Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Европа хоронит «Северный поток — 2»

Европа хоронит «Северный поток — 2»

Страны ЕС надеются «похоронить» «Северный поток — 2» совместными усилиями

Против российского «Северного потока — 2» выступают уже девять стран, причем к противникам проекта присоединилась даже Чехия, которой СП-2 принес бы прямую выгоду. Не исключено, что европейцы рассчитывают на «Турецкий поток», реализация которого также под угрозой. Однако эксперты полагают, что ЕС надеется на сохранение транзита через Украину. 

Еврокомиссия подтвердила получение письма с просьбой о запрете российского проекта газопровода «Северный поток — 2». Об этом во вторник заявила официальный спикер ЕС Анна-Кайса Итконен. Речь идет об обращении министров ряда европейских стран к зампреду ЕК по энергетическому союзу Марошу Шефчовичу. Авторы письма считают, что СП-2 не соответствует интересам Евросоюза и подрывает положение на Украине.

Ранее об этом писала The Financial Times, по информации которой, инициаторами обращения стали Словакия и Польша.

Поддержали обращение Чехия, Венгрия, Румыния, Эстония, Латвия, Литва и Греция. Документ также планировала подписать Болгария, но отозвала свою подпись.

По данным FT, авторы письма указывали на то, что реализация «Северного потока — 2» увеличит зависимость Европы от российского газа, в то время как энергетическая стратегия ЕС подразумевает диверсификацию поставок энергоносителей. Также подписанты опасаются, что Россия сможет использовать новый газопровод в качестве рычага давления как на страны ЕС, так и на соседей Евросоюза.

«Северный поток — 2» — это две ветки газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров. Газопровод должен быть проложен по дну Балтийского моря до побережья Германии. Труба пройдет параллельно уже действующему «Северному потоку», мощность которого составляет также 55 млрд кубометров. Основной задачей СП-2 является замещение украинского транзита, от которого Россия намерена отказаться к 2020 году.

Акционерное соглашение по СП-2 было подписано 4 сентября, в проекте приняли участие германские E.On и BASF, австрийская OMV, британо-нидерландская Royal Dutch Shell и французская ENGIE (бывшая Gaz de France). Для реализации проекта будет создана совместная проектная компания New European Pipeline AG, где «Газпрому» будет принадлежать контрольный пакет (51%). Остальные акционеры, кроме французов, получат по 10%, ENGIE — 9%.

Ранее против СП-2 уже выступали Украина, Словакия, Польша и Эстония. Причем если протесты первых двух стран понятны (они являются транзитерами российского газа, и если поставки через Украину будут прекращены, то Украина и Словакия потеряют доход. Киев, например, как ранее говорил украинский премьер Арсений Яценюк, потеряет около $2 млрд в год), то заявления Польши и Эстонии выглядят довольно странно.

Польша заявляла, что «Северный поток — 2», помимо Украины и Словакии, угрожает и ей. Также польский президент Анджей Дуда говорил, что проект скорее геополитический, чем экономический. Эксперты ранее указывали, что СП-2 угрожать Польше не может, так как эта страна получает российский газ через Белоруссию.

Эстония же выражала серьезные опасения по поводу того, что «Северный поток — 2» не соответствует нормам Третьего энергетического пакета ЕС, который запрещает одной и той же компании поставлять газ и заниматься его транспортировкой.

Европа будет пытаться торпедировать СП-2 через его наземные продолжения (для поставок по второй очереди «Северного потока» необходимо расширить принимающую инфраструктуру, в первую очередь — газопровод OPAL в Германии), говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. И уже эта инфраструктура как раз подпадает под действие Третьего энергетического пакета.

«Однако «Газпром» рассчитывает на то, что, когда у Европы будет не хватать газа после прекращения украинского транзита, у ЕК не останется выбора и она даст разрешение, — говорит Симонов. — Как, кстати, ранее уже случалось в случае с газопроводом NEL».

«Комиссия также может потребовать выполнения дополнительного ряда условий, которые сделают реализацию данного проекта экономически неоправданной», — предупреждает руководитель международно-правовой практики коллегии адвокатов «Чаадаев, Хейфец и партнеры» Анастасия Асташкевич. К таким условиям может относиться не только непосредственное участие европейских компаний в реализации проекта, но и требования свободного доступа к инфраструктуре.

«Проще говоря, на пути реализации проекта действительно могут возникнуть значительные бюрократические барьеры», — говорит юрист.

Выжидательную позицию в споре заняла Болгария, рассчитывающая на возрождение проекта «Южный поток», от которого Россия была вынуждена отказаться под давлением все той же Еврокомиссии, заменив его «Турецким потоком».

Европа все же рассчитывает на сохранение транзита российского газа через Украину, считает Симонов. Но остается вопрос, на кого ЕС будет возлагать ответственность за возможные нарушения транзита. В 2009 году, в период наиболее острого российско-украинского газового конфликта, европейцы уже ссылались на контракты, согласно которым «Газпром» должен доставить газ до западной границы Украины, а что происходит до этого — проблемы «Газпрома».

При этом рассчитывать на надежность Украины как транзитера, по словам Симонова, особенно не приходится. Эксперт напоминает, что сейчас украинские власти даже не могут восстановить подорванную ЛЭП, из-за которой прекратились поставки электричества в Крым. Причем, по заявлениям Киева, не дают провести ремонт гражданские лица, разбившие вокруг ЛЭП палатки.

Ранее Еврокомиссия неоднократно требовала сохранить украинский транзит, называя отказ от него неприемлемым и ставящим под угрозу энергетическую безопасность ЕС, так как это изменит газовый баланс в Европе.

Автор: Алексей Топалов

Источник: Газета.Ru, 01.12.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики