Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Россия - Турция: сотрудничество или холодный расчет?

Россия - Турция: сотрудничество или холодный расчет?

На встрече в Анталье могут быть закреплены «газовые договоренности», несмотря на обострение в Сирии

31 августа в турецкой Анталье состоится очередная встреча Владимира Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, на которой они вновь обсудят перспективу сотрудничества.

Последний раз политики встречались в Санкт-Петербурге 8 августа, встреча была первой после замораживания российско-турецких отношений из-за сбитого в прошлом году турецкими ВВС российского бомбардировщика.

Эрдоган решился на этот шаг лишь после того, как в стране произошла попытка государственного переворота, когда он оказался в очень затруднительном положении. Итоги обсуждений в Петербурге и правда получились результативными. Так, с российской стороны были открыты чартерные рейсы в Турцию и Путиным было сделано официальное заявление о реализации Турецкого потока. Однако со стороны Турции пока никаких ответных шагов не было, помимо того, что турки начали операцию «Щит Евфрата» якобы против запрещенной в России ИГИЛ, а, на самом деле, и против курдов, что вызвало обеспокоенность Москвы. В связи с этим, эксперты задаются вопросом, как отразится турецкая операция против курдов на процессе налаживания диалога между Путиным и Эрдоганом?

Политолог, член Общественной палаты РФ Валерий Коровин отмечает, что Турция является достаточно сложным и противоречивым игроком в мировой политике, но Россия вынуждена считаться с условиями, которые ставит Эрдоган, дабы осуществить свои цели.

«Турция, конечно, очень сложный партнер, как для США, так и для России и, естественно, это далеко не европейский формат: очень непредсказуемые действия, непоследовательное поведение со стороны Эрдогана. Но, тем не менее, другой Турции нет, поэтому нужно пытаться отстоять свои геополитические интересы в нынешних условиях, а они заключаются в создании оси Москва-Анкара, консолидации военных усилий в области подавления террористической активности в регионе и вывода Турции из-под американского стратегического влияния», — считает аналитик.

Однако как далеко может зайти Эрдоган при переговорах? С одной стороны, Турция действительно имеет свои интересы в Сирии, и с российскими они во многом не сходятся. Так, например, поддержка Анкарой радикальных исламских формирований и, в том числе, так называемой «умеренной сирийской оппозиции», которую к тому же поддерживают США, может оказаться «тяжким бременем» для России и Сирии и еще на более неопределенный срок отсрочить ликвидацию ИГИЛ(организация запрещена в России). С другой стороны, Турция после внутреннего путча находится в очень затруднительном положении: отношения с ЕС сильно испорчены, и по мнению Эрдогана, в попытке госпереворота был след американских спецслужб. Кроме того, Турция, после того, как были заморожены отношения с Россией, потеряла огромную прибыль из-за ограничения торговли и закрытия туристического потока.

«Россия является гарантом безопасности в регионе. Россия может предложить Турции все! От военной безопасности на стратегическом уровне, включая принятие Турции под „ядерный зонтик“, до экономического роста, развития, туристического бизнеса, аграрного производства, увеличения объема производства легкой промышленности. Сюда же входит и энергетическая безопасность, обеспечивающая прохождение газопровода через территорию Турции и построение там энергетических коридоров для переправки газа и других углеводородов в Европу», — отметил Валерий Коровин.

Эксперт также добавил, что для Турции гораздо выгоднее строить отношения с Россией, чем с США, которые ей ничего действительно дельного предложить не в состоянии. «По сути, Россия является главным, действительно полноценным и подлинным источником развития Турции как полноценного государства. В то время, как американцы и их щит являются источником расшатывания стабильности. Последний неудавшийся переворот — яркое тому подтверждение. Все, что делали американцы в течение двух последних десятилетий — это наращивали свои сети через структуры Гюлена, захватывали ключевые посты, осуществляли „ползучий“ мировоззренческий переворот, дестабилизировали внутреннюю ситуацию через провоцирование и „расползание“ исламизма», — комментирует политолог.

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин также отмечает, что Эрдогану действительно намного выгоднее начать сотрудничество с Москвой.

«Причина грядущей встречи Эрдогана с Путиным — желание Эрдогана. Эрдоган стремится в полном объеме восстановить отношения России и Турции, как это было раньше, это, конечно, невозможно, но отказать Эрдогану Путин не может», отмечает политолог. Кроме этого, эксперт уверен, что начало военной операции «Щит Ефрата» никак не отразится на отношениях Москвы и Анкары, несмотря на недавнюю обеспокоенность Кремля.

«Обеспокоенность Москвы сводится к тому, что Турция начала эту операцию, не согласовывая ее и не получив официального разрешения. Это дипломатическая обеспокоенность», — считает Мухин.

Научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров придерживается похожего мнения, говоря о том, что никоим образом военная операция Турции против курдов не испортит налаживающиеся отношения с Кремлем.

«Я не думаю, что это может испортить наши отношения. Эрдоган звонил Путину пару дней назад. Разговор состоялся, при чем, если посмотреть в дневнике по итогам разговора, сирийская проблема идет только вторым пунктом, а первым пунктом идет энергетический вопрос. Я думаю, это было согласовано. Я не склонен курдскую проблему преувеличивать. Обычная практика турецких войск: они часто вторгались и в Ирак. Зайдут, нанесут удары, уничтожат кого-то и уходят. Я думаю, здесь будет то же самое. Что же касается курдов, то у них сейчас нет единства во мнениях. Традиционно пророссийские силы — это сторонники Барзани. Они в войну не вмешиваются. Более того, противники сирийского режима из числа курдов вообще говорят, что Барзани — лучший друг Эрдогана, у них общая задача, и они координируют свои действия. А сторонники „Рабочей партии Курдистана“ — это другая линия. У них никогда не было особо близких отношений с Россией. Поэтому неправильно говорить о курдах как о едином движении. Курдское движение расколото на фракции: фракция, которая поддерживает Барзани, фракция, которая поддерживает Талабани, и „Рабочая партия Курдистана“. Я считаю, это самый важный момент, что у них нет единства», — отметил эксперт.

Если же говорить о ключевых вопросах, которые лидеры планируют обсудить на встрече в Анталье, то здесь эксперты сходятся в одном: это будет энергетика. Преподаватель Финансового университета, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков отмечает, что в первую очередь будут обсуждаться поставки российского газа по условиям контрактов с энергетической государственной компанией «Botas» и с частными компаниями Турции.

«Но все это идет, конечно, с привязкой к „Турецкому потоку“. Политическая воля для реализации этого проекта есть, и теперь нужно подталкивать газовые компании к тому, чтобы они между собой договаривались на корпоративном уровне. И чтобы сдвинуть весь проект с мертвой точки, нужно подписать межправительственное соглашение, и, я думаю, что в рамках встречи Путина и Эрдогана будут окончательно согласованы его параметры», — отметил эксперт.

Кроме этого, Игорь Юшков напоминает, что в газовом вопросе, как заверила Турция, она готова взять на себя часть строительства газопровода, который будет проходить по ее территории в рамках транзита российского газа.

«Одна ветка газопровода „Турецкий поток“ нужна для нужд самой Турции, и еще 15 млрд кубов — это как раз те объемы, которые идут транзитом дальше в Европу, для стран Южной Европы и в Австрию. Получается, что турки хотят, чтобы ветки газопровода к ним заходили, чтобы эти самые 15 млрд кубов, пусть, небольшой участок, но шли транзитом. Именно поэтому Турция заявила, что она возьмет на себя часть затрат на строительство газопровода, который будет проходить по ее территории. Показывая тем самым, что они хотят все две ветки газопровода „Турецкий поток“ к себе заманить, чтобы получать еще транзитную прибыль», — сказал аналитик.

Таким образом, судя по всему, ситуация на Ближнем Востоке разворачивается в новом русле, где Россия и Турция могут выступать по взаимовыгодному расчету. Который по-прежнему не исключает неожиданных для Москвы демаршей со стороны Анкары.

Автор: Артем Худяков

Источник: Накануне.Ru, 31.08.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики