Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Пугало для трейдеров: почему страны ОПЕК не могут договориться

Пугало для трейдеров: почему страны ОПЕК не могут договориться

Встреча министров Организации стран — экспортеров нефти, проходящая в Вене, не поможет ОПЕК выработать единую политику, несмотря на то, что перед мероприятием много говорилось о намерениях участников картеля установить ограничения по коллективной добыче. Такое мнение в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей высказал преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Если в декабре прошлого года члены ОПЕК приняли решение сохранять добычу на текущем уровне, то уже весной разговоры о заморозке уровня добычи нефти для поддержания цены разгорелись с новой силой. Прийти к единому мнению в апреле члены ОПЕК не смогли: во многом этому помешал Иран, с которого только-только сняли санкции и который заявил о намерении вернуться на уровни досанкционной добычи. Перед июньским заседанием о готовности поддержать идею заморозки высказался Эр-Рияд. 

«Отношусь к заседанию пессимистично. Если уж в Дохе не смогли ни о чем договориться, то и сейчас вряд ли. Страны ОПЕК добывают 40% от мирового производства нефти, но когда на заседание приезжали другие крупные игроки, вроде России, то в сумме выходило больше половины производства. Но они не договорились даже о заморозке объемов добычи, которые есть уже сейчас. Вряд ли будет достигнуто какие-то соглашение», — комментирует собеседник ФАН.

По словам Юшкова, цена на нефть в конце прошлого года была низкой и все предлагали сократить объемы добычи, чтобы цена выросла. Но все изменилось весной. «В Дохе саудовский принц позвонил министру нефти и велел ничего не подписывать. К тому моменту цена выросла с 25 до 40 долларов за баррель, и он подумал, что стратегия Саудовской Аравии сработала. Изначально саудиты старались добывать по максимуму, чтобы цена упала как можно ниже, и множество проектов стало нерентабельно, в том числе и добыча сланцевой нефти, добыча на шельфе. А тут и цена пошла вверх, и добыча в Штатах упала: вроде как стратегия работает», — продолжает эксперт.

С момента встречи в Дохе прошло время, цена еще выросла — до 50 долларов за баррель. Поэтому какой смысл сейчас членам ОПЕК что-то подписывать? Иран вышел на досанкционные объемы производства, а цена все равно вырастает.  

«Здесь возникает еще один вопрос: если ограничивать себя в объемах добычи, каждому надо выдать какую-то квоту, как это всегда было в ОПЕК. И тут надо решить, сколько получит Иран. Когда против него ввели санкции, эту долю на рынке забрала Саудовская Аравия. А сейчас ей нужно сократить объемы поставок нефти в Европу и отдать этот рынок Ирану. Понятно, что Эр-Рияд этого делать не будет. Всем нужно много денег, но никто не собирается сокращать объемы производства. Все хотят максимальной прибыли, иначе их подвинет с рынка, например, Венесуэла», — утверждает Юшков.

Получается, что министры из стран, участниц ОПЕК, хотят, чтобы саудиты сократили объем производства. Но этого, повторимся, ждать наивно. Единственное, на встрече может быть зафиксирована новая планка, на которую они вышли со времен прошло встречи.  

«ОПЕК — умершая организация, которая не работает в том направлении, в каком создавалась. Страны ОПЕК не влияют на цены на нефть. Если раньше это влияние было прямым (сокращают объем производства — цена вырастает) и работал баланс спроса и предложения, то потом запустили механизм торговли нефтяными фьючерсами, и их цену определяют уже не производители, а торговые площадки. Единственное, когда они делают резкое и неожиданное заявление, то трейдеры на бирже пугаются, и работает психологический эффект, который быстро проходит. То есть ОПЕК выполняет функцию пугала для трейдеров. Это чисто консультативный орган, выпускающий отчеты и статистику, не более», — резюмирует эксперт.

Автор: Дмитрий Пятов 

Источник: ФАН, 02.06.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики