Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > В падении цен на нефть просматривается прямой интерес США

В падении цен на нефть просматривается прямой интерес США

Обвал цен на нефтяном рынке все сложнее объяснять чисто рыночными причинами. Слишком много признаков того, что крупнейшие игроки этого рынка прямо влияют на происходящее. Если это предположение корректно, кто именно, каким образом и зачем роняет стоимость важнейшего в мире энергоносителя? На это есть как минимум три версии.

Еще в прошлом году цены на нефть за очень короткий срок рухнули вдвое. Сейчас черное золото стремится уйти ниже 40 долларов за баррель, и это уже трехкратное падение. Объяснение, что цены упали, так как на рынке увеличилось предложение и сократился спрос, устраивает далеко не всех.

Есть несколько версий того, кто может стоять за обвалом нефтяных котировок.

Версия первая: США

Константин Симонов из Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) считает, что Вашингтон обваливает мировые нефтяные котировки, чтобы наказать Россию. Причем США действуют самостоятельно, без Саудовской Аравии.

Симонов убежден, что изменение нефтяных цен – это не рыночная история. Цена на сырьевые товары определяется не объемом спроса и предложения, а количеством денег, которые крутятся на рынке фьючерсов, то есть на спекулятивных рынках.

«Инструментом для снижения или увеличения цен на нефть является монетарная политика США, регулирование притока и оттока денег на рынок фьючерсов и курс доллара», – говорит Симонов. Так, в 2014 году падение цен было спровоцировано отказом США от политики количественного смягчения, которую они как раз запустили в период кризиса 2008 года для поддержки реального сектора. Все эти деньги оказались на рынке фьючерсов и способствовали тому, что цены на нефть сначала выросли. Потом за счет резкого изъятия этих долларов цены на сырье – в том числе на нефть – пошли вниз.

«Сейчас главным обстоятельством падения цен на нефть является вовсе не ситуация с Ираном, Саудовской Аравией или Китаем, а курс доллара, который Вашингтон сознательно укрепляет путем разогревания ожиданий от сентябрьского заседания ФРС и решения о повышении учетных ставок», – отмечает Симонов. Так как нефть торгуется в долларах, то ослабление доллара ведет к росту цен на нефть, а укрепление американской валюты, как сейчас, – к падению.

Обратной стороной такой политики является то, что, наказывая Россию, США наказывают и себя: низкая цена на нефть бьет по американским сланцевым проектам. Именно этим и объясняется тот факт, что во второй половине 2014 года нефть пошла вниз, а в первой половине 2015 года – снова вверх.

Еще одна версия состоит в том, что за обвалом нефти стоит одна Саудовская Аравия, которая не желает снижать квоты на добычу нефти внутри ОПЕК. В основе этой теории лежит рыночная концепция баланса спроса и предложения на рынке нефти.

Одни считают, что Саудовская Аравия играет против США. Высокие цены на нефть открыли коммерческие возможности для сланцевой революции в США, в итоге Америка сократила импорт нефти из арабских стран и строит планы полного отказа от него.

Сами саудиты говорят, что не хотят терять свою долю на мировом рынке. Дешевая нефть действительно бьет не только по сланцам, но и по другим проектам по добыче дорогой трудноизвлекаемой нефти (это и Арктический шельф в России, и тяжелая нефть в Венесуэле, в Канаде и т.д.).

Себестоимость добычи легкой нефти в арабских песках является самой низкой в мире. Поэтому удержать добычу саудитам проще простого. Правда, их бюджету, который еще больше, чем российский, зависит от экспорта нефти, это не по нраву. Но, учитывая накопленные резервы в период высоких цен на нефть, бюджет Саудовской Аравии может дольше терпеть низкие цены.

Эта теория имеет право на существование. Однако имеется слишком много аргументов против.

Недавно была распространена версия, что Саудовская Аравия допустила обвал цен на нефть, чтобы подорвать сланцевые проекты в США и занять долю рынка, подавив более слабых конкурентов.  Spydell считает эту версию идиотской и далекой от реалий нефтяного рынка. Для начала Саудовская Аравия чисто технически не может допустить обвал на рынке нефти, так как ей закрыт доступ на рынок бумажной нефти, который целиком и полностью подконтролен США.

«Саудовская Аравия теоретически может допустить панику на рынке, если принудительно остановит добычу нефти, вызвав дефицит на международном рынке. Но по статистике добычи нефти нет ничего подобного. Более того, те выпадающие поставки, которые раньше шли в США от саудитов, теперь идут в Азию. То есть общий объем экспорта не изменился, а саудиты не потеряли и не приобрели долю рынка», – объясняет экономист. 

Во-вторых, Саудовская Аравия подконтрольна США, поэтому без согласования с ними ничего делать не может.

Наконец, утверждение о переизбытке предложения, мол, свободных мощностей по добыче так много, что нефть некуда девать, – это миф, указывает Spydell. «Добыча нефти законтрактована – это значит, что добывают столько, сколько заказано и оплачено. Добытая нефть не уничтожается и не продается инопланетянам. Все, что добыли, реализовывается – на текущее потребление или в нефтехранилища. Наличие свободных мощностей по добыче никак не влияет на цену нефти. Переизбыток предложения может оказать влияние на инвестиционные планы нефтяных компаний, но не на цены», – аргументирует экономист. 

Более того, указывает он, сейчас ситуация в балансе спроса и предложения ничем не отличается от того, что было год назад или 10 лет назад. «То, что стали добывать больше, – это правда, но и спрос вырос сильно», – указывает он.

Если вспомнить обвал цен на нефть в 2014 году, то сторонники рыночной теории объясняли его переизбытком предложения на 1,5–2 млн баррелей в сутки. Однако при мировом потреблении 93 млн баррелей в сутки эти два миллиона сложно считать реальной причиной падения котировок почти на 60%. Не говоря уже о том, что переизбыток почти в том же объеме существовал и в 2013 году, говорил старший аналитик ГК Forex Club Валерий Полховский. Падения спроса на нефть тоже никакого не было. Наоборот, отмечался рост со стороны развивающихся стран.

Сейчас обвал цен объясняется появлением дополнительной иранской нефти и сокращением спроса со стороны Китая из-за проблем в экономике. Но это опять лишь слова, не подтвержденные реальной статистикой. «Иран еще ничего не произвел. Ну, поистерили на рынке, и хватит. Ведь есть только заявления, что мы эти объемы выкинем на рынок, но дополнительной нефти пока нет в мировой статистике», – отмечает Симонов.

«В Китае идет падение биржевых индексов, но это не означает падения экономики. Семипроцентный рост китайского ВВП – это мало, но это рост, а не падение, поэтому потребление нефти в Китае по-прежнему растет. И в прошлом году потребление нефти в мире и в Китае в частности не быстро, но росло», – говорит Константин Симонов. Китай за семь месяцев 2015 года нарастил импорт нефти на 10,4% по сравнению с прошлым годом. Спрос на нефть в первом полугодии вырос на 3% и в самих США (данные EIA), а в мире спрос подрос в среднем на 1,6 млн баррелей в день (данные банка Barclays).

Константин Симонов указывает на еще один аргумент против рыночной теории спроса и предложения, на которой настаивает сама Саудовская Аравия. Она никак не может объяснить ралли, которое происходит с нефтью в 2014–2015 годах. Зато первая и вторая теории легко объясняют этот момент тем, что США давали передышку собственным сланцевым добытчикам. 

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 26.08.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики