Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Приоритеты российского нефтегаза не стоит менять, даже несмотря на дешевую нефть

Приоритеты российского нефтегаза не стоит менять, даже несмотря на дешевую нефть

Снижение цен на нефть и общемировая экономическая ситуация диктует необходимость нового подхода к энергетической стратегии России. Как сообщается в энергетическом бюллетене Аналитического центра при правительстве РФ, многие месторождения нефти и газа нерентабельны при цене 60–70 долларов за баррель, поэтому они могут быть отложены.

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ:

В этом бюллетене речь идет о взгляде на глобальный энергетический рынок и нефтяную отрасль. При низких ценах на нефть в 60-70 долларов за баррель многие проекты становятся нерентабельными или скатываются к этой грани. Такие проекты делятся на три категории: по добыче сланцевой нефти, по добыче из битуминозных песков Канады, по глубоководным шельфовым проектам. Именно об этих проектах говорил министр нефти Саудовской Аравии, когда в интервью в прошлом году объяснял, почему его страна будет добывать нефть при любой цене и в прежних объемах – чтобы сделать эти три вида проектов нерентабельными. Это приведет к их закрытию и вернет все на круги своя – к превалирующим поставкам из стран ОПЕК. Раньше они пытались балансировать за счет сокращения квот по добыче. Теперь они пошли на открытый конфликт с Соединенными Штатами, что приводит и к политическому охлаждению отношений. В итоге некоторые компании объявили о банкротстве, некоторые сократили объемы бурения именно на нефть, что должно привести в перспективе к сокращению объемов добычи в США. Однако, по моему мнению, расчет Саудовской Аравии не оправдался, так как они хотели опустить цену на нефть еще ниже, чтобы в короткий период времени еще часть компаний отказалась от работ на шельфе.

Сейчас идет некий пересмотр глобальной модели нефтяного рынка. Например, ВР презентовала свой ежегодный статистический сборник, где заявили, что турбулентность на нефтяном рынке – это нормально, а вот затишье 2013-1014 года – как раз аномалия. Сейчас мы возвращаемся к норме в виде высокой волатильности (изменчивости) рынка. Действительность это мнение подтверждает – на рынок выходят новые производители, снижаются темпы роста потребления в Китае как основном драйвере последних лет. Так что ситуация меняется кардинально, глобально и очень значимо. Поэтому бюллетень по изменению приоритетов в нефтегазовой отрасли России появился не случайно.

Что касается России, то ее приоритеты, скорее всего, менять не стоит. В документе указывается, что с рынка уйдут эти три упомянутых мной вида проектов, потому что они высоко затратные и их рентабельность, если и сохраняется, то становится очень низкой. Но в России, например, вопрос добычи на шельфе вообще снят с повестки дня (шельф этот у нас арктический, и санкции не дают там работать европейскими партнерам, поставлявшими оборудование), канадцы к нам тоже не относятся. Основная проблема России – запуск крупных месторождений на суше. И приоритетность этой задачи для нас не изменилась. Освоение новых нефтегазовых провинцией должно стать нашей целью, а точнее сланцевой нефти в Баженовской свите в юго-западной Сибири. Либо пытаться выйти в еще более восточные регионы страны и добывать там нефть из традиционных месторождений, то есть в Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Заниматься надо и тем, и другим, хотя затраты будут в обоих случаях высокие. Но у России нет другого выхода, кроме того как войти в эти новые проекты. Иначе нас ждет прекращение добычи нефти уже в ближайшей перспективе, а значит – сокращение экспорта и поступлений в бюджет вместе с ним. А ведь сейчас в российском бюджете 51% доходов приходится на нефтегазовый комплекс. То есть в итоге, без новых месторождений мы сократим прибыль и увеличим социально-депрессивные настроения, так как не будет денег на пенсии и другие бюджетные выплаты. И нашим приоритетом должно остаться сохранение и увеличение объемов добычи нефти. И в этом плане у нас ситуация, кстати, не самая плохая, поскольку есть большие традиционные месторождения на суше, которые нужно разрабатывать и вкладывать в них деньги. Ситуация для Бразилии и Канады сложилась куда более сложная, так как для них новые проекты будут еще более затратными, чем для нас.

Я думаю, у нефтяной отрасли сейчас есть совершенно четкие задачи – повысить уровень добычи, модернизировать отрасль, чтобы сократить издержки при производстве. И как подзадачу я тут вижу необходимость создания собственных технологий для добычи нефти из Баженовской свиты, то есть сланцевой нефти в Западной Сибири. Даже американцы признают, что Россия является богатейшей страной по запасам сланцевой нефти за счет этого месторождения. Однако опробованной технологии своей собственной в России нет, а к своим Запад закрыл нам доступ. Условия для добычи там все созданы, дело за технологиями, которые помогут компенсировать падение добычи на традиционных месторождениях, запущенных в советское время. Да, себестоимость за баррель нашей сланцевой нефти будет несколько выше, но в любом случае ниже, чем, например, с глубоководного шельфа в Бразилии. С выходом в Восточную Сибирь все немного сложнее – там нет подходящей инфраструктуры, хотя есть отдельные освоенные кластеры, например Ванкорский для ВСТО. Однако там надо открывать и новые. Сейчас будет нефтяная оторочка Чаяндинского месторождения (от нее зависит подход к промышленной разведке и разработке месторождения). Ее планируется разрабатывать в 2015-2016 годах, чтобы там добывать нефть и газ. В принципе восточная Сибирь у нас плохо разведана. Уровень разведки там, по данным Минэнерго, если не ошибаюсь, 8-10%. Фактически мы не знаем, что там есть. Доразведка в купе с разработкой Баженовской свиты и созданием инфраструктуры в Восточной Сибири позволят нам диверсифицировать рынок сбыта. Тот сорт нефти, что сейчас идет для ВСТО, очень конкурентоспособен и востребован, шла даже речь о выдвижении его в эталонные сорта. Спрос там есть.

Еще одна проблема – компании, которые должны были вкладывать деньги, оказались под санкциями и для них закрыт кредитный рынок Европы и США. С этим тоже надо что-то решать.

Такие цели и задачи стоят перед нефтегазовой отраслью Росси не зависимо от того, увеличилась ли добыча сланцевой нефти в США, упала ли цена на нефть в мире. Внешний фон может меняться, а внутренние задачи, я считаю, остаются неизменными. Сверхзадача по разработке технологий добычи в принципе решаема, ею начали заниматься две российских компании еще до ввода санкций. Пока они добывают не промышленные, а экспериментальные объемы, но главное, что есть технологии, которые можно обкатывать. Возможно даже, стоит создать национальный какой-то проект по созданию отечественных технологий добычи сланцевой нефти для Баженовской свиты с учетом ее особенностей. Американские, как стало известно, нам не подходят. Это, я считаю, задача не только энергетической политики, но и вообще российской политики в целом. Ведь если бюджет у нас наполовину наполняется от нефтяной прибыли, то и думать об этом надо серьезно и глобально на уровне руководства страны и учитывать развитие технологий.

Источник: Центр энергетической экспертизы, 03.07.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики