Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > С нелегким паром, или что означает для России новое соглашение по климату

С нелегким паром, или что означает для России новое соглашение по климату

Россия на днях подписала парижское соглашение по климату, а вместе с ней более 170 стран. Ратификация документа носит добровольный характер. И эксперты советуют пока не спешить с этим вопросом. Почему?

Россия будет следить за ратификацией парижского соглашения по климату. Об этом заявил вице-премьер РФ Александр Хлопонин. Напомним, что международное климатическое соглашение было подписано 22 апреля. Но вступит оно в силу только после того, как договор ратифицируют 55 его участников. Эксперты не уверены, что это стоит делать России. Что может скрываться за благородными стремлениями мирового сообщества защитить природу?

Наша страна, как и остальные 174 участника парижского соглашения, имеет полное право его не ратифицировать. И возможно, сейчас стоит таким правом воспользоваться. Дело не в защите природы. Появляется ощущение, что под экологическими целями скрываются совсем другие чаяния. Недавно в России и других странах обсуждали так называемый углеродный налог. У нас идею озвучил владелец РУСАЛа Олег Дерипаска. Суть в том, что предприятия должны платить сначала 15 долларов за выброс тонны СО2, а потом и 35 долларов. Деньги, как рассудили в мировом сообществе, пойдут на помощь бедным странам. 

Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергобезопасности

«В одностороннем порядке платить по 15 долларов за тонну не пойми куда! «Газпром», если бы платил по 15 долларов за тонну, то он бы, примерно, платил бы 230-250 млрд рублей в год вот этого налога. Другие крупные нефтяные компании платили бы сопоставимые вещи. Мы уверены в том, что в ситуации, когда и так на них накладывается дополнительная нагрузка, нужно еще их окончательно додавить — и нефтяников, и газовиков, и угольщиков, и пустить их под нож какими-то непонятными налогами, вообще, идущими неизвестно куда». 

По подсчетам экспертов, больше всего придется платить российским нефтяникам. Пострадают угольщики, транспортная отрасль, сельское хозяйство, металлурги, химпром. Общая сумма выплат в России составит 40 млрд долларов в год. А когда налог повысят — 100 миллиардов. Для сравнения — это 9% ВВП. Впрочем, в парижском соглашении об углеродном налоге нет ни слова. Сама же идея призвана стимулировать современное производство, говорит руководитель программы «Климат и энергетика» всемирного Фонда дикой природы WWF Алексей Кокорин.

Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» всемирного Фонда дикой природы WWF

«Вопрос углеродного налога, имеется ввиду глобальный налог, централизованно вводимый, практически сразу был отброшен. Против него очень жестко и категорично выступили крупнейшие развивающиеся страны. Углеродный налог оставлен как национальная мера, и эту меру применяют многие страны для того, чтобы для того или иного сектора своей экономики добиться налогового смещения в сторону более совершенных технологий». 

Некоторую ясность недавно внес губернатор шахтерского Кузбасса Тулеев. Он высказал мнение, что озвучивший идею Олег Дерипаска не столько заботиться об экологии, сколько борется с китайцами за рынок алюминия. Но предложение о сборе с бизнеса родилось на международном уровне. Россия же и так не только выполняет взятые обязательства по сокращению выбросов, но и перевыполняет их. За последние 20 лет благодаря нашей стране в атмосферу не попало 40 млрд тонн СО2. И есть, например, Китай, на который приходится четверть мировых выбросов парниковых газов. Пекин официально собирается не сокращать, а увеличивать выбросы.
 
Источник: BFM.RU, 27.04.2016

Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики