Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Иранская нефть подождет, у России свои приоритеты

Иранская нефть подождет, у России свои приоритеты

Как сообщает The Wall Street Journal, британский нефтяной гигант BP рассчитывает открыть свое подразделение в Иране в течение нескольких месяцев. Другие западные компании также предпринимают шаги по возвращению в Иран – и австрийская OMV, и французская Total SA просчитывают объемы инвестиций и технологического сотрудничества с Тегераном.

Сдерживающие факторы

Ранее похожий интерес проявляли итальянская Eni SpA, испанская Repsol и российская компания «Лукойл». Но информации о развитии сотрудничества пока не поступало, что во многом связано с рядом сдерживающих факторов. Самым серьезным считается бюрократический барьер. Внутреннее законодательство страны ограничивает возможности иностранных инвесторов по владению активами, связанными с природными богатствами.

Иран пытается решить эту проблему, подготавливая новый инвестиционный контракт для международных нефтегазовых компаний. Не исключено, что проект впервые будет представлен на Петербургском экономическом форуме. Сейчас любая нефтяная компания обязана полностью отдать продукцию государству, а после этого уже ждать возмещения средств.

И второй вопрос связан с объемом инвестиций. На развитие нефтяной отрасли Ирану необходимо привлечь по меньшей мере 150 млрд долларов, считают эксперты. В нынешних условиях ценовой конъюнктуры, пока сложно представить столь масштабные инвестиции. Стоит ли российским нефтегазовым компаниям подключаться к иранским проектам, насколько прибыльными могут стать инвестиции в нефтегазовую отрасль Ирана, и как скажется на мировом рынке появления в стране новых технологий добычи, «Экономика сегодня» спросила у экспертов.

Премиальная история России

«Понятно, что у вышеупомянутых глобальных компаний существуют проблемы с собственным ресурсным потенциалом, и они, конечно, заинтересованы заходить в подрядные проекты, искать ресурсы за периметром. Иран им интересен и в технологическом плане – они могут использовать там свои наработки, найти им применение. 

В Иране есть перспективные запасы, которые по себестоимости извлечения являются конкурентными. То есть себестоимость добычи на них относительно невысока, и даже январская конъюнктурная яма, когда нефть стоила 30 долларов за баррель, для Ирана не стала проблемой. В этом смысле поведение западных компаний понятно. Их задача - прийти на рынок и застолбить  ресурсный потенциал, взаимодействуя в кооперации с иранской государственной нефтяной компанией.

А что касается России, то у нас в отличии от ряда нефтегазовых мировых гигантов ресурсная база внутрироссийская. Дальний Восток, Восточная и Западная Сибирь – это перспективные регионы, и наши компании могут там себя вполне комфортно чувствовать. Особенно в условиях, когда есть так называемая девальвационная подушка – все затраты в рублях, а за периметром в долларах.

Поэтому для наших нефтяников премиальная история сейчас работает только внутри России. То есть больших прорывов игра в глобальность сейчас не принесет, она не приоритет для российских игроков. Но, тем не менее, мы должны присматриваться и если будут какие-то кооперационные любопытные вещи, то хотя Иран и наш конкурент, но в то же время ничто не мешает нам на корпоративном уровне сотрудничать.

Ирак тоже наш конкурент, но «Лукойл» там работает и делает это достаточно успешно. Вопрос только в том, что Ирак обещал более лучшие условия, а пока до дела до них не доходит. То же самое может быть и с Ираном. Ну и геополитические риски никуда не делись – это тоже надо понимать», - считает руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

Киркой и лопатой

«Здесь вопрос оценки не в том, что Иран наш конкурент на мировом рынке энергоносителей, а в том, стоит ли инвестировать с точки зрения самого проекта, который может предложить нам Иран. И мы, и иностранные компании, прежде всего, расширяем свои рынки. Расширяем зоны, где можно добывать нефть, объемы нефтедобычи – наши движения, задачи и цели понятны.

Иран сам по себе как страна с довольно неразвитой нефтедобычей, интересна для инвестиций в эту отрасль. Там есть, куда вкладываться, на чем зарабатывать, однако, насколько выгодны будут какие-то частные вложения, уже зависит от конкретных месторождений.

Важно понимать, что новые технологии для Ирана, не являются новыми для всего остального мира. Это не что-то такое прорывное, как, например, солнечные батареи в свое время. Да, Иран сегодня довольно дикий рынок, где в буквальном смысле киркой и лопатой добывают нефть, поэтому  любые технологии бурения кажутся прорывными. И их готово спонсировать иранское государство, если будут достигнуты определенные договоренности  с инвесторами в этой отрасли. Появления технологий однозначно позволит увеличить объем добычи нефти в Иране, но не более того», - комментирует нам независимый экономический эксперт Антон Шабанов.

Автор: Андрей Петров 

Источник: Экономика сегодня, 06.05.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики