Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Подписание новых международных экологических соглашений ударит по каждому россиянину

Подписание новых международных экологических соглашений ударит по каждому россиянину

22 апреля в Нью-Йорке состоится подписание международных экологических соглашений, направленных на регулирование выброса парниковых газов, и как следствие – на борьбу с глобальным потеплением. Российское экспертное сообщество считает, что подобные предложения не решат проблем экологии, однако ударят по национальной экономике и рядовым гражданам. Обозреватель Вестей.Ru Всеволод Точилин встретился с главой Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым, чтобы выяснить, в чем смысл новых соглашений, и как их подписание может навредить нашим интересам.

- Парижские соглашения это преемник Киотского протокола по ограничению выбросов углекислого газа. В чем их отличие и для чего вообще потребовалось заключать эти соглашения?

- В свое время страны Запада выступили с панической идеей, что Земля в опасности, экология на планете очень плохая, главная угроза – это глобальное потепление. Утверждалось, что если температура Земли повысится на 2 градуса по Цельсию — это приведет к невозвратимым последствиям. К этому потеплению ведет антропогенный фактор, то есть действия человека, а конкретно – использование углеводородов, которые способствую выбросу углекислого и других парниковых газов. Киотский протокол, который был подписан в 1997 году, ставил задачей ограничение объема выбросов на уровне 1990 года. Надо сказать, что подписание Киотского протокола не могло бы состояться без участия России, поскольку для начала его действия было необходимо набрать определенную долю "производителей СО2" от общего числа стран на Земле. США и Китай сразу отказались в нем участвовать.

- При том, что Китай сейчас, даже если посмотреть на частые кадры смога в Пекине, является на данный момент одним из главных загрязнителей.

- Китай как страна с большой долей угольной генерации и динамично развивающейся экономикой сейчас действительно является одним из главных загрязнителей планеты. Они это не особо отрицают, но у Китая есть один железный аргумент, который они называют "Право на развитие". Они говорят западным странам: "Ребята, вы когда совершали промышленные революции и создавали заводы, фабрики и паровозы, загрязняли свои страны, колонизировали другие страны и загрязняли их, попутно вывозя оттуда ресурсы, тоже не особо задумывались об экологии. Таким образом вы за сотни лет вашего доминирования нанесли огромный вред экосистеме Земли, а теперь предлагаете остальным за это заплатить. Вы уж извините, мы не согласны".

- А Россия?

- Россия в отличие от многих подписантов условия Киотского протокола выполнила и вернула объем выбросов до уровня 1990 года, но сделала это в результате краха промышленности, произошедшего после распада СССР. Но наши западные партнеры это не оценили, назвав такое снижение "горячим воздухом".

- Что это значит?

- Они нам сказали: вы, конечно, выполнили условия протокола, но вы для этого ничего не сделали, оно у вас само получилось, поэтому считать это за снижение мы не должны. Мало того, мы тогда еще могли заработать неплохо на продаже квот, что могло бы поддержать экономику, но не сложилось. Идея протокола ведь была в том, что вот ты — европейский производитель, совершаешь загрязнение, значит ты обязан купить на это квоту, а это дорого, значит ты начинаешь задумываться об экологизации производства. А в итоге на фоне подешевевшего угля Европа решила нарастить его закупки, поэтому они просто взяли и обвалили цену на квоты. Они стали дешевыми и оттого перестали быть сдерживающим фактором: производители продолжали загрязнять, но делали уже это легально, купив копеечную квоту. А потом они сказали: да, механизм не работает, но во всем по-прежнему виноваты углеводороды. Что тоже спорно. До сих пор научно так и не доказано такое уж пагубное влияние углеводородов на потепление, как и собственно к самому потеплению у многих вопросы. Эта гипотеза не является единственной, есть те, кто считают, что это цикличные процессы. Но Запад настаивает: давайте думать, как сокращать выбросы, тут вроде и США с Китаем проявили готовность как-то в этом поучаствовать, и европейцы за это уцепились. Так появилась идея новых соглашений, конференция по обсуждению которых прошла в Париже.

- А что из себя представляют парижские соглашения?

- Самое интересное, что это загадка. То есть в Париже прошла конференция, там о чем -то договорились, но о чем – толком никто объяснить не может. Поэтому 22 апреля в Нью-Йорке пройдет подписание неких документов, содержание которых широкому кругу экспертов и общественности неизвестно. Поразительно, что экологи, которые традиционно позиционируют себя открытым сообществом и выступают в качестве правозащитников, на этот раз не могут дать внятного ответа о содержательной части таких важных документов.

- Россия все-таки намерена присоединиться к Парижскому соглашению. Что это будет значит для страны? Как предполагается снижать выбросы?

- Сейчас звучат различные предложения. Довольно спорные даже для наших интересов. В частности, было предложено ввести налог в $15 за тонну выбросов. Причем выдвигают это ряд предпринимателей, которые для своего производства используют электроэнергию, которую генерируют на гидроэлектростанциях. Такие предложения бьют по их глобальным конкурентам, которые используют угольную генерацию, однако это серьезно может ударить не только по нашей промышленности и в целом экономике, но и по всем россиянам. Мы сейчас как раз готовим доклад, где, в том числе, будет подсчитано, на сколько вырастут тарифы ЖКХ в случае, если этот углеводородный налог будет введен.

- А они вырастут?

Неизбежно. У нас ведь в подавляющем большинстве тепло-электроснабжение объектов ЖКХ осуществляется за счет сжигания угля и газа. А если у добывающих и генерирующих компаний будет дополнительный налог, они, как ни крути, будут закладывать его в стоимость.

- Как-то безотрадно звучит. С одной стороны, получается, экономика, а с другой — экология, усугублять положение ни того, ни другого не хочется.

- Так ведь никто не против борьбы за экологию. Напротив, в России крайне серьезно относятся к этой проблеме и предпринимают много шагов для ее улучшения, в том числе и в отношении сокращения выбросов парниковых газов. Мы, к примеру, успешно решили проблему сжигания попутного газа. У нас раньше везде горели эти факела, мы ввели штрафы, заставили производителей решать этот вопрос более экологично. Мы перешли на экологичный стандарт топлива Евро-5, тоже заставили производителей инвестировать в переработку огромные деньги, потому что понимали – это огромные выбросы. Ввели мусорный налог, так называемый утилизационный сбор, который на недавней "Прямой линии" с президентом, обсуждали как раз. То есть нельзя сказать, что Россия не занимается вопросами экологии. Но когда нам предлагают подписать документы, составленные где-то под ковром, да еще и в это не простое время обложить всех нас дополнительным налогом, деньги от которого пойдут в некую международную кубышку, которая совершенно непонятно как будет расходоваться – это, по меньшей мере, вопрос для публичных обсуждений, и это именно то, что мы пытаемся донести.

Источник: Вести.Ru, 19.04.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики