Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Катар хочет участвовать в «Ямал СПГ», проектах на Сахалине и в Сибири

Катар хочет участвовать в «Ямал СПГ», проектах на Сахалине и в Сибири

Договориться будет сложно: Катар и Россия – конкуренты на газовом рынке

Россия ждет от Катара предложений по участию в энергетических проектах «Ямал СПГ», «Сахалин-1», «Сахалин-2» и добыче в Иркутской и Томской областях. Об этом заявил посол России в Дохе Нурмахмад Холов в интервью «Интерфаксу». «Катарская сторона выразила свою заинтересованность на этом направлении, и мы ожидаем от них предложений по участию в упомянутых проектах, учитывая тот факт, что общий объем инвестиций со стороны эмирата достиг $9 млрд», – сказал посол.

Участие Катара в российских проектах обсуждалось в начале июня в Москве. Тогда министр энергетики Александр Новак говорил, что в совместном с Катаром маркетинге сжиженного природного газа (СПГ) заинтересован «Новатэк». Компания строит «Ямал СПГ» мощностью 16,5 млн т, первые поставки газа запланированы на 2017 г. Акционеры «Сахалина-1» – Exxon Neftegas Limited (30%), «Роснефть» (20%), ONGC (20%), Sodeco (30%). Оператор «Сахалина-2» – Sakhalin Energy, у «Газпрома» 50% плюс 1 акция, у Shell – 27,5% минус 1 акция, у Mitsui – 12,5%, у Mitsubishi – 10%. «В настоящее время ждем конкретных предложений от катарской стороны», – сообщил представитель Минэнерго.

Катар – крупнейший в мире производитель СПГ, в 2015 г. на него приходилось более 30% глобального рынка, так что опыт в маркетинге у катарских компаний большой, считает младший директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

Катар начал проявлять интерес к российским газовым проектам в 2010 г., сказал Холов. «Они изъявляли желание принять участие в разработке российских газовых месторождений на Ямале и даже озвучивали суммы, которые были готовы инвестировать в этот проект, однако до конкретных шагов дело так и не дошло, и эта инициатива потеряла свой пыл в начале 2011 г.», – приводит слова посла информагентство. Скорее всего, речь идет о привлечении финансирования и теперь, предполагают аналитики.

Исторически катарский и российский газ соперничают за потребителя, говорит руководитель направления СПГ ICIS Heren Роман Казьмин. Себестоимость добычи катарского газа вдвое ниже российского, уточняет Казьмин, географически у страны очень выгодная позиция. Вряд ли Катару выгодно инвестировать в проекты конкурентов, сомневается и замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. «В целом у нас достаточно глубокие политические противоречия с Катаром, это могут быть скорее тактические маневры, чем стратегическое сотрудничество», – говорит Гривач.

Вряд ли речь идет о технологиях сжижения – катарские Qatargas и RasGas используют опыт Shell, ExxonMobil и Total, указывает Казьмин. Но эти компании уже участвуют в проектах «Ямал СПГ», «Сахалин-1» и «Сахалин-2».

Единственная возможная форма сотрудничества по добыче в Сибири – участие в отдельных месторождениях на правах миноритарного партнера, т. е. фактически привлечение финансирования, полагает Маринченко. В Катаре находится крупнейшее в мире месторождение газа Северное с запасами более 25 трлн куб. м. Но у страны нет подходящего технологического опыта для работы в условиях Сибири, указывает аналитик Vygon Consulting Мария Белова. Правильно было бы разговаривать с Катаром о своповых поставках СПГ, считает она. В Японию проще доставлять газ с Сахалина, а в Европу или Латинскую Америку – из Катара.

Представители «Газпрома», «Новатэка», «Роснефти», Shell и правительства Катара не ответили на запросы.

Автор: Алена Махнева

Источник: Ведомости, 28.06.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики