СО РАН, и Алексей Соловьев. 

Так, Эдер и Мочалов считают, что в настоящее время из-за санкций реальной видится реализация только отдельных проектов, а дальнейшее продолжение работ возможно лишь с использованием технологий стран, не присоединившихся к санкциям. 

Но при этом эксперты не отрицают возможность перехода в перспективе на систему импортозамещения. По словам Эдера и Мочалова, Россия обладает значительным научно-образовательным и промышленным потенциалом для освоения арктического шельфа, но для реализации этого потенциала требуется значительный объем инвестиций, а следовательно – основные усилия должны быть направлены на развитие отечественных технологий и подготовку кадров. 

Алексей Соловьев в свою очередь, признав негативное воздействие санкций на освоение шельфа, уверен, что сложившаяся ситуация может стать толчком для развития отечественных технологий и способствовать возрождению российского машиностроения: 

– Введенные против российских нефтяных компаний санкции действительно показали высокую степень зависимости отечественного добывающего комплекса от западных технологий. Но у наших ученых есть определенные наработки, при должном развитии которых возможно сократить разрыв в технологическом развитии, применив решения на собственном арктическом шельфе и впоследствии предлагая их к использованию за рубежом.

Разработкой современных технологий по нефтедобыче на шельфе в настоящее время занимается «Росгеология». Так, холдингу принадлежит мировой рекорд глубины бурения параметрических скважин. Также благодаря скважинам, пробуренным НПЦ «Недра», дочерним предприятием холдинга, на арктических островах Ледовитого океана, впервые была доказана промышленная нефтегазоносность шельфа Баренцева и Карского морей, где позже были открыты два месторождения углеводородов.

Ключевой вопрос – рентабельность

Третьим фактором, влияющим на темпы освоения Арктики, являются снижающиеся котировки нефти. Алексей Соловьев, говоря о влиянии стоимости нефти на освоение шельфа, вновь подчеркнул перспективность региона с точки зрения восполнения сырьевой базы России:

– Падение цен на нефть в первую очередь приводит к сокращению инвестиций в геологоразведку. Но в среднесрочной перспективе ценовая конъюнктура не окажет существенного влияния на темпы освоения Арктики.


А вот с точки зрения Эдера и Мочалова, проекты освоения углеводородных ресурсов на арктическом шельфе становятся рентабельными только при цене нефти выше 60–100 долларов за баррель. В сложившихся условиях удешевления черного золота нефтедобыча рентабельной не является. 
 
Арктика – дело тонкое 


Начиная с 2008 года, когда Роснефть и Газпром, ныне контролирующие 80% территорий, богатых энергетическими ресурсами, получили монопольное право на освоение Арктики, не прекращаются дискуссии относительно целесообразности такой формы освоения шельфа. 

В этом году усилия ЛУКОЙЛа и ряда других компаний, на протяжении нескольких лет стремившихся получить доступ к месторождениям Арктики, наконец, увенчались успехом: Минприроды выступило за допуск частных инвесторов к работе на шельфе. 

Глава министерства Сергей Донской подчеркнул, что при освоении шельфовых месторождений нефти в Арктике должны быть созданы гибкие условия, а привлечение частных компаний к работе на шельфе позволит ускорить обустройство месторождений и симулировать конкуренцию, следствием которой станет улучшение качества работ. 

Леонтий Эдер и Руслан Мочалов также считают привлечение частных инвесторов к освоению шельфа целесообразным: для реализации стартового этапа разработки месторождений на арктическом шельфе требуется несколько десятков миллиардов долларов инвестиций, а в силу того, что в период кризиса бюджеты государственных нефтяных компаний были существенно сокращены, использование средств частников представляется оптимальным решением. 

Мечтать не вредно 

Но если с учетом всех сложностей большинство экспертов сходится во мнении, что освоение шельфа рентабельно в  долгосрочной перспективе,то есть и те, кто не разделяет этого оптимизма. Генеральный директор Фонда национальной энергетической информации Константин  Симонов призывает спуститься с небес на землю, заявляя, что освоение Арктики в настоящее время не имеет  смысла: 

– Совершенно очевидно, что в нынешних условиях добыча нефти в Арктике является бессмысленным  занятием, так как цены на нефть достаточно сильно  упали, а введенные в отношении России санкции напрямую касаются всех арктических проектов. Суть проблемы заключается в том, что, рассуждая о перспективах импортзамещения, многие не понимают, что замещать нечего – технологий для добычи на шельфе по факту не существует, поэтому сейчас их нужно создавать, а не искать замену.

Согласно широко тиражируемому мифу, по запасам нефти Арктика сопоставима с Саудовской Аравией. Симонов отмечает, что делать такие громкие заявления рано: для получения объективной информации о реальных богатствах арктических недр необходимо пробурить хотя бы несколько скважин. Но так как работавшая на российском шельфе норвежская компания West Alpha из-за санкций была вынуждена приостановить свою деятельность, есть вероятность, что в следующем году бурения в Карском море не будет вообще. 

– Нужно быть экономическими реалистами, – резюмирует Константин Симонов. – В настоящее время есть задачи в нефтегазовом комплексе, решение которых приоритетнее Арктики. Так, сейчас разумнее заняться разработкой месторождений запасов в Западной Сибири, а к освоению Арктики вернуться через 10 лет.

В любом случае, говоря о рентабельности освоения арктического региона, важно понимать, что речь идет о долгосрочной перспективе. Поэтому не стоит делить шкуру неубитого медведя и ждать, что уже через год по нефтедобыче шельф опередит месторождения Западной Сибири.

Источник: Бизнес России, 07.04.2015


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.
Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики