Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Персидский шах России?

Персидский шах России?

Месяц назад Иран и «шестерка» (пять постоянных членов Совбеза ООН Россия, США, КНР, Франция, Великобритания, а также Германия, которые ведут переговоры по иранской ядерной программе от лица мирового сообщества) достигли принципиальных договоренностей об основных условиях сделки.  Считается, что после подписания юридически обязывающих документов и снятия санкций ЕС и США против Тегерана дорога для иранского газа будет открыта и устлана лепестками роз. И надобность в поставках газа из России если не отпадет вовсе, то существенно ослабнет. Вот такая нехитрая умозрительная конструкция. 

Попробуем разобраться, так ли это. У Ирана, безусловно, есть экспортный потенциал, связанный, прежде всего, с увеличением добычи газа на месторождении «Южный Парс». По итогам прошлого года Иран добыл чуть более 200 млрд кубометров. Доля «Южного Парса», по нашим оценкам, около 65%, или 130 млрд кубометров. Сейчас Иран добывает на нем около 400 млн кубометров в сутки (около 150 млрд кубометров в годовом эквиваленте). 

Добыча газа в Иране*, млрд кубометров

 

 

 

 

 

*иранский календарный год заканчивается 21 марта 

Источник: NIOC 

Почему важно акцентировать внимание на том, что речь идет именно об иранской добыче с месторождения? Потому что «Южный Парс» - это то же самое, что катарский «Северный купол». Крупнейшее, как считается, газовое месторождение в мире. Около 13 трлн кубометров запасов. Но следует отметить, что каждая сторона учитывает на своем балансе весь объем резервов. Между тем, Катар добывает примерно в 1,5 раза больше газа на этом месторождении, чем Иран - около 200 млрд кубометров газа в 2014 году, что позволяет эмирату делить с Ираном третье-четвертое место по добыче газа в миру и быть крупнейшим экспортером сжиженного природного газа (около 74 млн т, или 100 млрд кубометров в год). Таким образом, уже сейчас месторождение дает примерно 370 млрд кубометров газа в годовом выражении. 

 Карта нефтегазовых активов Ирана  

 

 

 

 

 

 

 

Источник: NIOC 

Между тем, официальные лица Тегерана афишировали планы нарастить добычу на своей части «Южного Парса» на 50-60% в течение ближайших 3 лет. То есть речь идет о приросте еще на 70-80 млрд кубометров в год. Катар также постепенно наращивает отбор газа. Хотя в стране действует мораторий на строительство новых мощностей по сжижению, но добыча газа на «Северном куполе» увеличивается для поставок по трубопроводу для внутренних нужд и экспорта в соседние ОАЭ. Мы полагаем, что месторождение уже находится вблизи от пика производительности, после чего начнется медленное, но верное падение добычи. Тот факт, что единый проект разработки отсутствует, скорее всего, приведет к потере части запасов и более быстрому чем могло быть сокращению добычи. 

Это нужно иметь в виду, оценивая перспективы Ирана в сфере экспорта газа. Другой важный момент – это собственные нужды страны. Несмотря на санкции, добыча газа в стране росла достаточно существенными темпами. И ее в полной мере абсорбировали внутренние потребности в энергии со стороны экономики и населения. 

За последние 5 лет добыча газа в Иране выросла более чем на 50 млрд кубометров. При этом чистый экспорт увеличился всего на 1,3 млрд кубометров. Более того, Иран по-прежнему вынужден обеспечивать свои северо-восточные территории за счет закупок газа у Туркменистана.

Оценка чистого экспорта газа из Ирана, млрд кубометров  

 

 

 

 

Источник: ФНЭБ 

Единственным направлением экспорта иранского газа является Турция, которая закупает 8-10 млрд кубометров в год. Инфраструктура позволяет поставлять до 14 млрд кубометров, но безопасность поставок находится под постоянной угрозой  из-за регулярных терактов и технического состояния газопровода. 

Для того, чтобы существенно расширить это направление,  потребуются инвестиции и время. В принципе их можно синхронизировать с планами по строительству TANAP и TAP, которые строятся под азербайджанский газ. Это значит, что через 5-7 лет можно вывести небольшие объемы иранского газа на европейский рынок: до 10-15 млрд кубометров к 2025 году. Конечно, если сделка по атому будет оформлена и будет исполняться в полном объеме. А цена иранского газа будет привлекательной для потенциальных покупателей газа. Скажем, сегодня иранский газ является самым дорогим в портфеле Турции, что является предметом многолетних споров и арбитражного разбирательства между Анкарой и Тегераном. 

Впрочем, европейское направление - не единственное из возможных. Иран пытается заключить газовые контракты со всеми соседями – Ираком и Сирией, Оманом, Пакистаном и Индией. В наиболее продвинутой фазе находится проект поставок в Ирак, испытывающий колоссальные проблемы с электроэнергией. 

Из стратегических проектов экспорта хорошо проработан только вариант поставок в Пакистан. По нему уже давно подписаны контракты (на 8 млрд кубометров в год) и полностью построена труба до границы на иранской территории. Были задержки со стороны Пакистана, который подвергался давлению со стороны США и не приступал к строительству трубы на своей территории. Если санкции с Ирана будут сняты, то это будет самым первым экспортным проектом. 

Но все это в теории, поскольку даже сама возможность расконсервации газовых запасов Ирана связана с решением ядерного вопроса и снятия санкций со стороны США и ЕС. Пока это выглядит не более чем спектакль, попытка США показать, что у ЕС есть хоть какая-то более или менее реальная альтернатива российскому газу в долгосрочной перспективе. Безусловно, это не единственный аспект смягчения политики в отношении Ирана, но ключевой. 

С другой стороны, никто в Вашингтоне всерьез не считает иранский режим более комфортным партнером, чем Россия. А значит стратегическое партнерство возможно только в случае смены режима, что прекрасно понимают в Тегеране. Поэтому уступки по ядерной программе будут тоже тактическими, но не стратегическими, если вообще сделка как таковая состоится.

Автор: ФНЭБ

Опубликовано: Pro-gas.Ru, 07.05.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики