Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Газпрому» подобрали альтернативу

«Газпрому» подобрали альтернативу

Еврокомиссия, которая после отмены South Stream была вынуждена в срочном порядке искать новые варианты газоснабжения Юго-Восточной Европы, представила свои первые предложения. Брюссель предлагает обеспечить Грецию, Болгарию и Сербию азербайджанским газом, построив два интерконнектора, а Венгрию и Словению — сжиженным газом из будущего терминала в Хорватии. Это создает реальную альтернативу российскому газу, но не позволяет полностью заменить его. Напротив, новыми трубами может воспользоваться «Газпром» при реализации проекта газопровода «Турецкий поток».

Еврокомиссия (ЕК) выбрала четыре приоритетных газопроводных проекта на Балканах, которые должны увеличить перетоки газа между странами региона и снизить их зависимость от сейчас единственного поставщика — «Газпрома». В прошлую пятницу состоялось второе заседание группы по повышению газовой связности стран Центральной и Юго-Восточной Европы (CESEC) — это бывшие страны-участницы проекта South Stream, к которым по приглашению ЕК присоединились представители Украины, Молдавии, Сербии, Боснии и Герцеговины, а также Македонии. Стороны последние восемь месяцев обсуждали вопрос, как обеспечить безопасность поставок в Юго-Восточную Европу после отмены South Stream, и теперь представили первые практические результаты.

ЕК предлагает для балканских стран два новых источника поставок — азербайджанский газ по газопроводу TAP (строительство уже началось), а также сжиженный газ из предполагаемого СПГ-терминала в Хорватии.

Соответственно, в качестве первоочередной меры ЕК предлагает построить три газопровода-интерконнектора: из Греции в Болгарию и из Болгарии в Сербию (что позволит поставлять в эти страны газ из TAP), а также из хорватского СПГ-терминала в Венгрию (мощности уже частично готовы) и Словению. Эти меры дадут Болгарии и Сербии альтернативу российскому газу, а в случае расширения мощности СПГ-терминала в Греции эти страны получат доступ и к рынку СПГ.

Украина, хотя и присутствовала на заседании и подписала совместные документы, занимает в планах Еврокомиссии не первое место. Ни один проект, подразумевающий строительство новых газопроводов на Западной Украине и использование украинских ПХГ, не был указан в числе приоритетных. ЕК пообещала помочь в открытии физического реверса газа на Украину из Румынии и виртуального — из Словакии. Так, она будет «способствовать усилиям „Укртрансгаза“ по заключению прямых соглашений с операторами газотранспортных систем Словакии, Румынии и Венгрии», и специальный подход к вопросу будет выработан к 30 сентября. Сейчас функции оператора украинской ГТС на западной границе Украины частично выполняет «Газпром экспорт», и это мешает Киеву открыть виртуальный реверс газа (см. «Ъ» от 8 июня).

Хотя заявленные ЕК интерконнекторы обеспечивают лучшую связность балканского газового рынка, их мощность недостаточна для полного исключения поставок российского газа. Кроме того, фактические объемы альтернативного газа пока отсутствуют: из 10 млрд кубометров газа по TAP Греция и Болгария получат по 1 млрд кубометров (около 40% и 35% потребления соответственно), остальной газ уйдет в Италию. После 2025 года Азербайджан планирует увеличить поставки в Европу еще на 10 млрд кубометров, но собеседники «Ъ» в отрасли сомневаются в способности страны так быстро освоить сложные месторождения на шельфе Каспия. По СПГ-терминалу в Хорватии, строительство которого обсуждается последние пять лет, инвестиционное решение пока не принято из-за сомнений инвесторов в окупаемости проекта. ЕК обещает приоритетным газовым проектам «ключевую поддержку» со стороны ЕБРР и Европейского инвестиционного банка при привлечении денег на строительство, однако точная структура финансирования неизвестна и должна быть выработана до конца 2016 года.

«Строительство интерконнекторов в Юго-Восточной Европе можно только приветствовать, но для их функционирования нужны новые ресурсы газа, которых нет»,- говорит Алексей Гривач из ФНЭБ. Он также подчеркивает проблемы с финансированием подобных проектов, поскольку нельзя гарантировать их загрузку в отсутствие контрактов на поставку газа и, соответственно, привлечь под эти гарантии кредиты. По мнению аналитика, некоторые из этих проектов, в частности интерконнекторы Греция-Болгария-Сербия, может использовать «Газпром» при реализации «Турецкого потока».

Автор: Юрий Барсуков

Источник: Коммерсантъ, 14.07.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики