Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Утонет ли «китайский дракон» в российском газе

Утонет ли «китайский дракон» в российском газе

Западные аналитики пророчат рост газовых поставок из России в Китай до 90 миллиардов кубических метров в год. Какую прибыль получит «Газпром» и почему экспертов тревожат запланированные объёмы поставок в Китай, выяснял Лайф.

Большой разворот на восток, начавшийся в российской экономике в 2014 году, может оказаться очень кстати для крупнейших стран Азии. Особенно Китая: растущая экономика КНР потребует в будущем как минимум в пять раз больше газа, чем сейчас — 270 млрд куб. м против нынешних 53 млрд куб. м. В начале августа столь амбициозные планы строили в Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC). И далеко не последнюю роль в этом сыграет обладающая обширными запасами голубого топлива Россия.

На данный момент Москва не экспортирует газ в Поднебесную: пока нет ни свободных объёмов, ни, самое главное, трубопроводов. Единственный СПГ-завод на Сахалине, принадлежащий «Газпрому», отгружает почти всю свою продукцию в Японию. Китай же тем временем уже «обработали» его ближайшие богатые газом соседи: Туркмения, Мьянма и, с недавних пор, Казахстан.

России было бы грех упускать такую возможность потеснить конкурентов на самом, по сути, большом и выгодном газовом рынке мира. И хотя сейчас, как мы уже говорили выше, нашего голубого топлива в Поднебесной нет, к 2030 году РФ сможет занять до трети китайского импорта в этом сегменте, подсчитали в своём свежем отчёте (есть в распоряжении Лайфа) аналитики из Оксфордского института энергетических исследований в Великобритании.

Три трубы

Первые проекты газовых труб для поставок в Китай Россия наметила ещё в 1980-х, но планам тогда помешала низкая заинтересованность самого «восточного дракона» на фоне перенасыщенности рынка, вспоминают аналитики. Во второй раз Москва начала разворот на Китай в 2007-м. Это совпало с началом разработки Восточной газовой программы «Газпрома», предполагавшей повсеместную газификацию регионов Дальнего Востока с одновременным выстраиванием новых маршрутов поставок за рубеж.

В итоге первые коммерческие контракты на так называемый восточный маршрут, получивший имя «Сила Сибири», удалось подписать только лишь осенью 2014 года. Есть ещё два маршрута — один «западный», часто именуемый «Алтаем» или «Силой Сибири — 2», и газопровод с острова Сахалин до Владивостока, но по ним «Газпром» коммерческих соглашений пока не имеет, пишут британские эксперты.

По расчётам аналитиков из Оксфорда, без учёта этих двух проектов Россия сможет нарастить газовые поставки в Китай примерно до 2 млрд куб. м газа в 2018 году и до как минимум 41 млрд куб. м к 2030 году. Если же госмонополии удастся договориться и о двух других трубах — то объём экспорта увеличивается более чем вдвое, до 90 млрд куб. м в год, посчитали эксперты.

В принципе, «Алтай» с газовой трубой через Владивосток здесь играют роль заметно меньшую, чем «Сила Сибири»: только по ней Россия планирует ежегодно отправлять в Китай до 38 млрд куб. м природного газа. Второй по объёму — «Алтай» с 30 млрд куб. м, потенциал третьей трубы британские аналитики оценивают в 17,4 млрд куб. м в год. Оставшиеся 4,1 млрд куб. м. газа поставит в обход труб «Газпрома» компания «Новатэк» миллиардера Леонида Михельсона.

— В целом прогноз по экспорту газа с Дальнего Востока и Восточной Сибири остаётся несколько неясным, особенно с точки зрения сроков. Наиболее реален к исполнению пока «Ямал СПГ», запускающий поставки с 2018 года и выходящий на свой пик в 4,1 млрд куб. м в год к 2020 году. Тем не менее заметно, что Россия в своём стремлении достроить «Силу Сибири» тверда, даже с учётом того, что запуск проекта колеблется между 2019 и 2021 годами, — считают эксперты института.

Трудности перевода

Впрочем, аналитики в возможностях «Газпрома» полностью исполнить все три проекта пока сомневаются. «За» говорит экология, «против» — чисто экономическая ситуация. 

«Учитывая ведущуюся борьбу за экологию и переход с угля на газ, для чего может потребоваться, по расчётам CNPC, дополнительные 100 млрд куб. м в год в ближайшие пять лет, потенциал для роста поставок из России есть. С другой стороны, колебание цен на газ в Китае и конкуренция со стороны СПГ может скорректировать рост поставок. Но мы считаем, что РФ будет иметь возможность к 2025 году поставлять в Китай около 40–50 млрд куб. м газа и, возможно, 90 млрд куб. м к 2030-му»

Пока соглашения России с Китаем по «Алтаю» и трубе с Сахалина не ушли дальше меморандумов, строить начали только «Силу Сибири». Запустить её на экспорт «Газпром» планирует в 2019 году. Изначально весь проект газовый концерн оценивал почти в 800 млрд руб., но с годами его стоимость в силу разных факторов корректировалась в сторону уменьшения. В 2015 году на него потратили 19 млрд руб. Почти 92 млрд руб. заложили на 2016-й, а на 2017-й — около 250 млрд руб. Был пересмотрен и ориентировочный запуск трубы — на период с мая 2019 по май 2021 года.

Западный маршрут действительно «подвисает»: по проекту, как выяснилось в июне, не согласован пока даже обозначенный «Газпромом» объём в 30 млрд куб. м, хотя сама монополия ожидала подписания контракта ещё прошлой весной. Несмотря на отсутствие договорённостей «Газпром» строил далеко идущие планы, намереваясь в будущем нарастить поставки по «Алтаю» до 100 млрд куб. м. Если бы контракт удалось подписать ещё в прошлом году, проект был бы запущен уже после 2020 года, рассчитывали в компании.

— Третий газопровод, из Сахалина до Хабаровска, запустить было бы проще всего: под него уже построена труба, которую осталось лишь соединить с китайской территорией и увеличить количество компрессорных станций. Не хватает разве что контракта, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

Если существенно не изменятся условия на китайском и мировом газовом рынке, Россия имеет все шансы поставлять как минимум треть всего импортного газа в Китай, считает эксперт. Сама Поднебесная к 2030 году хочет добывать порядка 270–346 млрд куб. м (в зависимости от успехов в разработке месторождений сланцевого газа), импортировать по трубам 120–130 млрд куб. м и ещё 70–80 млрд куб. м в виде СПГ (в том числе из России).

— Сейчас доля стран азиатско-тихоокеанского региона в общем экспорте «Газпрома» составляет всего 7%, но к 2035 году монополия планирует довести её до 35%, — говорил Лайфу прошлой осенью председатель совета директоров компании Виктор Зубков.

— Россия играет в опасную игру с драконом, сложную и высокорисковую, с мощным противником, — предупреждают аналитики из Оксфорда. — Китай, с его более сильной экономикой, пытается взять под контроль отношения со своим северным соседом. Тем не менее Россия тоже не без амбиций и тоже имеет в чём-то преимущества, и их она пытается использовать везде, где это возможно. Для того чтобы в полной мере использовать свой энергетический потенциал, российским компаниям необходимо иметь собственные варианты диверсификации, чтобы в один момент не оказаться привязанной к своему постоянно укрепляющемуся южному соседу.

На стороне России — стабильность. Ведь нынешние энергопартнёры Поднебесной не могут похвастаться такой политической устойчивостью, замечает Митрахович из ФНЭБ.

— Если существенно не изменятся внешние факторы, такие как собственное потребление или добыча газа Китаем, доля возобновляемых источников энергии и распространение электрокаров, Россия сохранит все шансы занять существенную долю газового рынка страны, — считает собеседник.

Автор: Арсений Погосян

Источник: Life.Ru, 23.08.2016

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики