Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Пошла или нет Европа на уступки Азербайджану: мнения разнятся

Пошла или нет Европа на уступки Азербайджану: мнения разнятся

ЕС заключил контракт с Азербайджаном по TAP, нарушив свою же философию, считает Симонов, тогда как Велизаде уверен, что «Газпром» никогда не считал Баку своим конкурентом на рынке ЕС.

Европейский союз объявил о начале строительства Трансадриатического газопровода (TAP) протяженностью 880 километров и начальной мощностью 10 миллиардов кубометров в год, который должен пересечь Грецию, Албанию, Адриатическое море и на юге Италии войти в газотранспортную сеть Snam.

TAP — главный элемент «Южного газового коридора» (ЮГК) для транспортировки газа из Азербайджана в обход России — будет строиться как альтернатива российско-европейскому проекту «Южный поток».

Реакция на это событие неоднозначная. Естественно, что в России негативно относятся к TAP, видя в нем больше политику, чем экономику. Но считают, что виновата в этом Европа.

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов уверен, что TAP и «Южный поток» — это энергетические проекты «разной весовой категории», которые решают совершенно разные задачи.

«Южный поток» должен был увеличить надежность поставок российского газа в Европу, потому что РФ не может гарантировать безопасность транзита через Украину. А проекты «Южного газового коридора», частью которого является TAP, нацелены на так называемую диверсификацию поставок и на доставку альтернативного России газа на рынок юга и юго-востока Европы. Это проект вывоза азербайджанского газа, который обойдется европейцам дороже«, — рассказал Симонов.

Учитывая объемы, азербайджанский газ конкурентом российского газа не будет, а другого газа пока для этого «Южного коридора» у европейцев нет, уточнил эксперт.

«Речь идет о поставках газа с месторождения «Шахдениз-II. Это 16 миллиардов кубов, причем шесть из них уже предназначены для Турции. Проект TAP будет доставлять в Европу всего десять миллиардов кубометров газа, — отметил Симонов. — Напомню, что российский „Южный поток“ был рассчитан на 63 миллиарда кубов. В этом плане речь идет о несопоставимых объемах».

При этом эксперт отметил, что Азербайджан заключил контракт по весьма выгодным для себя ценам. Более того, Евросоюз, по мнению Симонова, пошел на серьезные нарушения своей же философии развития энергетических рынков, заключив долгосрочный контракт с «нефтяной привязкой» в ущерб европейским потребителям. И все для того, чтобы получить азербайджанский газ, преимущество которого лишь в том, что он не российский.

Напомним, российский «Газпром» планировал построить газопровод «Южный поток», который должен был пройти в обход Украины через акваторию Черного моря в страны Южной и Центральной Европы. Но европейские власти предложили приостановить этот проект из-за его несоответствия Третьему энергопакету.

«Компании Азербайджана претендуют на газотранспортные активы в Греции, что на самом деле также нарушает принципы Третьего энергетического пакета и является довольно любопытной коллизией с точки зрения применения правил ЕС. Получается, что для Азербайджана делается исключение. И это позор для Европы», — считает Симонов.

Кроме того, подчеркивает российский эксперт, теперь Азербайджан сможет потребовать политические уступки, например, по карабахскому вопросу.

По мнению Симонова, ЕС мог бы встроить российский «Южный поток» (который трансформировался в «Турецкий поток») в проект Трансадриатического газопровода, который идет через Грецию, далее Албанию, в Италию. Таким образом была бы создана система реальной конкуренции между российским и азербайджанским газом, к которой Россия готова.

Подобный проект расширения TAP до 30 миллиардов кубов ранее рассматривался, однако Европа на такой шаг не пошла, рассказал эксперт.

Однако азербайджанский эксперт не согласен с такой постановкой вопроса. По мнению руководителя Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгара Велизаде, объявление о начале строительства Трансадриатического трубопровода, наряду с объективным анализом причин и возможных последствий этого шага, к сожалению, в очередной раз используется как попытка столкнуть интересы России и Азербайджана.

В частности, некоторыми экспертами высказывается предположение, что Государственная нефтяная компания АР (SOCAR) претендует на газотранспортные активы в Греции, в нарушение принципов Третьего энергетического пакета и является довольно любопытной коллизией с точки зрения применения правил ЕС. На основании этого делается вывод о том, что для Азербайджана делается исключение, что является «позором для европейцев».

«Авторы подобных рассуждений при этом „скромно“ умалчивают, что еще в мае 2013 года ТАР, через который будет поставляться азербайджанский газ в Европу, был освобожден от принципа „разделения собственности“ (транспортировка и продажа), лежащего в основе Третьего энергопакета и получил все необходимые разрешения от Европейской Комиссии», — указывает Велизаде.

Он также отмечает, что статья 36 газовой директивы Третьего энергопакета предусматривает возможность временных изъятий из регуляторной практики, чем и воспользовалась азербайджанская сторона. Согласно правилам, в рамках процесса получения права на исключение энергетический регулятор каждой страны-члена ЕС должен был, изучив соответствующий проект кандидата на получение этого права, прийти к выводу о том, что кандидат может на него претендовать.

«В данном случае соответствующие регуляторы Греции и Италии предоставили такое заключение. Так что никакого правового нонсенса нет», — подчеркивает Велизаде, по словам которого, более того, в свое время Еврокомиссия предложила и акционерам «Южного потока» пройти через соответствующую процедуру.

Азербайджанский эксперт считает, что, согласно процедуре, инициаторы проекта должны были подать заявку на изъятие из-под ограничительных мер в уполномоченный орган госрегулирования для дальнейшего направления запроса в Еврокомиссию. На «Южный поток» заявка не подавалась.

«Российская сторона мотивировала это решение тем, что еще до вступления в силу решения о Третьем энергопакете предприняла все необходимые меры для того, чтобы создать международную правовую базу для реализации данного проекта. Результатом этого стало подписание межправительственных соглашений со странами-участницами о сотрудничестве в сооружении системы газопроводов „Южный поток“. В то же время в Брюсселе потребовали приведения всех ранее подписанных обязательств с новыми условиями», — напомнил эксперт.

Велизаде считает, что самое интересное, что официальные лица «Газпрома», в отличие от некоторых экспертов, в этой связи свои претензии к азербайджанской стороне не высказывают, справедливо считая сложившуюся ситуацию исключительно проблемами взаимоотношений с соответствующими инстанциями в Брюсселе.

«Более того, следует напомнить, что руководство российского газового монополиста никогда не считало Азербайджан своим прямым конкурентом на газовом рынке Европы. Наоборот, даже с прошлого года российский „Газпром“ и азербайджанская SOCAR рассматривают возможность увеличения поставок российского газа с учетом перспективы роста потребления топлива в Азербайджане. Думается, в Москве прекрасно понимают, что те объемы газа, которые будут высвобождены для реализации на внутреннем рынке, будут поставляться в том числе и по системе газопровода ТАР. Но российских партнеров это не очень-то и беспокоит, поскольку Азербайджан будет платить „живыми деньгами“, кроме того есть возможность реализовывать операции с другими партнерами на региональных рынках, что серьезно укрепляет позиции России на газовом рынке региона. Так что, комментируя данный вопрос, эксперты должны учитывать все эти весьма важные обстоятельства», — заключает Велизаде.

Источник: Sputnik Азербайджан, 18.05.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики