Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Хлеб vs. нефть

Хлеб vs. нефть

Почему нас радует рост экспорта зерна и не радует – нефти

В последнее время мне несколько раз приходилось слышать, что в прошлом году мы заработали на экспорте пшеницы больше, чем на экспорте нефти. Первый раз я просто удивился, но на четвертый-пятый понял, что байка эта пошла по умам. И что в нее радостно верят. Окончательно добило меня сообщение, что министр сельского хозяйства Александр Ткачев назвал зерно основным источником экспортных доходов России. Правда, оказалось, что министр все же говорил о будущем.

Но сделать зерно основой внешней торговли будет, мягко говоря, очень непросто. Возьмем цифры Росстата. Сырой нефти мы в прошлом году экспортировали на $89,5 млрд, а все продтовары и сельхозсырье – на $16,1 млрд. Из них злаков (к коим как раз и относится пшеница) мы экспортировали всего на $5,6 млрд.

Если не верите Росстату, то можно пересчитать самостоятельно. Россия в 2015 г. экспортировала примерно 241 млн т сырой нефти. Средняя цена на нефть марки Urals была чуть менее $380 за тонну. Максимальная же цена за тонну российской пшеницы была более чем вдвое ниже нефти. Среднегодовая цена американской пшеницы была порядка $200 за тонну – но она стоила примерно на $20 дороже российской. Зерна мы экспортировали всего 34 млн т, из них пшеницы – только 24,6 млн т. Короче, как ни считай, ну никак по экспорту зерна мы нефть обойти не могли, вот вообще никак. Я бы еще скромно напомнил об экспорте 170 млн т нефтепродуктов. Это солидный объем – про массовый экспорт печенья я лично не слышал.

Ситуация не слишком изменилась в 2016 г., хотя экспорт злаков в физическом выражении вырос фантастически: за январь – май на 50%. Экспорт же сырой нефти увеличился только на 5,3%. В стоимостном выражении экспорт нефти за первые пять месяцев текущего года составил $26,1 млрд, а всех продовольственных товаров – $6,2 млрд, из них злаков – $2,1 млрд. Все равно пропасть.

Однако такого рода байки с удовольствием воспринимаются массовым сознанием. Хотя экспорт зерна – это все же не экономика четвертого уклада, а скорее возвращение к структуре экспорта столетней давности. Между тем у нас есть все шансы уже скоро превзойти исторические рекорды СССР по добыче нефти – но это, уверен, вызовет только кривые ухмылки: «Опять эта нефть, да кому она нужна». Это, правда, никак не бьется с уверенным ростом нашего нефтяного экспорта, но причина такого отношения показательна, хотя и понятна. Мы перекормлены историями про нефтяное проклятье. И никто не хочет объяснять, зачем США нарастили добычу нефти за последние 10 лет на 85%, обогнав по годовому уровню нас и догнав саудитов. Кстати, на мировом рынке зерна нашим главным конкурентом являются как раз США. В этом и секрет успеха американской экономики – и нефть добывают, и пшеницу выращивают, и айфоны и 3D-принтеры производят. Мы же живем в уверенности, что хуже нефти ничего не бывает и инновации у нас появятся, когда нефть кончится. Хотя в реальности экономика – это не игра с нулевой суммой. 

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Источник: Ведомости, 26.07.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики