Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефть требует независимости

Нефть требует независимости

Российская «нефтянка» не может жить на западном обеспечении

Ограничения по импорту оборудования, связанные с санкциями, осложнят деятельность практически всех крупнейших российских нефтяных компаний. Следом за этим они могут лишиться и услуг зарубежных сервисных подрядчиков, контролирующих большую часть отечественного рынка. Если к этому времени государство не возьмет развитие отрасли под свой контроль, Россия имеет все шансы исчерпать доступные ресурсы намного раньше, чем предполагалось.

Санкции на будущее

В настоящий момент санкции для наших нефтяников заключаются в запрете на импорт оборудования и технологий, предназначенных для реализации проектов на глубоководном шельфе, в арктических морях, а также для добычи сланцевой нефти (нефть из труднопроницаемых пород). Автоматически это означает и «табу» на участие в соответствующих проектах иностранных игроков. От этого уже пострадали многие российские компании, и сильнее всего такие «монстры», как «Роснефть» (имеет множество проектов по разработке шельфа с ExxonMobil, Statoil, Eni и др., а также проекты по разработке Баженовской свиты), «Газпром нефть» (уже разрабатывала проекты Баженовской свиты с Shell) и «Лукойл» (планировал разрабатывать Баженовскую свиту с Total). «Иностранные компании привлекались для того, чтобы взять их технологии добычи сланцевой нефти и попытаться адаптировать их для добычи нефти из Баженовской свиты. Либо сделать то же самое с шельфовыми технологиями», — поясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. То есть собственных технологий, способных конкурировать с западными, у нас просто нет.

В ситуации, когда страна находится под вполне реальной угрозой усиления санкций и снижения цен на нефть, нельзя допустить, чтобы «нефтянка» превратилась в уязвимое место. Мы должны быть на 100% уверены, что даже в условиях изоляции сможем поддерживать все запущенные мощности и вводить новые, а для этого надо создавать технологическую базу на базе исключительно собственных разработок.

«Делать это нужно в любом случае, даже если бы у нас были идеальные отношения с США и ЕС, — справедливо отмечает Юшков. — Вопрос технологического развития в настоящее время определяет уровень политической свободы и независимости страны». Что было бы сейчас с теми же США, не появись там технология добычи сланцевой нефти и газа? Смогли бы они так свободно менять политических союзников на Ближнем Востоке? Вряд ли. Зависимость от саудовской нефти не позволила бы им пересматривать свою позицию по Ирану. И только благодаря сланцевой нефти они смогли эту зависимость сократить.

Сможет ли наша страна обрести полную «нефтегазовую независимость»? Сможет, если будет целенаправленно повышать самодостаточность всех отраслей, обеспечивающих нужды нефтегазовой отрасли. Вопрос в том, как правильно это делать.

Корпорациям нет?

Идея о создании некоего гиганта, который будет контролировать весь нефтегазовый комплекс, пока что не рождает особых надежд. По крайней мере не в форме госкорпорации. Такой путь развития уже завел не одну отрасль в никуда. Объединенная авиастроительная корпорация существует много лет, но о серьезных прорывах в авиастроении говорить не приходится. Объединенная судостроительная корпорация и вовсе признала свою недееспособность, передав верфь «Звезда» консорциуму нефтяников во главе с «Роснефтью». Так что консолидация активов не гарантирует развития.

Более перспективным выглядит путь объединения предприятий лишь по узкой специализации. Например, в настоящее время государство трудится над созданием Росгеологии, которая объединит только геологоразведочные активы. В свете ожидаемого снижения объемов добычи и предстоящих поисков новых месторождений этот проект стратегически важен для нашей страны. Пока трудно сказать, что из затеи выйдет, но это намного лучше, чем вообще не делать ничего. А в подавляющем большинстве других сегментов российского рынка дела обстоят именно так. Иностранцы чувствуют себя более чем вольготно и не имеют ни одного хоть сколько-нибудь достойного конкурента.

Почему они, а не мы?

Главное преимущество иностранцев — наличие технологий и опыта для проведения сложных сервисных операций, таких, как работа в открытом стволе, каротаж в процессе бурения и  геофизическая навигация. Кроме того, западные компании являются поставщиками высокотехнологических услуг для нашей «нефтянки», например осуществляют сейсморазведку на шельфе и акустические исследования скважин с применением электрических имиджеров. «Мы очень многое делаем с применением западных технологий, и без них нам не обойтись», — признал источник в одной из нефтегазовых компаний, попавших под санкции. Так, емкость российского рынка нефтесервисных услуг оценивается примерно в $20–30 млрд, и только треть приходится на отечественные компании.

А ведь когда-то советские геологи входили  в число безусловных глобальных лидеров в отрасли. Их опыт и технологии активно применялись другими странами. Советские специалисты из НПЦ «Недра» установили два мировых рекорда, и они до сих пор не побиты: один — по глубине бурения (скважина Кольская СГ-3, 12 262 метра); второй — по глубине бурения только в осадочных породах (Ен-Яхинская скважина, 8250 м). 

Но в начале 1990-х эти достижения канули в Лету вместе с остальным наследием советской эпохи, причем не без посторонней помощи. Например, многочисленные «авторитетные» консультанты тогда рекомендовали российским нефтяным компаниям избавляться от непрофильных активов, в число которых входили и сервисные подразделения. Многие так и поступили, и теперь горько об этом сожалеют. «Фактически единственная компания, сохранившая "советскую форму" (не стала продавать ни ремонты, ни сервисы), — "Сургутнефтегаз". Благодаря консервативности своего руководителя Владимира Богданова она оказалась в числе выигравших», — говорит Игорь Юшков. Остальные отечественные компании пользуются сервисными услугами иностранцев, в основном американской Halliburton и французской Schlumberger.

Силы еще есть

Сможем ли Россия восстановить утерянное? По заверению заместителя генерального директора ОАО «Росгеология» Антона Сергеева, да. Именно для этого и создавалась компания. «Нам необходимо развивать собственные технологии при работе с добывающим комплексом. Если мы не будем в процессе освоения недр развивать российские технологии, то превратимся просто в держателя участка недр, который получает за их пользование ренту, а вся остальная добавленная стоимость, от производства техники, сервисных услуг, переработки и прочего, станет уходить на внешний рынок. Это неправильно. Считаю, что целью для добывающего комплекса должно быть развитие российских компетенций, направленное на то, чтобы добавленная стоимость в российской экономике была максимальной», — отметил Сергеев. Хочется поправить, что конечной целью всей этой работы должно быть достижение полной самодостаточности и автономности российской нефтяной промышленности на мировой арене.

Имеющийся потенциал позволяет (пока позволяет) это сделать — при наличии политической воли. «В России много интересных разработок в нефтяной отрасли, но необходимо финансирование для их отработки и ввода в промышленную эксплуатацию, — поясняет Антон Сергеев. — У нас есть определенное отставание в части работ на шельфе, но при грамотном подходе к проблеме, выделении целевого финансирования, стимулировании развития технологий со стороны государства его можно будет устранить. Хотя на это и потребуется определенное время».

Добурились?

Работа с нетрадиционными и трудноизвлекаемыми запасами углеводородного сырья, пожалуй, является наиболее перспективным и стратегически важным направлением для отечественных нефтяников. Большая часть ресурсного потенциала, особенно в центральной части РФ, связана именно с таким сырьем, и будущее некоторых наших нефтяных компаний зависит от того, как скоро они научатся с ним работать без помощи иностранцев. В наибольшей степени это касается «Роснефти», которая и так уже испытывает замедление роста добычи. По словам источника в отрасли, проблемы могут также возникнуть у «Татнефти» и «Башнефти»: у них доли нетрадиционных и трудноизвлекаемых углеводородов составляют существенную часть общей добычи, при этом традиционные ресурсы находятся на грани истощения.

Очевидно, что в такой ситуации господдержка отечественных нефтесервисных компаний, без которых невозможно освоение новых источников и месторождений, крайне необходима, как и развитие собственного производства требуемого оборудования. Причем поддержка даже не в виде финансирования, а в виде централизованного управления и согласования интересов всех бизнес-субъектов с интересами страны. Как минимум государство может инициировать создание отраслевых стандартов оборудования для геологоразведки и нефтесервиса, после чего можно будет  разработать и утвердить план НИОКР для отечественной техники и программного обеспечения. А уж потом запустить мероприятия по локализации производства. И, кстати, доступ к отдельным разработкам военно-промышленного комплекса «нефтянке» тоже не помешал бы. Такую же бурную деятельность надо как можно скорее разворачивать и в других сегментах нефтегазового комплекса. В противном случае Россию ждет необратимое отставание в одной из стратегически важных отраслей. 

Автор: Леонид Хомерики

Источник: Русская планета, 20.07.2015


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.
Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики