Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > ТАР «Газпрому» не помеха

ТАР «Газпрому» не помеха

Аналитик Александр Пасечник — о значении Трансадриатического газопровода для европейского рынка газа

Брюссель по-прежнему не унимается в развитии новых маршрутов поставок газа в Европу, альтернативных российским газотранспортным проектам. На прошлой неделе в Салониках состоялась торжественная церемония начала строительства Трансадриатического трубопровода (TAP). Участвовавший в мероприятии зампредседателя Европейской комиссии Марош Шефчович заявил, что считает это событие «историческим», и попытался произнести несколько слов на греческом языке.  

Тем не менее столь помпезный старт отнюдь не означает благополучного скорого финиша — не факт, что проект вообще будет реализован. Его вполне может постичь судьба отмененного «Набукко» (Nabucco), на который Еврокомиссия возлагала большие надежды. Ведь TAP — всего лишь очередная интерпретация так называемого «Южного газового коридора», к перспективе которого есть ряд вопросов.

Во-первых, инвестиционный интерес к этому проекту не очевиден, ведь, учитывая сегодняшнюю низкую конъюнктуру цен на газ, сроки окупаемости проекта существенно удлинятся — инфраструктура в последние два года не стала стоить кратно дешевле, как голубое топливо. Сметное удешевление проектов при этом если и произошло, то лишь на 10–15%. А, как известно, начальная строительная смета ТАР сегодня оценивается во внушительные €5,6 млрд.

Во-вторых, есть вопросы с наполнением трубопровода — ресурсной базой TAP в плане стоит газ со второй очереди азербайджанского месторождения Шах-Дениз, по которому есть сдвиги от плановых сроков ввода и посредственная динамика освоения. Вовсе не факт, что поставки газа в Европу со второй очереди этого месторождения начнутся как намечено — в 2019 году.

В-третьих, объемы не столь внушительны для ЕС — речь о начальных 10 млрд кубометров, которые могут появиться на юге Италии и будут «размыты» на ее рынке. Поэтому четкого плана дальше тянуть маршрут нет, равно как и резона.

Но план европейцев обширен. Предполагается, что маршрут пройдет из греческого Комотини по дну Адриатического моря на юг Италии. А получателями газа должны стать еще и страны Южной Европы. «ТАР открывает возможность дальнейшего экспорта каспийского газа в Германию, во Францию, в Великобританию, Швейцарию и Австрию», — сообщил оператор проекта ТАР AG (BP владеет 20%, SOCAR — 20%, Snam S.p.A. — 20%, Fluxys — 19%, Enagas — 16%, Axpo — 5%).

Необходимо здесь учесть и тенденцию стремительного падения внутреннего производства газа на территории Европейского союза. Низкая конъюнктура цен на газовое топливо также поспособствует росту спроса на него, в том числе за счет вытеснения угля из сектора генерации электроэнергии и неизбежного «усмирения» популярных в Старом Свете всевозможных «зеленых» альтернатив (ВИЭ). Получается, что импорт голубого топлива в ЕС будет постепенно расти, и 10 млрд кубометров годовой мощности TAP на фоне российских 140–150 млрд сегодняшних поставок выглядят мизером. И это пока вся диверсификация Брюсселя на южном направлении.

А как известно, Европейский союз акцентирует внимание именно на южном векторе. Брюссель давно твердит, что зависимость стран юга, юго-востока Европы от России слишком велика и надо эти государства спасать от «гегемонии» «Газпрома». Однако в итоге азербайджанский газ в объеме 10 млрд кубометров распределится в следующих пропорциях: «львиную долю» в 8 млрд кубометров заберет Италия, и лишь 2 млрд кубометров достанутся Греции и Болгарии. Хотя итальянский рынок — это один из самых благополучных в ЕС с позиций палитры поставщиков. Там действительно есть российский газ, но там есть газ с севера Африки, есть приемные СПГ-терминалы. То есть в Италии давно сложился конкурентный рынок голубого топлива. Выходит, Брюссель намерен «спасать» Италию, где и так все прекрасно с точки зрения энергетической безопасности, а не балканские территории. При этом странно, что в Италии цены на газ в сравнении с другими странами европейского лагеря одни из самых высоких.

Таким образом, с точки зрения усиления конкуренции для «Газпрома» катастрофы нет. Хотя построение Брюсселем пресловутой системы энергетических противовесов «Газпрому» надо учитывать, но больших рисков для России как поставщика не возникнет. Наоборот, можно допустить, что актуализация TAP может подстегнуть интерес к российским магистралям в Европе (например, предлагаемому «Газпромом» новому газотранспортному проекту Poseidon), которые имеют стабильную ресурсную базу и более высокий потенциал в части гарантий по подрядам и инвестициям.

Автор: Александр Пасечник, руководитель аналитического управления ФНЭБ

Опубликовано: Известия, 24.05.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики