Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Турецкий прагматизм разбился о зависимость от кого-то очень сильного»

«Турецкий прагматизм разбился о зависимость от кого-то очень сильного»

Президент Турции потребовал уважать право страны на защиту своих границ. С таким заявлением Реджеп Тайип Эрдоган выступил в связи с крушением российского бомбардировщика Су-24, который был сбит накануне турецкими истребителями на границе с Сирией. По словам турецкого лидера, Анкара предприняла все необходимые усилия, чтобы предотвратить этот инцидент. Действия Турции обернутся для нее политической катастрофой, уверен директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Наши политические противоречия с Турцией не являются неожиданными. Мы уже давно расходились в оценке режима Асада и необходимых действий в отношении «Исламского государства» (террористическая организация; запрещена в России. — "Ъ-FM"). И когда в ноябре прошлого года мы договорились с Турцией о строительстве газопровода, получившего впоследствии название «Турецкий поток», я, не скрою, воспринял это как пример прагматизма турецкой стороны. Как способность отделить политику от экономики. Прошедший год, и особенно вчерашний день, показывают, что я был слишком оптимистичен. Увы, прагматизма не получилось. Это стало понятно задолго до сбитого самолета. И нам приходилось принимать соответствующие решения. Две нитки газопровода, скажем, перенесли в Германию. Но вряд ли мы ожидали столь рискованного демарша Турции. И вопрос уже не в том, что Турция создает себе серьезные экономические проблемы. Ну, скажем, очень сложно заменить поставщика 60% газа для твоего рынка. И где найти быструю замену трем миллионам российских туристов, ежегодно там отдыхающих? Ну там еще много чего есть в списке.

Речь идет о гораздо большем. Турция играет с огнем, и это уже какой-то антипрагматизм – ну просто отказ от всех рациональных мотивов. Путин уже обещал ответ, и это было ожидаемо. Не исключено, что Россия поставит в Сирию системы ПВО и будет уничтожать турецкие самолеты, залетающие на территорию Сирии. НАТО признало право Турции уничтожать самолеты, залетающие на ее территорию. Такое же право Сирия может делегировать нам. Естественно, будут нанесены более мощные удары по боевикам на территории Сирии. Совершенно не исключено, что мы поддержим проект создания независимого Курдистана. Что чревато полноценной политической катастрофой для Турции.

И Турция решилась на такие риски, банально надеясь отсидеться за щитом НАТО? Без настойчивой просьбы кого-то внешнего и очень сильного? Который, кстати, обучил почти всю военную верхушку Турции? Сомнительно. Видимо, об эту зависимость и разбился весь турецкий прагматизм.

Вообще как только намечается варианты нашей кооперации с ЕС, тут же происходит какая-нибудь гадость. Тут поневоле задумаешься, что любыми путями наш альянс с Европой пытаются разорвать. И это явно не уровень Турции. Которая, увы, рискует стать разменной монетой.

А ведь в последнее время европейцы заговорили о необходимости более серьезной кооперации с Россией в вопросе борьбы с ИГИЛ. Нужно было дождаться жутких терактов в Париже и перевести некоторые города на полувоенное положение. Но пока еще не все вопросы заданы. Скажем, такой. Как можно бороться с террористической организацией, не думая об источниках ее финансирования? Почему США и союзники долгое время не бомбили нефтяную инфраструктуру ИГИЛ и автоколонны, перевозящие нефть в Турцию? Их невозможно не заметить – караваны растягивались на 5-6 километров, нефть гнали в Турцию совершенно открыто. А потом эта нефть продавалась через турецкие порты. И на это никто не обращал внимания. В общем, Европе все же придется определиться с реальными и мнимыми врагами. Нам приходится делать ровно то же самое.

Опубликовано: Коммерсантъ ФМ, 25.11.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики