Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > ФРГ использует «Северный поток – 2» для политического давления на Россию

ФРГ использует «Северный поток – 2» для политического давления на Россию

Многочисленные претензии, которые выдвигались к России по поводу использования газа как инструмента политического давления, Запад теперь может обратить в собственный адрес. ФРГ впервые официально выдвинула России требования для реализации проекта «Северный поток – 2», и по крайней мере одно из них носит чисто политический характер. Разумеется, связанный с Украиной. Пойдет ли Газпром навстречу?

Германия готова поддержать проект «Северного потока – 2» при соблюдении трех ключевых условий, заявил вице-канцлер и министр экономики и энергетики ФРГ Зигмар Габриэль. Во-первых, он должен соответствовать существующим в ЕС правилам, во-вторых,  не должен каким-либо негативным образом повлиять на транзит газа через Украину, в-третьих, не должен препятствовать поставкам газа в Восточной Европе.

Габриэль подтвердил то, что и так было уже понятно: третий энергопакет ЕС не имеет отношения к проекту «Северный поток – 2». «У нас есть четкая правовая позиция, и я уверен, что ее разделяет юридическая служба ЕК. Она заключается в том, что газопровод не подпадает под действие пакета законов, функционирующих на внутреннем рынке ЕС», – цитирует его слова агентство Bloomberg. «Северный поток – 2», равно как и первая труба, не идет по территории ЕС, поэтому не подпадает под действие европейских законов.

Интересно, что Габриэль уверяет, что, с позиции Германии, «Северный поток – 2» является вопросом, который нужно оценивать с экономической точки зрения, а не с политической. При этом выставляемые одновременно с этим условия имеют явный привкус политики.

Такие заявления немецкий представитель сделал перед встречей представителей Германии и Европейской комиссии (ЕК), которая прошла в среду в Берлине. На ней обсуждались вопросы по газопроводам в системе «Северный поток». Участие приняли сам министр и европейский комиссар по вопросам климата Мигель Ариас Каньете.

Сами переговоры нового ничего не добавили. Позиция Берлина в отношении условий поддержки проекта газопровода «Северный поток – 2» остается неизменной, заявила РИА «Новости» официальный представитель немецкого министерства экономики и энергетики после встречи.

По ее словам, это условия, которые были сформулированы Германией еще осенью, и они сохранились и по сей день. Но комментировать переговоры она отказалась, напомнив еще раз слова министра о том, что «Северный поток – 2» является в данном случае коммерческим проектом, проектом консорциума».

Проект «Северный поток – 2» предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Газпрому будет принадлежать 50% в проекте, европейским компаниям OMV, BASF, Engie, Shell, Uniper (выделена из E.On) – по 10%. Новый трубопровод планируется построить рядом с «Северным потоком».

С выполнением двух условий никаких проблем нет, а вот с сохранением транзита через Украину Германия перегибает палку.

Что касается первого условия – соответствия европейским законам, то министр экономики и энергетики ФРГ сам указал на то, что под действие Третьего энергопакета «Северный поток – 2» не подпадает. Речь может идти лишь о продолжении трубы по европейской территории – аналогично трубопроводу Opal.

«Очевидно, что европейские правила будут выполняться. Газ приходит по дну Балтийского моря – от российского Выборга до немецкого Грайфсвальда, и дальше он будет распределяться, конечно, по европейским правилам. Газпром никогда и не настаивал на исключении из Третьего энергопакета, потому что по истории с Opal уже ясно, что никаких исключений не будет», – говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.  

Газ по «Северному потоку» доходит до Германии, а уже по немецкой территории через газопровод Opal поступает покупателям. Из-за норм Третьего энергопакета Газпрому разрешили прокачивать газ по Opal только на 50% мощностей трубы. Оставшуюся половину оставили для некоего «другого поставщика», которого и в помине нет. Она просто простаивает. По нормам Третьего энергопакета на территории ЕС к трубопроводу должен быть обеспечен доступ для любого поставщика газа. Сначала Газпром пытался еще добиться исключения (газопроводу TAP под азербайджанский газ такое дали), но после тщетных попыток смирился. Такая же схема будет использована и для «Северного потока – 2», и здесь Газпром даже не поднимает вопрос об исключениях.

Ровно так же с легкостью Газпром выполнит другое требование к «Северному потому – 2» – не препятствовать поставкам газа в Восточную Европу.

«Каким образом мы будем препятствовать поставкам альтернативного газа в Восточную Европу? Например, построили СПГ-терминал в Свиноустье, правда, он стоит пустой. Польша ждет 1,5 млрд кубометров катарского газа при мощности терминала в 5 млрд кубов. Мы, что ли, препятствуем поставкам СПГ на польский терминал? Нет», – объясняет газовый эксперт.

Летом 2015 года в Газпроме говорили о себестоимости добычи газа в 2015 году в менее 30 долларов за тысячу кубометров против 38 долларов в 2014 году, включая НДПИ. В переводе на рубли речь шла о 1435 рублях за тысячу кубометров. При текущем курсе доллара это как раз 20 долларов.

«Совершенно очевидно, что мы выдержим цену даже ниже 100 долларов за тысячу кубометров, если говорить о ценовой конкуренции. Ни один другой производитель, в том числе Норвегия, такие цены держать не сможет», – уверяет глава ФНЭБ.

Единственное условие, которое Россия не может выполнить полностью, касается, конечно же, требования сохранить Украину в качестве транзитной страны. «Очевидно, что при вводе в строй «Северного потока – 2» мы будем сокращать поставки через Украину. Прямой маршрут строится именно как альтернатива транзитному», – говорит Симонов. Но с другой стороны, «Северный поток – 2» полностью не убивает украинский транзит, потому что остается вопрос с поставками российского газа в южные страны: Грецию, Болгарию, Балканские страны (включая Сербию) и, наконец, Турцию. Оценочно при вводе в строй «Северного потока – 2» Украина сохранит транзит российского газа в объеме 20–30 млрд кубометров. В 2014 году через Украину было прокачано 62 млрд кубов, в 2015 году – 65 млрд. За это Украина получала каждый год порядка 2 млрд долларов транзитных платежей.

«Получается, что частично мы можем выполнить условие: мы не прекратим полностью транзит через Украину, если, конечно, не решим вопрос с «Южным», «Турецким» или другим подобным трубопроводом. Если этот вопрос решается, то тогда конец транзиту через Украину целиком», – соглашается Симонов.

Кроме того, стоит напомнить, что Германия, в отличие, например, от США и той же Украины, официально заявляет, что «Северный поток – 2» – чисто коммерческий проект, ни в коем случае не политический. Отчего же она тогда выдвигает политические требования для его реализации?

«Требование сохранить Украину в транзите – чисто политическое. В европейских правилах где-то сказано, что производитель должен обязательно при наличии Украины использовать ее возможности и не имеет права напрямую поставлять товар? Этого нет ни в одном европейском законе. На основании чего мы обязаны гарантировать заполнение ее трубы? Через кого мы будем транзитировать газ – это чисто коммерческий вопрос. У нас контракт с Украиной заканчивается 1 января 2020 года, мы вполне можем его не продлевать, и это вопрос коммерческих отношений», – удивляется Симонов.

Парадокс, по его мнению, в том, что Европа постоянно обвиняет Россию в выдвижении политических требований, хотя в первую очередь занимается этим сама. «Нас просят постоянно сохранить украинский транзит. Это политический или коммерческий вопрос? Если политический, тогда нас не обвиняйте в политизации. Если это коммерческий вопрос, то мы действующий контракт выполняем, и до 2020 года транзит, конечно, будет, но после продлять коммерческий договор или нет – это вопрос нашего желания», – говорит Симонов.

Здесь Европа должна сама подумать, чего она хочет – надежных и гарантированных поставок топлива или же доходов для Украины. Потому что сохранение транзита через Украину создает риски в том числе и для покупателя газа – Европы.

«Они считают Украину головной болью для себя или желают всячески ей помогать? Когда в январе 2009 года возник газовый кризис, ни один европейский политик почему-то не заявил, что он готов взять на себя ответственность за Украину как транзитера. Наоборот, все они сказали, что по контракту именно Газпром должен доставить газ до европейской границы, а что там у него произошло с Украиной – пусть он сам разбирается. Отсюда и возникли все эти проблемы», – напоминает Симонов.

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 08.06.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности
В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.
Итоги разворота на Восток в нефтегазовом секторе
План поворота на Восток начал реализовываться в нефтегазовом комплексе РФ еще задолго до очередного обострения отношений с Западом. Мотивы у него были самые прагматичные. Потребление нефти и газа в Азии росло, а низкие собственные запасы позволяли уверенно прогнозировать выход азиатских стран на первые места в списке импортеров углеводородов. А вот у России на Востоке как раз есть запасы нефти и газа, которые можно монетизировать. етыре с лишним года жизни под санкциями показали, что и с политической точки зрения поворот на Восток оказался оправдан. Каковы же его реальные результаты?
Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики