Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Стремление заняться таким направлением бизнеса как газомоторное топливо у Роснефти возникло вполне закономерно

Стремление заняться таким направлением бизнеса как газомоторное топливо у Роснефти возникло вполне закономерно

Александр Перов, руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности:

Пару лет назад была объявлена большая работа по переходу на газомоторное топливо (ГМТ). О подобной деятельности официально заявлял Газпром, было заключено соглашение с госбанками, в частности со Сбербанком, который должен был финансировать данную программу. К сожалению, информации о том, как продвигается реализация данной программы, на сегодняшний день очень мало. Насколько мне известно, в Газпроме действительно что-то делают в этом направлении, но в СМИ, как видим, об этом ничего не знают. Это минус госмонополии, так как тема интересная и перспективная, чтобы и общественность, и СМИ были в курсе, что поможет бороться с предубеждениями, скепсисом и страхом. Подчеркну, что планы, о которых объявлял Газпром, а сейчас  и Роснефть, касаются компримированного природного газа. То есть метана. Он намного безопасней пропан-бутана, который в свое время активно пытались внедрить у нас в качестве моторного топлива. К примеру, метан, в отличие от пропан-бутана, легче воздуха, что позволяет ему не так сильно накапливаться в случае утечки внутри автомобиля или в гараже. Как раз те инциденты со взрывами и возгораниями газа, которые происходят с газомоторным транспортом, это и есть, как правило, пропан-бутан.

Что касается новости о том, что Роснефть займется ГМТ и налаживают сотрудничество с двумя компаниями по этой теме – с российской и китайской. Дело в том, что наша страна может добывать газа, чем продает его сейчас на внешнем рынке. Российскому газу необходим сбыт. Это касается как Газпрома, так и той же Роснефти, которая строила в свое время амбициозные планы развития газового бизнеса. Отсюда появляется желание решить свои проблемы со сбытом и повысить свои доходы от реализации газа за счет развития внутреннего рынка. И переход транспорта на газомоторное топливо в этом отношении сулит большие возможности. Поэтому и стремление заняться таким направлением бизнеса у Роснефти возникло вполне закономерно.

В тоже время мне не понятен выбор «Роснефтью» в качестве партнера именно CIMC Enric Holdings Limited. Эта китайская компания до сих пор не была замечена в строительстве АЗС на ГМТ. Насколько мне известно, она занималась хранением и перевозкой ГМТ, но в автомобильной теме они себя не проявили пока. Допускаю, что этот странный выбор обусловлен ситуацией, сложившейся из-за санкций. Если бы не они, то Роснефть могла бы рассчитывать на более серьезного и солидного партнера из Европы или США, где, кстати, в последние годы интенсивно развиваются программы по переходу на ГМТ. Такие планы есть и в азиатских странах, в том числе в Индии, и вообще – в бедных странах, где дешевое ГМТ считается выгодным топливом.

В контексте недостатка информации по этой теме есть опасения – не станет ли Россия полигоном для испытаний для данной китайской компании. Вопросов по второму партнеру у меня нет, так как «Русские машины» – одна из крупнейших компаний, которая занимается автомобилестроением в России. Думаю, у них приоритетным будет направление муниципального транспорта на ГМТ. Под него будет легче всего создать соответствующую инфраструктуру.

Пару лет назад государство ставило задачи к 2020 году перевести на ГМТ значительную часть муниципального транспорта. Вполне возможно, что из-за кризиса эта программа будет буксовать, но развивать это направление стоит. Кстати, в Армении, которая на постсоветском пространстве считается лидером по транспорту на ГМТ, около 60% автомобильного транспорта заправляется газом.

Основная проблема, с которой сталкивается эта отрасль, отсутствие инфраструктуры. Мало иметь переоборудованный автомобиль, надо еще быть уверенным, что найдете, где его заправить. А поскольку легче создать инфраструктуру для муниципального транспорта, то именно это направления развития ГМТ для России наиболее перспективно. Правда, при переходе на газ мы, скорее всего, столкнемся с чисто субъективной проблемой в виде сложившейся в муниципальных предприятиях частой практики продажи топлива, что называется, налево. Их сопротивление в переходе на ГМТ объясняется тем, что с газом такие манипуляции в свою пользу невозможны, а добровольно от такого неформального источника дохода никто не откажется. Разумеется, что с этим надо бороться. Я считаю, что государство может и должно создавать такие рыночные условия и предпосылки, чтобы инфраструктура все-таки была создана, и переход на ГМТ был неизбежен. Он, помимо муниципалитетов, также выгоден для крупных сельскохозяйственных предприятий, но в условиях кризиса с финансированием будут, разумеется, проблемы. Поэтому со стороны государства необходима помощь в создании источников финансирования для перехода на ГМТ, ну а рынок в свою очередь должен помочь с реализацией. Время для этого уже наступило – стоимость дизеля у нас в стране уже выше стоимости бензина. Газ в условиях постоянного роста цен на топливо становится наиболее здравой альтернативой.

Главное, чтобы государство не внедряло ГМТ путем волевых усилий и понуканий. Задача государства в этом плане – создать условия, стимулы, убрать административные барьеры, организовать информативно-правовую базу и финансовую систему, чтобы всячески облегчить переход на газ.

Опубликовано: Центр энергетической экспертизы, 19.06.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики