Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Турецкому потоку» придется Скопье ломать

«Турецкому потоку» придется Скопье ломать

Македония не подключится к проекту без разрешения Евросоюза

Перспективы выхода газопровода «Турецкий поток» за пределы Турции становятся все менее реальными. Одна из ключевых стран сухопутного маршрута, Македония, жестко связала перспективы проекта с одобрением ЕС. Кроме того, по данным источников «Ъ», «Газпрому» будет почти невозможно заключить контракты на прокладку третьей и четвертой ниток газопровода через Черное море, необходимых для заполнения трубы в Европе. У монополии остается техническая возможность достичь одной из ключевых целей проекта — отказаться от транзита через Украину, но для ее реализации в любом случае необходимо как минимум сгладить конфликт с ЕС. 

Македония будет участвовать в газопроводе «Турецкий поток» только после того, как Россия и ЕС придут к соглашению относительно проекта, заявил вчера премьер страны Никола Груевский в интервью местному изданию Press24. Македония должна стать третьей страной на маршруте газопровода после Турции и Греции, с которыми Россия сейчас ведет переговоры о межправсоглашениях по проекту, ставшему в последние полгода одним из ключевых элементов энергополитики Москвы. 

 

Заявления премьера Македонии также, по крайней мере отчасти, имеют политическую подоплеку. В последние недели обстановка в Македонии обострилась, оппозиция во главе с Зораном Заевым пытается добиться немедленной отставки правительства. Причем, по мнению главы российского МИДа Сергея Лаврова, ситуация в Македонии «раскручивается извне», а «стоит за всем этим желание воздействовать» на Николу Груевского из-за его отказа присоединиться к антироссийским санкциям и интереса к «Турецкому потоку» (см. «Ъ» от 16 мая). Но в интервью Press24 македонский премьер пытался всячески уйти от обвинений в пророссийской позиции в ущерб интеграции с ЕС и НАТО, в частности, в том, что на митинг его сторонников пришли люди с российскими флагами и футболками с изображением Владимира Путина. По его словам, из 100 тыс. митингующих он заметил только «двух-трех подобных людей».

«Турецкий поток», сменивший отмененный полгода назад South Stream, должен пройти по дну Черного моря в Турцию и затем, через Грецию и Македонию, в Сербию, Венгрию и Австрию, где расположен один из ключевых газовых хабов Европы — Баумгартен. Эта труба в четыре нитки мощностью в целом около 60 млрд кубометров газа в год призвана полностью заменить украинский транзитный маршрут, от которого «Газпром» обещает отказаться в 2020 году. Но пока проект находится в самой начальной стадии, по нему не заключено ни одного обязывающего соглашения, неясны и источники финансирования.

Миновать Македонию газопровод в нынешнем варианте не может, но для самой страны проект не слишком интересен. Она потребляет всего лишь около 150 млн кубометров газа в год, получая его из России. Но, подчеркнул Никола Груевский, российский газ слишком дорог (цена действительно одна из самых высоких в Европе — более $500 за 1 тыс. кубометров), и власти Македонии планируют получить доступ к газопроводу TAP, по которому в Южную Европу будет поставляться азербайджанский газ.

В результате небольшая страна, мнением которой о проекте до сих пор никто всерьез не интересовался, может сыграть в его судьбе ту же роль, что и Болгария для South Stream,- именно заморозка строительства газопровода в стране стала последней каплей, повлекшей его отмену. В то же время, отмечает Алексей Гривач из ФНЭБ, Македония, как и Болгария, лишит себя потенциальных доходов от транзита газа. Россия же, полагает эксперт, теоретически может обойтись и без Македонии, проложив трубу из Греции сразу в Южную Италию или воспользовавшись проектом Eastring для доставки газа в Баумгартен (см. «Ъ» от 21 мая). Но это очень сложный вариант, поскольку он требует запуска крупного Трансбалканского газопровода, в котором не участвует «Газпром», в реверсном режиме.

В такой ситуации источники «Ъ» все активнее сомневаются, что у «Турецкого потока» вообще будет сухопутная часть за пределами Турции. Подавляющее большинство собеседников «Ъ» на газовом рынке как в Европе, так и в России полагает, что «Газпром» ограничится в лучшем случае прокладкой двух ниток газопровода через Черное море. Тем более что именно на такой проект у монополии уже есть подрядные контракты с итальянской Saipem и швейцарской Allseas Group. Как Saipem, так и голландской дочерней компании «Газпрома» South Stream Transport B.V. осенью прошлого года пришлось из-за санкций против России запрашивать разрешения на проведение работ и закупку оборудования у властей соответственно Италии и Нидерландов. Разрешения получены только на одну нитку.

Формально подводные газопроводы не подпадают под санкции ЕС и Швейцарии, но на практике власти отдельных стран могут как минимум затягивать выдачу разрешений, говорит «Ъ» источник в одной из европейских нефтегазовых компаний, столкнувшихся с проблемой санкций. О том, что «Газпром» весьма серьезно оценивает риск такого развития событий, свидетельствует то, что компания крайне дорожит текущим контрактом с Saipem и после отмены South Stream платит ей около €25 млн в месяц за простой. Allseas как подрядчик второй нитки пока не запрашивала разрешения у властей Швейцарии. Перспектив контракта на третью нитку «Турецкого потока» без серьезного улучшения политической ситуации, по мнению собеседников «Ъ», у «Газпрома» почти нет.

Тем не менее некоторые шансы отказаться от транзита через Украину к 2020 году у монополии остаются. Мощность двух ниток «Турецкого потока» — 32 млрд кубометров в год. Половину заберет Турция, остальной газ может быть доставлен в Грецию и Болгарию с минимальными требованиями по дополнительной инфраструктуре. Если будет построен Eastring либо его аналог, «Газпром» сможет направить около 15 млрд кубометров на Балканы, использовав Трансбалканский газопровод в реверсном режиме. Обязательства перед клиентами в Италии и Центральной Европе могут быть закрыты свободными мощностями Nord Stream (около 17 млрд кубометров в год по Opal). Транзит через Украину в 2014 году составил 62 млрд кубометров (менее 60 млрд с учетом реверса), две нитки «Турецкого потока» вместе с Opal позволяют закрыть около 50 млрд кубометров, а при увеличении загрузки газопровода Blue Stream из России в Турцию до максимума даже больше.

Таким образом, потребность в транзите через Украину снизится до 10 млрд кубометров в год, однако спрос на газ в Европе снижается. В крайнем случае «Газпром» может закрыть дефицит на рынке Италии за счет СПГ с завода, который планирует построить на Балтике. Но все эти схемы предполагают сотрудничество с Брюсселем, который получит в результате прямые рычаги воздействия на поставки российского газа в ЕС.

Автор: Юрий Барсуков

Источник: Коммерсантъ, 28.05.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики