Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Конец нефти

Конец нефти

Россия рискует проспать переход от «черного золота» к другим источникам энергии

В последние месяцы и в России, и в мире активизировались разговоры о том, что близится конец углеводородной эры – нефть перестанет играть определяющую роль в жизни общества, а будущее окажется за электромобилями и возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ). Наиболее категорично эту мысль отстаивает глава Сбербанка Герман Греф. Нефтяному веку, по его мнению, осталось всего 10 лет. Однако, замечают противники такой позиции, подобные заявления делались уже не раз, и громче всего они звучали именно в периоды резкого обвала нефтяных котировок.

Резкое падение цен на нефть и привязанный к ее котировкам газ (основного национального богатства страны) привело к огромным потерям для российского бюджета. По оценкам Экономической экспертной группы, около 400 млрд. долларов отнимет у России снижение нефтяных цен в 2014–2017 годах. При этом спрос на углеводороды – основной источник получения электроэнергии и топлива для автомобилей в дальнейшем, по мнению ученых, будет сокращаться. Так, активно переходят на ВИЭ Европа, Китай, Австралия.

По прогнозу Германа Грефа, если Китай продолжит внедрять альтернативную энергетику теми же темпами, что и сегодня, то страна до конца десятилетия будет потреблять на 45% меньше традиционных источников энергии. Быстрыми темпами идет аналогичный процесс и в других частях света. Если в 1970-х годах нефть обеспечивала около 50% всего мирового спроса на энергоресурсы, то с тех пор эта доля неуклонно падает. Сегодня она составляет около 30%.

В основном это происходит из-за сокращения потребления нефти как сырья для выработки электроэнергии. В последние десятилетия прирост мирового потребления нефти происходил в основном благодаря транспорту, особенно автомобильному: там оно росло в среднем на 2,4% в год в 1980–2014 годах. Доля автотранспорта в мировом спросе на нефть увеличилась за этот период с 30 до 44%. Поэтому прогнозы дальнейшего роста спроса на «черное золото» обычно связываются с автотранспортом. Рост численности населения вообще и среднего класса в частности должен, по идее, привести к росту количества машин и потребления топлива.

Однако «зеленая революция» и, в частности, появление электромобилей, по мнению Германа Грефа, способны внести серьезные коррективы в планы нефтегазовых корпораций. «Можно сказать, что эра доминирования углеводородов осталась в прошлом. Каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же можно сказать, что и нефтяной век уже закончился. Будет его остаток, возможно, 10 лет, до тех пор, пока вся инфраструктура электромобилей не будет развернута», – считает финансист.

ВИЭ, на которые сейчас переходит весь мир, – это солнечная и ветряная генерация, биоэнергетика, геотермальная энергия, энергии приливов и отливов. 

«В Китае к концу 2016 года – началу 2017 года 70 гигаватт установленной мощности будет давать солнце. Солнце, ветер, биоэнергетика – все вместе это 230 гигаватт установленной мощности плюс 330 гигаватт в гидроэнергетике. Итого 560 гигаватт установленной мощности – это возобновляемые источники энергии. Для сравнения: это в два с половиной раза больше, чем вся установленная мощность РФ», – привел пример г-н Греф.

Тем, кто планирует экономическое будущее нашей страны, действительно есть о чем задуматься. Из-за падения нефтяных котировок доходы России от экспорта энергоносителей резко упали. И это при том, что физический объем экспорта нефти в 2015 году увеличился на 9,4% и составил 244,485 млн. тонн против 223,415 млн. тонн годом ранее. Тем не менее в стоимостном выражении экспорт нефти из РФ снизился по сравнению с предыдущим годом до 89,576 млрд. долларов.

Нефть и газ приносят России все меньше выручки. По мнению премьера Дмитрия Медведева, это дает отечественной экономике шанс излечиться от «голландской болезни», уйти от сырьевой зависимости и тем самым начать долгожданный промышленный переворот. Однако пока полученные средства вместо развития идут на латание бюджетных дыр.

К тому же следует учитывать, что нефтегазовые корпорации не сдадутся без боя. «Пройдут еще десятилетия, прежде чем лоббисты от традиционных источников энергии допустят возможности массового развития альтернативных технологий», – сказал «НИ» доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Василий Якимкин.

Впрочем, сырьевики, со своей стороны, приводят аргументы в пользу углеводородов. «Говорить о том, что Россия откажется от своего углеводородного богатства, преждевременно. Количество нефтедобывающих стран, несмотря на разговоры о «зеленой» революции, о развитии альтернативной энергетики, с каждым годом лишь увеличивается», – сообщил «НИ» руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. По его словам, спорным также является тезис о невозобновляемости углеводородных ресурсов. «Согласно ряду научных исследований последнего времени, нефтегазовые ресурсы планеты возобновляемы, то есть возобновляются быстрее, чем успевают расходоваться», – уточнил эксперт. 

Тем не менее общий тренд перехода на альтернативную энергетику уже задан, хотя этот процесс и займет не одно десятилетие. «Мировая экономика действительно переходит на новые энергоносители, и время нефти уходит, как когда-то ушло время дров и каменного угля. Следующее столетие – это период «зеленой», возобновляемой энергетики. Вся парадигма мировой хозяйственной системы (бум электромобилей, разработка энерговалют, борьба с глобальным потеплением) выстраивается под возобновляемую энергетику. Домохозяйства теперь будут заниматься собственной генерацией, сдавая излишки в общую сеть», – считает аналитик ИК «Калита-Финанс» Алексей Вязовский.

Этот тезис подтверждает статистика. По данным Bloomberg New Energy Finance, несмотря на падение цен на нефть, прошедший год стал рекордным для возобновляемой энергетики как по объему инвестиций, так и по показателям построенных мощностей в ветровой и солнечной энергетике. В ЕС и США ветроэнергетика заняла первое место по объему введенных мощностей среди всех типов генерации. Возобновляемая энергетика обеспечила 32,5% потребления электроэнергии в Германии. В Дании ветроэнергетика покрыла 42% потребления. Несмотря на бум нефте- и газодобычи в США, здесь только в солнечной энергетике в 2015 году было создано больше рабочих мест, чем во всем нефтегазе, включая его трубопроводный сектор.

А вот успехи России в избавлении от «нефтяного проклятья» пока не велики. «Что касается ухода от нефтяной зависимости, то за последние полтора десятилетия она только увечилась. Пока не видно каких-то причин (появление инвестиций или дешевого кредита, улучшение делового климата), благодаря которым наша экономика начала бы модернизироваться и серьезно вкладываться в «зеленую» энергетику», – отметил г-н Вязовский.

Впрочем, опрошенные «НИ» эксперты считают, что еще 15–20 лет наша страна вполне сможет продолжать получать доход за счет нефтегазового сектора – запасов с относительно невысокой себестоимостью извлечения вполне для этого достаточно. Благосостояние государства в этот период будет зависеть от цен на нефтяных рынках, которые не отличаются стабильностью. Однако в дальнейшем, если не предпринимать никаких шагов в сторону ВЭИ, Россию ждет неизбежный экономический упадок.

«Общемировой спрос на нефть будет планомерно сокращаться, но пока нефтепродукты остаются самыми дешевыми источниками тепла и энергии. Разведанных запасов нефти и газа хватит на 120–140 лет», – сообщил «НИ» управляющий партнер Kirikov Group Даниил Кириков. По словам эксперта, сырьевая модель экономики нерациональна и малоэффективна – это давно доказано. «Однако диверсификация такой масштабной системы, как российская экономика, чрезвычайно сложное и финансово затратное мероприятие, которое нам пока не по силам», – подытожил собеседник «НИ».

Автор: Сергей Путилов

Источник: Новые Известия, 15.02.2016

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики