Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Независимость от Газпрома» заставит Прибалтику переплачивать

«Независимость от Газпрома» заставит Прибалтику переплачивать

«Мы закончили энергетическую изоляцию прибалтийских стран», – уверила Еврокомиссия, дав денег на газовую трубу между Польшей и Литвой. Брюссель верит, что это начало конца долгой зависимости Прибалтики от Газпрома. На самом деле картина далеко не столь радужная – Прибалтика будет платить за все тот же российский газ, но уже гораздо больше.

В Брюсселе подписано соглашение о строительстве газопровода, соединяющего Литву с Польшей, который должен заработать к началу 2020 года, говорится в пресс-релизе Еврокомиссии (ЕК).

«Это первый инфраструктурный проект в области энергетики, который соединит балтийские страны с европейским рынком. Мы закончили энергетическую изоляцию балтийских стран, закончили долгую зависимость от одного поставщика (России)», – заявил глава ЕК Жан-Клод Юнкер на пресс-конференции после подписания соглашения.

«Эти инвестиции принесут дивиденды – свободное течение энергии в Европе. Нам это необходимо для безопасности поставок, для диверсификации источников получения энергии», – подчеркнул глава ЕК.

Газопровод протяженностью 534 км пройдет из Польши в район поселка Яшюнай на юго-востоке Литвы. Он даст возможность поставлять топливо с запада на восток в Литву, а далее, как ожидается, в Латвию и Эстонию. Общая стоимость прокладки газопровода составляет 558 млн евро. ЕК выступила посредником «в этой сделке» и инвестировала в проект 300 миллионов евро, сообщил Юнкер. Польша, как сообщалось ранее, выделит около 120 млн евро.

Еврокомиссия включила этот газопровод в список приоритетных проектов, рассматривает его как ключевой элемент энергетического союза (плана по созданию единого энергорынка). Это план диверсификации поставок, который должен укрепить позиции Польши и Прибалтики на переговорах о цене на газ с Газпромом, писала Financial Times.

Строительство должно начаться в 2016 году. Первоначальная мощность газопровода – 2,5 млрд кубометров в год с возможностью расширения до 4 млрд кубов. Этого достаточно, чтобы практически полностью удовлетворить нужды стран Прибалтики. Однако с экономической точки зрения у этой трубы нет никаких перспектив. И даже смысла ее строить нет, считает Константин Симонов из Фонда национальной энергетической безопасности.

Европейская философия состоит в желании создать единый европейский газовый рынок, поэтому они везде готовы строить интерконнекторы (трубы, соединяющие крупные газовые магистрали) даже без коммерческой выгоды. Не случайно трубу из Польши в Литву финансирует ЕК – ведь коммерческим инвесторам эта не имеющая перспектив стройка неинтересна.

«Но дело же не в строительстве интерконнекторов, главный вопрос в том, где они будут брать газ на входе в систему. С этой точки зрения строить газопровод из Польши в Литву глупо. Построить трубу, чтобы просто показать, что обе страны теперь между друг другом связаны? Кроме психологического эффекта, я больше ничего здесь не вижу», – говорит Константин Симонов.

Во-первых, непонятно, где Польша возьмет 2,5–4 млрд кубометров газа для того, чтобы гнать его по новой трубе. Во-вторых, стоимость этого топлива при любом раскладе будет выше газпромовской, причем существенно – в 1,5–2 раза.

По словам Симонова, расчет Польши на то, чтобы продавать прибалтам СПГ, который начнет поступать на построенный СПГ-терминал в польском Свиноуйсьце в следующем году. Но проблема в том, что лишнего газа у Польши нет. Польша подписала еще в 2009 году единственный контракт с Катаром на поставку газа в объеме 1,5 млрд кубометров в год на 20 лет. И, хотя Варшава постоянно говорила о переговорах с другими поставщиками СПГ, Катар остается единственным продавцом. То же самое у Литвы, где СПГ-терминал появился в прошлом году. Туда также приходят ограниченные объемы норвежского СПГ.

«В Европе 75–80% объемов СПГ-терминалов стоит пустыми. Это увлечение СПГ-терминалами прошло, основная часть Европы этим уже переболела. Но Восточная Европа эту тему продолжает активно муссировать», – говорит Константин Симонов. «При этом остальные страны Балтии тоже хотят построить у себя по терминалу. Никто считать экономическую целесообразность не хочет», – добавляет эксперт.

Но самое главное – это цена. «Когда Польша подписывала контракт с Катаром, мы подсчитали, что стоимость катарского газа на 80% больше российского трубопроводного. И Польша это не отрицала. Цена диверсификации – почти вдвое более дорогое топливо», – говорит Симонов.

Катарский газ тогда стоил примерно 720, а российский – 400 долларов за тысячу кубометров. Цена на катарский газ с Катаром в контракте также зависит от цен на нефть, как и в газпромовских контрактах. Поэтому если стоимость российского газа снизилась теперь до 265, значит, цена катарского уменьшилась до 480 долларов за тысячу кубометров. Но разница почти в два раза никуда не уходит.

«Если Польша может платить за катарский газ в два раза дороже, тогда зачем ЕС обвиняет Газпром в том, что в пяти странах он устроил нечестное ценообразование, имея в виду Польшу и прибалтийские страны? Какое тогда нечестное ценообразование может быть?» – удивляется Симонов.

Что касается Литвы, то она получает 540 млн кубометров норвежского СПГ в год на терминал в Клайпеде (хотя мощность терминала – 3 млрд кубов в год). Вильнюс тогда радовался, что ему удалось заключить контракт с Statoil и привязать цену на газ не к стоимости нефти, а к британской спотовой площадке NBP. Но на деле никакой ценовой революции не произошло, норвежский СПГ оказался в 1,5 раза дороже российского.

Понятно, что Польша и Литва рады будут перепродать столь дорогой СПГ Латвии и Эстонии, только бы самим за него не платить (по контрактам отказаться от закупок СПГ не могут). Но решатся ли Латвия и Эстония на такую дорогую диверсификацию поставок?

Можно предположить, что Польша рассчитывает гнать по этой трубе в прибалтийские страны не катарский газ, а топливо из Германии, которая большую часть получает через российский же «Северный поток» и сможет нарастить объемы после появления «Северного потока – 2».

Если Прибалтика откажется от российского газа в пользу поставок из Германии, по Газпрому это вряд ли ударит. В этом случае объемы поставок Газпрома не изменятся, а лишь перераспределятся – вместо прямых поставок в прибалтийские страны больше топлива пойдет с большим крюком через «Северный поток» по дну Балтийского моря в Германию и далее через Польшу в Литву, Латвию и Эстонию.

«Польша же будет выдавать его за не российский диверсифицированный газ точно так же, как сейчас Украина покупает по реверсу российский газ, говоря, что это избавление от газпромовского газа», – отмечает Симонов.

Но главная проблема этого варианта опять же в цене. В этом случае топливо может оказаться дешевле СПГ, однако вряд ли сильно, считает Симонов. Потому что появляется большое транспортное плечо плюс маржа Германии. Но в любом случае этот газ обойдется Прибалтике намного дороже, чем российский, поступающий сейчас напрямую.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 15.10.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности
В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.
Итоги разворота на Восток в нефтегазовом секторе
План поворота на Восток начал реализовываться в нефтегазовом комплексе РФ еще задолго до очередного обострения отношений с Западом. Мотивы у него были самые прагматичные. Потребление нефти и газа в Азии росло, а низкие собственные запасы позволяли уверенно прогнозировать выход азиатских стран на первые места в списке импортеров углеводородов. А вот у России на Востоке как раз есть запасы нефти и газа, которые можно монетизировать. етыре с лишним года жизни под санкциями показали, что и с политической точки зрения поворот на Восток оказался оправдан. Каковы же его реальные результаты?
Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики