Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Запахло серой: «Транснефть» опять готовит поход за «золотым руном» Татарстана?

Запахло серой: «Транснефть» опять готовит поход за «золотым руном» Татарстана?

ФАС рекомендовала минэнерго ограничить сернистость Urals уровнем в 1,6% — против выступила только «Татнефть»

В правительстве России вновь говорят о необходимости отделить высокосернистую поволжскую нефть от «светлой» сибирской. Это, дескать, и доходы от экспорта повысит, и нефтяную биржу в Петербурге позволит, наконец, на полную запустить. При этом не учитывается, что потери одной только «Татнефти» потянут примерно на 18 млрд. рублей в год. Эксперты же «БИЗНЕС Online» призывают не паниковать, а развивать нефтепереработку.

НОВАЯ «ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА» «ТРАНСНЕФТИ»

Как сегодня сообщает газета «Ведомости», на прошедшем в конце июня заседании профильного подкомитета ФАС чиновники и представители нефтекомпаний приняли решение, что российская нефть марки Urals должна содержать не более 1,6% серы. Согласно протоколу, рекомендации направлены в минэрго РФ для внесения изменений в соответствующий ведомственный приказ. Категорически против предложения выступила только «Татнефть». Тема всплыла в контексте обсуждения вопроса о разделении экспорта российской нефти на два потока разных сортов: Urals (на базисе балтийских портов) и ESPO (экспортируется по ВСТО).

Очередной вброс выглядит как продолжение затяжной лоббисткой войны «Транснефти» за очистку экспорта от «плохой» нефти, прежде всего из Татарстана и Башкортостана. В феврале-марте прошлого года правительство РФ и нефтяники бурно обсуждали поручение курирующего ТЭК вице-премьера Аркадия Дворковича проработать возможность строительства трубопровода из Татарстана до Усть-Луги (Ленинградская область) для перекачки высокосернистой нефти. В мае «Татнефть» опровергла информацию о том, что татарстанская компания якобы давала согласие на выделение экспортного сорта Urals Heavy для этого трубопровода. 

Активнее всех идею своеобразного гетто для нефти Уральско-Поволжского региона лоббирует директор департамента планирования и учета грузопотоков нефтетранспортного монополиста компании «Транснефть» Игорь Кацал. Особенно это актуально, по его мнению, для поставок по ВСТО в Китай, где привыкли к «светлой» низкосернистой нефти из Персидского залива. Сорт Urals же традиционно отличается высоким содержанием серы. Даже 1,6% — это много для западноевропейских НПЗ, где привыкли к уровню 0,2 - 1%. В «тяжелом» же сорте российской нефти серы, по словам Кацала, будет 2,3%. Объемы ее экспорта из порта Усть-Луга, по подсчетам «Транснефти», должны составить 30 млн. тонн. Кстати, всего в России добывается примерно 80 млн. т нефти со сверхвысоким содержанием серы. Предполагается, что оставшиеся 50 млн. т должны перерабатываться внутри страны.

Константин Симонов: «Доля серы, которая есть сегодня по сорту Urals, абсолютно не критична и растет не такими темпами, чтобы паниковать и говорить, что эта проблема действительно имеет какую-то актуальность»

Константин Симонов: «Доля серы, которая есть сегодня по сорту Urals, абсолютно некритична и растет не такими темпами, чтобы паниковать и говорить, что эта проблема действительно имеет какую-то актуальность»

Фото: ©Владимир Трефилов, РИА «Новости»

«ДОЛЯ СЕРЫ АБСОЛЮТНО НЕКРИТИЧНА И РАСТЕТ НЕ ТАКИМИ ТЕМПАМИ, ЧТОБЫ ПАНИКОВАТЬ»

Тем не менее эксперты скептически оценивают такие инициативы. «Доля серы, которая есть сегодня по сорту Urals, абсолютно некритична и растет не такими темпами, чтобы паниковать и говорить, что эта проблема действительно имеет какую-то актуальность», — заявил в интервью «БИЗНЕС Online» директор фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Эксперт отмечает: «Мы имеем дело с манипуляцией статистическими данными. «Транснефть» пытается показать, что на ряде направлений ситуация складывается критически, но в реальности это цифры не показывают. Весной-летом «Транснефть» каждый год пытается доказать, что надо выделить серу в отдельный поток. Есть желание построить новую инфраструктуру — я его понимаю, но в реальности внятных экономических обоснований этому нет», — говорит Симонов.

С ним согласен и президент союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. «Когда мы говорим, что надо сделать отдельный трубопровод для сернистой нефти, то, во-первых, мы ее столько не наберем, чтобы заполнить этот трубопровод. Во-вторых, кто у нас ее купит, если будет достаточно высокий уровень серы? В свое время ряд заводов в Европе был предусмотрен для переработки именно высокосернистой нефти. Но ситуация много раз менялась», — сказал он нашему изданию.

Действительно, статистика говорит о том, что с серой у российской нефти если и есть проблемы, то они никуда не денутся и при выделении поволжской нефти в отдельный экспортный поток. А вот в условиях резкого сокращении бюджетного финансирования инфраструктурных проектов (а небюджетного финансирования «строек века» в России отродясь не было) выбить деньги на новую «трубу», как говорится, сам бог велел.

Геннадий Шмаль: «Когда мы говорим, что надо сделать отдельный трубопровод для сернистой нефти, то, во-первых, мы ее столько не наберем, чтобы заполнить этот трубопровод»

Геннадий Шмаль: «Когда мы говорим, что надо сделать отдельный трубопровод для сернистой нефти, то, во-первых, мы ее столько не наберем, чтобы заполнить этот трубопровод»

Фото: ©Григорий Сысоев, РИА «Новости»

Не верит в перспективу разделения нефти и член АН РТ, консультант президента РТ по вопросам разработки нефтяных и нефтегазовых месторождений Ренат Муслимов. «Сибирь лоббирует эту инициативу уже лет 10 как, но я думаю, что наработанные схемы так и будут работать». По его информации, в Татарстане в настоящее время более половины добываемой нефти имеет высокое содержание серы, «на некоторых месторождениях доходит до 4 процентов [доля серы], но в целом по республике получается максимум 2,5 - 3 процента серы».

«ВЫДЕЛЕНИЕ ВЫСОКОСЕРНИСТОЙ НЕФТИ В ОТДЕЛЬНЫЙ ПОТОК СТОИМОСТЬ URALS НЕ УВЕЛИЧИТ»

В настоящее время никакого разделения российской нефти на сорта не существует. Нефть из разных регионов смешивается в одной «трубе». В итоге компании независимо от сернистости добываемой нефти получают усредненную выручку за тонну или баррель (смотря что написано в контракте) поставляемой на экспорт Urals. Доля серы в российской нефти постепенно увеличивается по причине ускоренного роста добычи в старых нефтяных провинциях Поволжья и Урала. Сейчас она составляет 1,5 - 1,7%. Ранее минэнерго РФ заявляло, что при достижении показателя в 1,8% серы министерство рассмотрит предложения об удалении нефти «Татнефти» и «Башнефти» из общей трубопроводной системы.

Судя по всему, заявления на заседании подкомиссии антимонопольного ведомства следует рассматривать как способ давления с целью сдвинуть процесс с мертвой точки. Компании, добывающие «легкие» сорта нефти, смогут поставлять свой товар на экспорт дороже. Низкосернистую нефть предполагается отгружать на Запад в конечной точке Балтийской трубопроводной системы — в порту Приморск.

Весь вопрос в том, кто на этом заработает, а кто, напротив, потеряет. С теряющими есть полная ясность. Как напоминает Геннадий Шмаль, «кроме «Татнефти» есть еще «Башнефть», которая тоже добывает эту нефть, и какая-то часть «Роснефти», в Самаре также работает дочернее предприятие «Лукойла», где тоже большое количество сероводорода». Получается, едва ли не все ведущие российские нефтекомпании пусть и в разных объемах, но добывают высокосернистую нефть.

Если бы разделение экспорта по содержанию серы действовало в 2015 году, «Татнефть» с Наилем Магановым во главе потеряла бы 18 млрд. рублей

Если бы разделение экспорта по содержанию серы действовало в 2015 году, «Татнефть» с Наилем Магановым во главе потеряла бы 18 млрд. рублей

Фото: архив «БИЗНЕС Online»

При этом однозначного ответа на вопрос о потерях и прибылях в случае разделения «светлой» и «темной» нефти не существует. По фигурировавшим в прессе оценкам со ссылкой на специалистов «Башнефти», отдельный сорт «тяжелой» нефти будет стоить на $40 за тонну дешевле. Это означает, что сернистая нефть должна оцениваться ниже «светлой» на 12%. Напомним, что за прошлый год «Татнефть» продала нефти в дальнее зарубежье на 150,3 млрд. рублей. Соответственно, если бы разделение экспорта по содержанию серы действовало в 2015 году, компания, по грубым оценкам, потеряла бы 18 млрд. рублей. Ратующие за разделение сортов «Лукойл» и «Газпромнефть» год назад называли меньшие размеры потерь — $15 - 20 с тонны. Однако они лица заинтересованные. К тому же, как говорят наши эксперты, нельзя предсказать с каким дисконтом стали бы покупать нефть с заранее известными низкими характеристиками на Западе. Не исключено, что скидку пришлось бы давать и гораздо больше 12%.

Что касается доходов производителей «легкой» российской нефти, то они оказываются чисто гипотетическими. По состоянию на 6 июля дисконт на марку Urals по сравнению с эталонной Brent составлял $2,45 за баррель. При этом проблема не только и не столько в высоком содержании серы в российской нефти. Ее качество в целом ниже, чем у Brent, а главное — химический состав российской нефти нестабилен, меняется от партии к партии, что является главным препятствием для превращения ее в эталонный сорт.

Однозначного ответа на вопрос о потерях и прибылях в случае разделения «светлой» и «темной» нефти не существует

Однозначного ответа на вопрос о потерях и прибылях в случае разделения «светлой» и «темной» нефти не существует

Фото: taneco.ru

«Выделение высокосернистой нефти в отдельный поток стоимость Urals не увеличит, — уверен Симонов. — Есть более важные и сложные вопросы, которыми нужно заниматься. Например, налоговый режим, что делать с экспортом дизеля. У нас новые мощности были введены в расчете на то, что Европа будет закрывать заводы, а они не закрыли. Вот проблемы, которые существуют. Зачем нам придумывать новые, когда у нас старые не разрешены»?

«БИЛИ В БАРАБАНЫ, НУ И ГДЕ REBCO? СТУХЛА «РЕПКА»

Помимо «Транснефти» лоббистом нефтяного передела выступает и руководство Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, влачащей, чего греха таить, жалкое состояние. Если на внутрироссийские цены на нефтепродукты проходящие на ней торги еще оказывают какое-то влияние, то по сырой нефти — полный ноль. При этом руководство биржи уже много раз заявляло о том, что торги фьючерсом на эталонную российскую нефть будут запущены буквально со дня на день. Последний «дедлайн» — конец текущего года. Планируется два фьючерса по экспортным направлениям: Urals, идущая на Запад, и ESPO — по ВСТО на Восток. Поначалу котировки должны быть в долларах США, а потом и прежде всего для «восточной» нефти — в рублях или валютах покупателей (юани, йены). Минимальный биржевой контракт хотят установить в объеме тысячи баррелей, а реально отгружаемую партию нефти — в 720 тыс. беррелей.

Ренат Муслимов полагает, что свой эталонный сорт – это огромные капвложения

Ренат Муслимов полагает, что свой эталонный сорт — это огромные капвложения

Фото: архив «БИЗНЕС Online»

Эксперты «БИЗНЕС Online» по-разному смотрят на перспективы появления фьючерса на российскую нефть. Геннадий Шмаль говорит о том, что перспектива у российского фьючерса на нефть имеется. У нас все-таки есть нефть ESPO (ее сернистость меньше, чем у Urals, но не намного — 1,5% против 1,63)». Муслимов, однако, полагает, что свой эталонный сорт — это огромные капвложения: «Нужно выделить не только «трубу», а еще и замерные устройства и прочее, тут хлопот очень много».

В свою очередь, по словам Симонова, затея с фьючерсом попахивает авантюрой. «Перспективы создания фьючерса очень непростые, потому что создать-то вы его можете. Но вопрос: кто его будет покупать? — говорит эксперт. — Если фьючерсы будет покупать только Сбербанк и Газпромбанк, то это будет самообман. Вы должны привлечь крупные западные фонды к приобретению наших фьючерсов. Это не такая простая история. Однако известно, что объем торгов по Urals выше, чем по Brent, но Brent является бенчмарком, а мы не являемся. Надо этой историей заниматься, но как бы не получилось, как с сортом REBCO. Его запустили, били в барабаны, ну и где REBCO? Стухла «репка». Есть риски повторить эту историю».

Альтернатива разделению сырой нефти на экспортные сорта есть — переработка высокосернистой нефти в России

Альтернатива разделению сырой нефти на экспортные сорта есть — переработка высокосернистой нефти в России

Фото: tatneft.ru

Разговоры о создании нашего нефтяного фьючерса действительно идут лет 10. Тот же эталонный сорт REBCO, из которого также предполагалось изъять высокосернистую нефть Татарстана и Башкортостана, ушел в небытие, не успев возникнуть. При этом надо понимать, что все разговоры о разделении «легкой» и «тяжелой» нефти так и остаются не более чем разговорами. «Правительство России решение не принимало о выделении [сортов нефти], а «Транснефть» пытается жить в придуманном мире, где это решение уже принято», — напоминает Симонов.

В сухом остатке, по мнению большинства специалистов, альтернатива разделению сырой нефти на экспортные сорта. Речь идет о переработке высокосернистой нефти в России. Именно под это «заточен» нефтеперерабатывающий комплекс «Татнефти» «ТАНЕКО». Наращивание переработки на нем высокосернистой нефти только и способно уменьшить ее долю в экспортной «трубе». А значит, повысить качество поставляемой за границу российской сырой нефти. Постепенно это позволит и решить, казалось бы, нерешаемую проблему с отсутствием у крупнейшей в мире нефтедобывающей страны собственного эталонного сорта и собственной нефтяной биржи.

Авторы: Елена Колебакина, Наталья Голобурдова, Андрей Смирнов


Подробнее на «БИЗНЕС Online»:http://www.business-gazeta.ru/article/316141

Источник: БИЗНЕС Online, 07.07.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики