Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Газовый историцизм

Газовый историцизм

Не торопитесь хоронить российский газовый потенциал: слишком много прогнозов в области энергетики не сбывалось

Несмотря на постоянные обещания конца эпохи углеводородов, рынки эти как магнит притягивают внимание думающей общественности. Только жаль, что прогнозы обычно строятся не аналитически, а по принципу историцизма. Как известно, под этим термином Карл Поппер понимал заданность, предопределенность исторического процесса. По идее, прогнозы неизбежно должны нести в себе версионность, однако у нас почему-то все время выходит линейное будущее, описание которого строится по методологии незабвенного «Торжественного комплекта» Остапа Бендера. В случае с газом, скажем, он примерно такой: «Продолжается бум производства СПГ, скоро США начнут массовый экспорт, трубы в мире никто не строит, кроме нас, места на азиатском рынке для нас нет, из Европы нас вытесняют, все пропало».

СПГ – весьма динамичный сегмент газового бизнеса, спору нет. Но мировая трубопроводная торговля газом по-прежнему в 2 раза превосходит объем продаж СПГ. Это статистика. За пять лет – с 2010 г. – мировая торговля СПГ выросла на 12%, но и доля торгуемого газа по трубопроводам упала всего чуть более чем на 2%. Назвать это стремительной тенденцией сложновато. Особенно сейчас, когда производство СПГ столкнется с фактором низких цен на углеводороды. Что будет просто убивать экономику многих потенциальных проектов.

Большой вопрос, как будет расти производство и экспорт СПГ в условиях низких цен, в частности экспорт из США, которым нас пугают уже лет пять. Мы уже обращали внимание на то, что американцы предложили совершенно иной принцип продажи газа – они продают не газ, а мощность на своих терминалах. Это означает, что покупатель такого газа будет сам покупать газ на внутреннем американском рынке и платить собственнику терминала за услугу производства и отгрузки СПГ. Иными словами, ценовые риски как американского рынка, так и конечного рынка, где планируется продавать СПГ, лягут полностью на плечи покупателя СПГ в Северной Америке. В этой ситуации никаких гарантий по объему поставок в Европу никто не даст.

Европа уже испытала влияние горе-прогнозистов, которые не так давно обещали, что США превратятся в крупнейшего импортера газа (да-да, именно импортера). Понятно, что это было до сланцевой революции, но авторы прогнозов, кстати, никуда не исчезли. Катар же запустил масштабную программу производства СПГ в расчете на американский рынок, где этот газ оказался вообще не нужен. И тогда начались демпинговые поставки в Европу, породившие иллюзию вечно дешевого СПГ. Строительство СПГ-терминалов приобрело масштабный размах. Однако оказалось, что сами по себе терминалы свойством приманивать газовозы не обладают. Итог простой. По итогам 2014 г. более 80% мощностей по регазификации в ЕС оказались невостребованными. Удивительно, но никто в Европе не устраивает скандала, хотя это очень странные инвестиции. ЕС, кстати, с удовольствием строит и трубопроводные интерконнекторы – естественно, за счет бюджета (последний хит: труба из Польши в Литву). При этом за последние пять лет объем поставок СПГ в ЕС упал практически в 2,5 раза. Да, в немалой степени это связано с сокращением потребления газа в ЕС. Чего, кстати, тоже никто не предсказывал. Но доля России в европейском импорте все растет, а вот доля СПГ – сокращается. Это банальная статистика.

Теперь возьмем Азию. Все прогнозы по потреблению газа в Китае вообще нельзя брать за основу. Все понимают, что энергетика Китая задыхается от крена в сторону угля. Ясно, что газ позволит сбалансировать энергобаланс и облегчить тиски экологических проблем. Но главный вопрос – цена. Это как прогнозировать потребление апельсинов в вашей семье. По пять рублей за кило вы съедите одно количество, по пятьсот – совсем другое. Так что главный вопрос – по какой цене производитель способен газ продавать. Но в конкуренции за азиатский рынок у нас все не так плохо. Даже в сравнении с поставщиками СПГ вроде Австралии. Брать один контракт, мягко говоря, не слишком корректно. А вот если посчитать все затраты по новой австралийской волне СПГ, то выяснится, что они составляют примерно $155 на 1000 кубов законтрактованного газа. Наши планируемые затраты на поставку газа по восточной трубе на 1000 куб. м практически в 3 раза ниже. И не спешите уверять, что в пути собачка может подрасти. Потому что эффект девальвации может даже снизить затраты. Кстати, с планированием затрат и по австралийским проектам все шло не слишком гладко, с учетом гигантских капитальных затрат по данным проектам.

Несмотря на эти цифры, Россия все равно в прогнозах оказывается заведомо проигравшей. Выводы историцистов уже готовы: структурные реформы и активный приход частного бизнеса, сокращающего издержки. Удивительно, но я знаю один интересный российский проект вполне себе частного бизнеса как раз в сфере СПГ. Проект-то частный, однако государство дало солидные налоговые льготы на его реализацию, 75 млрд руб. из ФНБ (и скоро даст еще 75 млрд), строит за свой счет инфраструктуру (порта и аэропорта мало – сейчас правительство просят еще и продлить железную дорогу до нужной точки). Как тут с эффективностью?

Хороший анализ всегда полезен. А тем более прогноз. Но все же с ним надо обходиться аккуратнее – слишком много прогнозов в области энергетики не сбывалось, чтобы рисовать лишь одну картину будущего.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Опубликовано: Ведомости, 02.11.2015


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики