Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Чистый воздух. Почему «углеродный сбор» не станет панацеей?

Чистый воздух. Почему «углеродный сбор» не станет панацеей?

«Углеродный сбор» стал настоящим камнем преткновения. Такой «налог» предлагается взимать с производителей и экспортёров углеводородов.

Инициаторы проекта предполагают, что средства, полученные в виде такого сбора, должны пойти в специальный Зелёный климатический фонд и будут направляться на избавление планеты от последствий глобального потепления. Эти меры, как отмечают эксперты, могут стать логическим продолжением межгосударственного климатического соглашения, которое было одобрено 195 странами в декабре 2015 г. на Парижской конференции. Для подписания же это соглашение откроется с 22 апреля 2016 года. Почему эта мера вызвала немало споров и разногласий — в материале АиФ.ru.

Борьба с неясным противником

Глобальное потепление — сегодня одна из главных «страшилок». Причём многие эксперты нередко утверждают, что во всём виноват «антропогенный фактор», то есть хоздеятельность человека и связанный с ней парниковый эффект из-за выброса метана, углекислого газа и т. д. Правда, доказать это невозможно, однако широкая публика верит в такие утверждения и без каких-либо доказательств.

В связи с этим было предложено каждую тонну углекислого газа (СО2) или его эквивалента, выбрасываемую в атмосферу, оплачивать из кармана развитой страны-экспортёра — сначала по 15 долларов, затем по 35. Стран-импортёров при этом такой расклад никак не касался.

Полученные средства — по планам, это будет около 100 млрд долларов — планируется направлять на адаптацию слаборазвитых стран к изменениям климата, на снижение выбросов парниковых газов, совершенствование технологий и т. д. При этом самые законопослушные активисты рискуют остаться в проигрыше. Например, Россия, чьи ежегодные платежи (рассчитанные по западным методикам) составят около 40 млрд долларов, а затем вырастут до 100 млрд (то есть десятой части ВВП). За границу в этом случае уйдёт сумма, эквивалентная 5–10% золотовалютных резервов. Это приведёт к тому, что под удар попадут самые мощные, бюджетообразующие отрасли — электроэнергетика, добыча нефти, газа и угля, химпроизводство, транспорт и т. д. К примеру, один только «Газпром», по подсчётам гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, вынужден будет отдать на борьбу с глобальным потеплением около 325 млрд рублей. И всё это — фактически без убедительных научных обоснований и расчётов.

Ошибки в расчётах

Достаточно сказать, что западная методика оценки выбросов парниковых газов, взятая за основу авторами идеи, имеет свои недостатки: приравнивает поглощающую способность лесов в северном климате к тропическим, не учитывает прочие экосистемы (болота, тундру, луга и пр.). Основные страны – плательщики углеродного налога в силу структурных особенностей своих экономик ставятся в заведомо неравные условия с теми, кто таким сырьём не владеет, из-за чего конкуренция на мировом рынке ощутимо меняется. Для России, которая и так сейчас испытывает на себе давление западных санкций и кризиса, это серьёзный негативный фактор.

Экономисты, исследователи проблем экологии и бизнес-сообщество подвергли идею углеродного сбора достаточно жёсткой критике. Скрупулёзный разбор деталей проекта в политико-экологической сфере международного уровня провели на совместном заседании профильный комитет и комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Представители бизнес-сообщества выработали единую позицию и намерены обратиться к премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву с просьбой исключить риски для базовых отраслей отечественной экономики и регионов РФ при реализации Парижского соглашения. По их мнению, вред от него очевиден, а польза — сильно преувеличена. «Решения, принятые в рамках Парижской конференции, отражают не столько проблематику экологического характера, сколько политико-экономические интересы различных сторон», — говорится в решении заседания РСПП.

Обязательства России

Никита Воробьёв, ответственный секретарь комиссии по металлургическому и горнорудному комплексу, апеллировал не к эмоциям, а к цифрам. Россия, как утверждает он, давно перевыполнила свои обязательства по Киотскому протоколу и Парижскому соглашению — с 1991 г., благодаря усилиям РФ, в атмосферу не попало 40 млрд тонн СО2 (а это годовой объём выброса предприятий всего мира). К 2030 г. выбросы предприятий РФ достигнут 70% от уровня 1990 года. Реальный «вклад» лесов России в поглощение выбросов недооценён в несколько раз — так, например, считается, что в США при площади лесов в 308,4 млн га поглощение СО2 составляет 1001 млн т в год, а в РФ с её 851 млн га — только 234 млн т. Основные наши конкуренты (Китай, Индия, США) не берут на себя обязательств по ограничению развития промышленного производства. Новый сбор, считает Воробьёв, неизбежно спровоцирует дальнейший спад промышленности и экспорта. Обеспокоенность выразил и заместитель руководителя комиссии РСПП по транспорту и транспортной инфраструктуре, член совета директоров ОАО «РЖД» Дмитрий Комиссаров. По его мнению, отсутствие инвестиций в развитие отрасли заставит её на этапе роста неминуемо столкнуться с большими проблемами.

Юрий Станкевич, заместитель председателя комитета по энергетической политике и энергоэффективности РСПП, уверен: новые сборы увеличат фискальную нагрузку на нефтяную отрасль. Первыми могут начать сворачиваться проекты в сфере геологоразведки, разведочного бурения, куда уже сейчас инвестиций поступает гораздо меньше. Значит, в недалёком будущем объём нефтедобычи снизится. «Мы говорим, что должны думать о будущем. Может быть, нас не устраивает углеродная экономика. Но другой экономики у нас нет», — подытоживает Станкевич, призывая оценить социально-экономические последствия новых общемировых налогов. С ним солидарен и Зуфир Нургалиев, исполнительный директор Общероссийского отраслевого объединения работодателей угольной промышленности: «Ввод платы за углерод будет иметь разрушающие последствия для большинства отраслей. Надо планировать меры, которые будут снижать выбросы, но не нести чрезмерных рисков».

Так ли страшен «парник»?

«Это можно воспринять как элемент нечестной конкурентной борьбы», — выразил общее мнение об идее углеродного регулирования на мировом уровне Юрий Станкевич. Такое заключение подтверждали и научно-исследовательские материалы, которые были представлены на заседании в РСПП и аргументированно опровергали большинство мифов, озвученных с высоких трибун. Всеобщая паника вокруг глобального потепления и парникового эффекта вызвана, как считают специалисты, информационной неграмотностью большинства людей, которые даже не подозревают, что без этого эффекта жизнь на Земле вообще была бы невозможна. Свой вклад в «парник» метан, СО2 и прочие парниковые газы вносят лишь примерно на четверть, остальное — «заслуга» и водных испарений, и облачности. Сокращать же промышленные выбросы можно разными методами — простое вливание денежных средств эффекта не даст, нужна продуманная политика и система стимулов, экономия, стандартизация и пр. Россия, по данным экспертов, может снизить объём выбросов примерно на 600 млн т путём рентабельных мер, не допуская «деиндустриализации» своей экономики и роста социальной напряжённости.

Источник: Аргументы и факты, 18.04.2016


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики