Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Иран помешает спасению нефтяного рынка?

Иран помешает спасению нефтяного рынка?

Представитель Тегерана в Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) Мехди Асали сегодня заявил, что считает «нелогичным» предложение о заморозке Ираном уровня добычи нефти в настоящий момент, — сообщает агентство Reuters.

«Предложение Ирану о заморозке уровня добычи нефти нелогично. В то время, когда страна находилась под санкциями, другие государства значительно нарастили объемы добычи, чем вызвали снижение цен на нефть», — сказал Асали, передает ТАСС.

Накануне с заявлением о том, что Иран не откажется от своей квоты на международном рынке нефти, заявлял глава Миннефти ИРИ Бижан Намдар Зангане.

По словам чиновников, отвечающих за взаимодействие Ирана с ОПЕК, многие страны наращивали уровень добычи нефти в то время, как Тегеран находился под санкциями Запада. Теперь, когда эти санкции отменены, наращивать уровень добычи намерен уже сам Иран.

Решение Тегерана делает невозможной реализацию подписанного в Дохе соглашения, так как обязательным условием в нем указано согласие на аналогичные меры всех стран-членов ОПЕК, в число которых входит и Иран. При этом не исключено, что переговоры продолжатся.

Некоторые другие страны-члены нефтяного картеля уже выступили в поддержку сделки. В частности, о готовности присоединиться к замораживанию уровня добычи нефти официально объявили власти Кувейта.

По данным министерства нефти страны, Кувейт готов закрепить уровень добычи нефти в стране на нынешнем уровне в 3 млн баррелей в сутки. Однако он сделает это только в том случае, если соглашение удастся реализовать с участием всех членов ОПЕК.

Как заявил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин, никто и не ждал, что Иран согласится на заморозку уровня добычи нефти на текущем уровне без дополнительных условий.

«Это было бы наивно — ожидать, что Иран столько времени дожидался снятия санкций, что потом отказаться от роста добычи. Поэтому, на самом деле, предстоят какие-то, видимо, переговоры между теми странами, которые особенно заинтересованы в росте цены на нефть — прежде всего это надо России, и с Тегераном о том, на каком уровне Иран будет готов зафиксировать свою добычу», — рассказал эксперт.

«Я не сомневаюсь, что Иран все-таки нарастит добычу, хотя бы на полмиллиона баррелей в день. А оттуда, с этого уровня, уже можно будет переговариваться о каком-то потолке добычи, с которым он согласится. Дело в том, что цена на нефть в значительной степени почти полностью отражает ожидания того, что Иран выйдет на рынок примерно с полумиллионом баррелей в день. Так что, можно сказать, это нежелание Ирана откатываться обратно к уровню добычи на 1 января 2016 года — оно совершенно естественно и ожидаемо. Сейчас будем ждать, на каком уровне Иран он себя ограничить», — отметил Кокин.

Говоря о потенциальной возможности убедить Иран присоединиться к инициативе России и ОПЕК, старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» напомнил, что проблема состоит в том, что Саудовская Аравия и близкие ей страны Персидского залива, то есть Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты, мягко говоря, находятся с Ираном в не очень хороших отношениях.

«Даже, если я не ошибаюсь, был эпизод, когда в Иране разгромили саудовское посольство, фактически прервав дипломатические отношения. Поэтому разговаривать напрямую Саудовская Аравия с Ираном не станет, но Россия, безусловно, будет контактировать на этот предмет. Поэтому у меня есть определенный оптимизм относительно того, что между Россией и Ираном будет достигнуто хотя бы какое-то соглашение. И уже в свою очередь это протранслируется в то, что не только Россия, Саудовская Аравия и Кувейт, но еще и Иран согласятся на ограничение добычи», — заключил Алексей Кокин.

В свою очередь ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» отметил, что как таковых договоренностей стороны и не подписали.

«Было только заявление, что если остальные готовы присоединиться, то мы между собой уже договорились. У нас разногласий нет, так что если кто-то хочет, пусть присоединяется — был примерно такой формат договоренностей, и тогда мы, вроде как, подпишем обязывающее соглашение. Так что пока официальных договоренностей и не было. Но проблема, как раз, в основном была и в Иране, так как изначально было понятно, что страна не будет брать на себя обязательств не превышать уровень добычи 11 января 2016 года. Представители ИРИ наоборот говорят, что собираются повысить уровень добычи нефти, а все остальные на январь 2016 года находятся на пике добычи, особенно Россия. Мы поставили рекорды за всю постсоветскую историю по объемам добычи нефти, и на этих максимумах мы и говорим, что готовы зафиксироваться. Так что здесь довольно интересная ситуация», — поведал эксперт, отметив, что Россия и так поставила высокую планку, и даже подписание каких-то соглашений по объемам добычи в тех параметрах, которые были озвучены, никак не ограничивает российскую нефтедобывающую отрасль.

«Дальше, скорее, у нас будет падение, потому что в Западной Сибири происходит естественное истощение старых месторождений, а новых крупных месторождений как таковых и нет. После Ванкора (Ванкорское месторождение — перспективное нефтегазовое месторождение в Красноярском крае России — ВК) ничего такого крупного не вводили. Так что для нас тут никаких опасностей, я думаю, нет. А Иран — да, изначально говорил, что не собирается понижать объемы и собирается наоборот их наращивать, потому что ему нужны деньги на очень многие проекты, в том числе политические, в том числе — на спонсирование военной кампании в Сирии. Это очень дорогое удовольствие. Плюс, они поддерживают войну в Йемене, преследуя там свои интересы. На все это нужны деньги, а деньги в основном принесет продажа нефти. Они и сейчас продают очень много нефти, просто во время санкций Тегеран перенаправил ее с Европы на Китай. И собираются наращивать добычу. Поэтому, во-первых, я думаю, что Иран никогда не возьмет на себя обязательство ограничить добычу на уровне января 2016 года. А все остальные — это уже другой вопрос, смогут ли они подписать соглашение без Ирана, либо выделив ИРИ некую квоту на повышение добычи. Это уже другой вопрос. Я думаю, что шансов таких довольно мало. Именно поэтому и не договорились раньше и в более масштабном формате — в рамках ОПЕК, например. Поэтому здесь, я думаю, шансов заключить какое-то обязывающее соглашение, довольно мало из-за того, что и Иран, и Ирак, кстати, тоже собирается повысить добычу, и слишком разные у всех интересы», — считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности.

«И плюс к тому, какая позиция была озвучена? Что если другие производители нефти возьмут на себя обязательства по ненаращиванию добычи. А с США, например, я думаю, вообще не было никаких переговоров по этому вопросу, а они — одни из крупнейших нефтепроизводителей в мире. Просто они потребляют всю свою нефть, ничего не экспортируя. Они, конечно, сейчас формально экспортируют свою нефть, но на этот же объем увеличили импорт нефти, то есть США — не самодостаточная страна. Поэтому они, я думаю, точно ничего не собираются ограничивать. В Америке, как и в России, нет механизма сокращения объемов добычи нефти. У нас министерство энергетики не может сказать нефтяным компаниям: „А ну-ка сократите добычу нефти!“. То, что у нас есть такая некая позиция, что мы не будем превышать объемы добычи 11 января, это исключительно джентльменское соглашение между нефтяными компаниями и Минэнергетики России. Министр Новак их собирал, вел беседу с ними, и они договорились, что это будет комфортно, если мы зафиксируемся на этом уровне. Но опять же крупнейшей нефтяной компании „Роснефти“, главы этой компании Сечина на той встрече не было, и он никаких обязательств на себя не брал. И министр Новак просто исходит из того, что у „Роснефти“ сейчас падающая добыча, и они нарастить ее не смогут, поэтому никакой опасности в том, что с ними переговоры не велись, здесь нет», — считает Игорь Юшков.

«Я думаю, что единственный плюс, который мы видим во всей этой истории — это то, что в условиях, когда мы по многим политическим вопросам расходимся с Саудовской Аравией и особенно с Катаром — у нас вообще враждебные отношения с ним — в этих условиях мы все равно сели за стол переговоров и о чем-то там договариваемся. И второй плюс — то, что Саудовская Аравия поменяла свою позицию. Раньше они говорили, что будут добывать при любых ценах на нефть, и при $20, и при $10 за баррель, по максимуму будут добывать, пока не умрут все конкуренты. Сейчас они говорят — нет, мы пересматриваем свою позицию, мы готовы сотрудничать, готовы ограничивать добычу, готовы сокращать ее. То есть полностью поменялась их стратегия. Это два важных момента, я думаю. А договориться всем будет очень и очень сложно», — уверен эксперт.

Отвечая на вопрос, есть ли возможность убедить Иран присоединиться к инициативе России и ОПЕК, аналитик предположил, что они минимальны, и именно по объемам и по дате: «На начало 2016 года Иран еще не набрал того объема производства нефти, который хотел бы набрать. Я думаю, что Иран может согласиться либо дать какую-то отсрочку, либо на то, чтобы ему предоставили квоту на наращивание добычи до тех объемов, которые были на 11 января 2016 года, Иран не согласится останавливаться. Он не будет себя так ограничивать», — подвел итог Игорь Юшков.

Напомним, министр энергетики РФ Александр Новак накануне встретился с представителями стран ОПЕК. По итогам совещания стороны — Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла — заключили соглашение о замораживании добычи нефти на уровне января этого года. Вместе эти страны добывают примерно четверть всех мировых запасов «черного золота».

Целью соглашения считается повышение цен на нефть, которые стабильно падают. При этом рынки скептически отреагировали на итоги встречи в Дохе, поскольку участники должны договориться еще с 10 странами, включая Иран, — сообщает UNN со ссылкой на BBC.

В то же время о своей готовности заморозить уровень добычи уже заявили представители Катара, Омана, Нигерии, Кувейта, ОАЭ и, по некоторым данным, Норвегии и Ирака.

Источник: Вестник Кавказа, 17.02.2016


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики