Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Если сейчас снимут санкции с Ирана, то вопрос о том, кто пойдет развивать его газовые месторождения, по-прежнему остается открытым

Если сейчас снимут санкции с Ирана, то вопрос о том, кто пойдет развивать его газовые месторождения, по-прежнему остается открытым

Евросоюз рассчитывает на поставки газа из Ирана, чтобы сократить зависимость от российского газа. Как пишет The Wall Street Journal, Россия поставляет в Европу около 130 млрд кубометров газа в год. Импорт из Ирана в Евросоюз, по предварительны оценкам, к 2030 году составит 25-35 млрд кубометров, что сопоставимо с объемом импорта газа из Северной Африки и может в перспективе снизить зависимость от российского газа.

Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ:

Запасы газа Иране действительно большие, они сопоставимы с российскими. До 2013 года первенство по запасам газа принадлежало России. Потом ВР, которая ежегодно публикует свой статистический сборник, пересмотрели свои взгляды, и на первое место поставили Иран. Я думаю, что это определенное лукавство, поскольку веских причин для пересмотров запаса Ирана нет. Оценка запасов международными аудиторами в этой стране не проводилась. Но в любом случае первые два места занимают Россия и Иран. Однако не стоит упускать из виду, что газовая отрасль Ирана не развита. Ведь до исламской революции развивалась нефтяная отрасль, западные компании, работавшие при старом шейхе, газом не занимались. Поэтому на данный момент Иран производит довольно много нефти и ее продает. Кстати, санкции, введенные западными странами, в том числе ЕС, против Ирана на нефтяной отрасли почти не сказались. Иранцы перевели поставки своей нефти на Китай, который смог поглотить все эти объемы. А вот газовая отрасль до санкций развивалась в Иране кое-как. Дело в том, что режим Хомени пугал иностранцев, которые понимали, что активы могут быть в любой момент национализированы, как это произошло после Исламской революции в нефтяной отрасли. Перспектива разработки больших месторождений пересиливали в какой-то момент, и кто-то заходил на этот рынок, как например французская Total. Но и тогда речи про газопровод не шло, планировалось сжижать газ и уже в таком виде его поставлять потребителям.

Если сейчас снимут санкции с Ирана, то вопрос о том, кто пойдет развивать его газовые месторождения, по-прежнему остается открытым. Ведь нужно будет или строить газопроводы в самой стране, или достраивать завод СПГ. В этом случае больше шансов увидеть иранский сжиженный газ на рынках Азии – там на него цены выше. Учитывая эти риски, европейцы рассчитывают именно на газопровод, чтобы привязать иранский газ к Европе. Но строительство газопровода требует интенсивных инвестиций и занимает много времени. И нет никаких гарантий, что отношения с Хомени за это время сохранятся в нужно русле. Лучшее доказательство тому, что перспективы этих отношений непредсказуемы, это оценка годичной давности, когда европейцы поставили Хомени на один уровень с Ким Чен Ином, которого американцы относят к так называемой «Оси зла». И не понятно, почему добычу газа в Иране можно считать более безопасной, чем в России. Но даже со строительством газопровода полностью избежать рисков не получится. Он из Ирана пойдет в лучшем случае по востоку Турции, а там на юго-востоке, напомню, проживают курды и, считайте, идет война. Кстати, первым делом курды взорвали именно газопровод, поставляющий из Ирана в Турцию порядка 6-8 млрд кубометров газа в год. Сам Иран из-за неразвитой газовой инфраструктуры является одновременно и импортером, и экспортером, закупая для собственных нужд газ в Туркмении.

Ирану со своим газом заменить Россию на европейском рынке будет непросто в силу перечисленных рисков. Необходимо 7-10 лет стабильности, чтобы разработать месторождение, построить инфраструктуру. И эта стабильность в нынешнем положении на Ближнем Востоке – это нечто из ряда фантастики. Нет гарантий, что за эти 7-10 лет ситуация не изменится на кардинально противоположную. Те же 10 лет назад не было такой ситуации в Сирии, как сейчас. Иран во главе с Хомении представляет интересы шиитов и поддерживает Башара Асада, против которого выступает и Запад, и Саудовская Аравия. Ее министр иностранных дел, недавно посещая Россию, заявил, что сотрудничество с Башаром Асадом даже не рассматривается – никогда и ни при каких условиях. Вот такой политический клинч получается. И не смотря на то, что все ждут, что Иран вот-вот выйдет на мировые рынки, нарастит добычу нефти, а иранцы в 2015 году на фоне низких цен на нефть почти не делали инвестиций в нефтяную отрасль. Если бы они планировали выйти, то хотя бы после подписания предварительного соглашения могли бы начать инвестиции. Потому что при низкой цене на нефть никто не готов вкладываться в отрасль, не ожидая при этом прибыльности от проектов. Деньги они и без инвестиций получают.

Я думаю, что для европейцев более перспективным будет строительство завод СПГ в Иране. Но и тут не все так гладко, как хотелось бы Европе. В итоге европейцам придется платить за газ больше, чтобы перекупать СПГ. То есть идти им придется по модели Литвы и диверсифицировать источники поставки газа, платя за него больше, чем он стоит по контракту с Россией. Разумеется, что попытки диверсификации приведут их к альтернативным источникам энергии, которые при низкой цене на нефть становятся, увы, нерентабельными. Даже купить СПГ становится дешевле, чем в таких условиях развивать альтернативную энергетику. Ну, или можно перейти на уголь, забыв о своих европейских ценностях и призывах к зеленой энергетике.

Источник: Центр энергетической экспертизы, 14.09.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики