Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефти много не бывает

Нефти много не бывает

Опасна ли для России пресловутая «сланцевая революция», что будет с ценой за баррель; зачем напугал обывателя глава Минприроды Сергей Донской, сообщив на днях, что нефти нам хватит лишь на 28 лет, — мы решили поговорить с экспертами.

В прошлом году несырьевые доходы государства впервые превысили выручку от экспорта «горючки». Казалось бы, знак положительный. Но очевидно, что во многом это следствие падения мировых цен на энергоносители. И нефть, и газ еще долго будут нашими кормильцами.

Тем важнее процесс, стартовавший за океаном еще в нулевых и названный «сланцевой революцией». Именно тогда в США была промышленно отработана и широко внедрена технология извлечения углеводородов из сланцевых пластов с помощью гидроразрыва породы и наклонного бурения. Даже не выходя за пределы североамериканского континента, эта новация уже сильно изменила привычный отраслевой «пейзаж» и его отражение в зеркале биржевых торгов.

Однако кризисная ценовая конъюнктура в 2014–2015 годах привела к банкротству целого ряда американских сланцевых газодобытчиков, став, по мнению ряда наблюдателей, подтверждением тезиса об американском «сланцевом пузыре». В Сети можно встретить публикации, вроде бы доказательно живописующие, как янки в очередной раз обманули весь мир и себя, а теперь будут за это расплачиваться. Тем не менее эксперты, к которым мы обратились, считают, что радоваться краху «сланцевой революции» рановато. Хотя и печалиться не стоит.

Сергей ПИКИН, директор Фонда энергетического развития:

— Формулировка «сланцевый пузырь» — неправильная. Для России это не угроза, но и не дутая величина, скорее, шанс сделать национальный ТЭК более эффективным.

Наклонное бурение и гидроразрыв породы — это реальный переход на новый технологический уровень добычи, применимый в том числе на традиционных месторождениях. Важно, что теперь можно не только извлекать черное и голубое золото в местах, считавшихся слишком бедными для разработки, но и варьировать интенсивность процессов извлечения. Если на разработку привычных скважин требуется 5–7 лет, то в сланцах при грамотном подходе — считанные недели. Эта гибкость привела к тому, что мировой нефтегазовый рынок в последнее время сильно изменился.

США за несколько лет удалось выйти в лидеры по газодобыче. Когда цены на газ в Америке вследствие сланцевого бума упали, дельцы начали переносить метод на нефть. В итоге около половины черного золота добывается там сейчас именно из сланцев, также гидроразрывом продлили жизнь старым, обедневшим скважинам.

«Сланцевая революция», несомненно, состоялась при оргподдержке Белого дома, с использованием дешевых кредитов. Да, запасы минерального топлива в сланцевых породах были «рекламно» завышены. Да, после снятия сливок привлекательность отдельных проектов снизилась — отсюда серия банкротств. Но в долгосрочной перспективе скважины будут работать. «Сланцевая революция» — это всерьез и надолго.

Мировое падение цен на традиционные энергоносители я бы не связывал с заговором против России. Саудовская Аравия попыталась, наращивая добычу и роняя тем самым цену, придушить ряд проектов: американцев, распухших на сланцевом буме, разработку шельфов в Арктике и Бразилии, битумных песков в Канаде. В целом остановить нарастающую конкуренцию саудитам не удалось. Впрочем, сегодняшняя явно заниженная цена за баррель скоро вновь уверенно пойдет вверх. По абсолютно объективным причинам: нефтепотребление на планете будет только возрастать.

И Россия сейчас совершенно в тренде. То, что мы после бездействия 90-х активно взялись за геологоразведку, позволило сильно нарастить национальную ресурсную базу и в прошлом году превзойти по добыче черного золота высшие показатели советской эпохи (в рамках РСФСР). В отрасли начали, наконец, активно использовать метод гидроразрыва. Теперь главное — удержать нефтедобычу на уровне 530 млн тонн. Для этого хорошо бы позволить средним компаниям осваивать месторождения с трудноизвлекаемой нефтью, установив для них особый налоговый режим, стимулирующий быстрый выход на максимальные показатели.

Зачем министр Сергей Донской напугал обывателей? В принципе, понятно, что он имел в виду. Цифры разведанных запасов известны. «Экономически целесообразный» объем нефти он поделил на среднегодовую добычу и получил дату, когда «колодец покажет дно», — через 28 лет. На самом деле такой расклад не имеет отношения к реальности: сколько на самом деле черного золота хранится в российских недрах, нам неизвестно.

Игорь ЮШКОВ, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности:

— В принципе, никакой особой угрозы для России американская «сланцевая революция» не несет. Больше опасаться стоит поставки Штатами в Европу сжиженного природного газа. Имея свободные товарные объемы СПГ, пусть и дорогого, Вашингтон развязал себе руки в отношениях с Саудовской Аравией, согласился на отмену топливного эмбарго против Ирана и получил определенный козырь для давления на отношения РФ и ЕС. Борьба предстоит жесткая, но у нас есть все шансы не проиграть, учитывая, что мы уже готовы экспортировать СПГ с помощью газотанкерного флота — активно вводим в строй терминалы по сжижению голубого топлива. Достаточно упомянуть хотя бы завод «Пригородное» на Сахалине и Печору-СПГ в Ненецком автономном округе. Данные обстоятельства, кстати, наглядно подтверждают, что выжить и выиграть могут те компании ТЭК, которые не пошли на поводу у радикальных рыночников, советовавших избавляться от «непрофильных активов»: скажем, геологоразведки и ремонтной инфраструктуры.

Конечно, на фоне макроэкономики не стоит забывать и о насущных вопросах, волнующих население. Грядет сезон отпусков, стартующий с майских праздников, — будет ли дорожать бензин в рознице? Увы, скорее всего — да. Хотя бы из-за инфляции. Подстегнут процесс и акцизы в региональные бюджеты, которые обязали платить нефтедобытчиков. Наш Минфин пытается отжать из нефтянки все, что только можно. Я тоже против того, чтобы давать сегодня компаниям ТЭК зарабатывать сверхприбыли, но развиваться-то им все-таки нужно — ведь это наш завтрашний бюджет. С удивлением воспринял в недавнем выступлении Антона Силуанова такой пассаж: а может, через десять лет и нефти нам не потребуется столько, придумают, дескать, новые двигатели. Зачем тогда сейчас помогать нефтянке? Если бы так рассуждали руководители брежневского СССР, то у нас уже в 90-х не оказалось бы нефтегазовой «подушки безопасности».

Автор: Андрей Самохин

Источник: Газета Культура, 06.04.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики