Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Назад в будущее

Назад в будущее

...Поймет меня лишь тот, Кто в поле ночевал.

Мацуо Басе

В последнее время очень часто принято, будь-то в публичных или не совсем выступлениях, будь-то в газетных или журнальных статьях, будь-то в ходе многочисленных разговоров по случаю или нет, по делу или без дела ссылаться на - страшно даже признать - ставший уже минувшим XX век. Страшно особенно тем, кто активную часть жизнь провел в течение какого-то отрезка того столетия. Страшно не то чтобы в биологическом или физическом плане, а чисто, как говорится, по прикладным соображениям. За свои труды и за то, что будет с их, так сказать, плодами в будущем.

...Подобный авторский «размышлизм» был приведен не случайно, а в контексте темы, которой он и будет посвящен. Итак, как-то довелось мне ехать на электричке по делам сугубо семейным. Делать в таких случаях обычно нечего, кроме как читать «традиционную» книгу, смотреть в окно или прислушиваться-присматриваться к соседям по вагону. И тут мне повезло - моим соседом по вагонной лавке вдруг оказался пожилой, не по годам широкоплечий, с бородой не то что «лопатой», но тоже довольно-таки впечатлительной. Более того, он сам «пошел на разговор» о той книге, что сжимал в руках. Приглядевшись - удивился: это был томик классика японской поэзии Мацуо Басе. Но дальше больше: мой попутчик вдруг назвал его... «геологом с японских островов». Нет, не из-за того, что его лирика-танка, или проза-хайбун содержали нечто «геолого-разведочно-минерально-сырьевое». А из-за наличия в этом творчестве «духа древних рудознатцев». Того, чего, по мнению моего геолога, сейчас так не хватает современным специалистам. Впрочем, не нравится ему и исключительно потребительская суть современных поисков тех же углеводородов, когда экономическая целесообразность изысканий новых и разработки уже открытых залежей объясняется желанием получить скорую прибыль сегодня, когда существует спрос на углеводороды по высоким ценам. И тогда становится понятным, как считает, например, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов (см. подборку мнений экспертов и аналитиков о проблемах воспроизводства минерально-сырьевой базы в материале «Старая песня о главном»), почему "...уже в прошлом основные открытия крупных сырьевых месторождений". Существующие же ныне различные методики оценки запасов, зачастую - скажем, в зависимости от цен (!) или, когда эти запасы переводятся из одной категории в другую - создают у многих "иллюзию появления якобы новых «сырьевых кладовых».

С ним отчасти согласна и Наталья Мильчакова, начальник отдела фундаментального анализа брокерского дома «Открытие», заметившая (в той же подборке), в частности, что "лидерам в нефтегазодобыче просто не выгодно инвестировать в туже добычу. Вот и падает из года в год ее мировой уровень по нефти... И такое снижение объясняется скорее политическими, чем экономическими принцами: той же ОПЕК выгодно поддерживать высокие цены на нефть..."

Впрочем, делился дальше своими мыслями мой попутчик, то же самое, что делается с нефтью, относится и к газу. Его как бы «заочно» поддержали и доктор технических наук Али Аджиев, и Татьяна Пипа из краснодарской «НИПИгазопереработки», отмечая (см. материал «Невостребованный резерв»), что в настоящее время в России разрабатывается более 1300 нефтяных, нефтегазовых и нефтеконденсатных месторождений, но сейчас "ресурсы нефтяного газа, предоставляя огромные возможности, используются пока без должной отдачи" и что «ежегодно сжигается более 14 млрд м3 таких ресурсов». Более того, с 1990-х годов ситуация с газом резко меняется к худшему. Строительство же объектов для утилизации НПГ, целенаправленно до тех пор осуществлявшееся на протяжении полутора десятилетий (с 1975 г.), фактически прекратилось. А уже упоминавшийся выше Константин Симонов просто стыдится того, что «Россия до сих пор не является членом мирового пула производителей сжиженного газа в промышленных масштабах».

Словом, можно, конечно же, и дальше продолжать безудержную «гонку подсчетов» того, сколько открывают залежей, насколько их хватит и кто здесь своего рода рекордсмен, но суть все же, наверное, не в этом. А в том, чтобы, продолжая уделять повышенное внимание развитию сегмента downstream и, как следствие, экспорту продуктов нефтепереработки с высокой добавленной стоимостью, параллельно не забывать и об элементарной разведке, и об изучении новых запасов. И здесь главной проблемой является, как считает наш автор - аналитик из «Интерфакс-АНИ» Роман Симоненко (см. «круглый стол» «Старая песня о главном») - "недофинансирование геологоразведочных работ (ГРР). Во многом это связано с тем, что инвестиции в геологоразведку имеют высокие риски. Не очень-то изменил ситуацию почти трехкратный рост (за последние два года) финансирования ГРР за счет государственных средств".

В чем же тогда выход? По Роману Симоненко, - в «создании совместных предприятий», уделяющих внимание не только добыче и переработке на уже действующих месторождениях, но и поискам новых. Причем, "за примерами далеко ходить не надо: у российского «ЛУКОЙЛа» есть СП с ConocoPhillips в МАО", у «Газпром нефти» - с американской ChevronTexaco в ЯНАО...

Впрочем, выход только отчасти в этом. Налицо сегодня - потребность в комплексном решении упомянутой проблемы (см. материал Марии Кутузовой «Вопрос о приросте») восполнения отечественной минерально-сырьевой базы по целому ряду составляющих ее аспектов: инвестиционного, лицензионно-правового, финансового стимулирования, кадрового, научно-технического.

Да, да, и по двум последним тоже. Ибо формируемая сегодня в России Энергетическая стратегия до 2020 г. в качестве основного приоритета развития отечественного ТЭК отводит разработке шельфовых месторождений с площадью примерно в 6,2 млн км2, из которых примерно 4 млн км2 -перспективны на нефть и газ. А там, «на Севере дальнем», естественно, не обойтись без планов его тщательного геологического изучения (см. материал Марии Кутузовой «Вышки» шагают в море"), совершенствования экологического законодательства (см. материал Людмилы Канаевой «Закон для Баренца») и все того же сотрудничества с иностранными, прежде всего норвежскими компаниями (см. материал доктора геолого-минералогических наук Антонины Ступаковой «Подготовка с морским уклоном»).

Кстати, чуть больше о «кадрах» и «науке». Помнится, в советские времена была очень популярной песенка (да простит меня читатель, автора запамятовал), в которой воспевался труд геологов, искавших в тайге, в пустыне или на равнинных просторах новые месторождения. Частенько в нечеловеческих условиях быта (палатка, котелок, костер, «тушенка») или наличия немудреного оборудования (геологического молотка, рюкзака с образцами и картой местности). Наверное, мой попутчик - из плеяды тех героев-первопроходцев, честь которым и свала.

И тысячу раз права в связи с этим все та же Антонина Ступакова, уверенная в том, что "поиск новых месторождений углеводородов просто невозможен без использования знаний, накопленных предшествующими поколениями. Но в то же время без фундаментального образования, без инноваций, связанных с потребностями производства, невозможно укрепить научный потенциал нефтегазового комплекса".

А этот последний сегодня не только крайне необходим при разработке новых (тех же шельфовых) месторождений, но и для усиления отдачи уже осваиваемых. И в этом процессе, как считает доктор технических наук Александр Хавкин из Института проблем нефти и газа РАН (см. материал "Приставка «нано» -корень «нефть»), могут, в частности, "сказать свое веское слово нанотехнологии, способные обеспечить в нефтегазодобыче существенный экономический эффект".

...Вскоре мы распрощались. Мой попутчик вышел - и словно бы забрал с собой героику тех трудных геологических будней, непосредственным участником которых был сам. Вышел -и словно забрал с собой дымок костра, запах земли (а кто как ни геологи его самые лучшие знатоки), аромат свежедобытой нефти и резкий, характерный запах «молодого» газа. А мне почему-то на прощание захотелось сказать добрые слова о том, что его усилия не забудутся в суете «рыночных будней» и обязательно будут продолжаться. Значит, до мирового катаклизма с добычей «черного золота» придется повременить. Его молодые коллеги-геологи этого не допустят...

Александр Черепанов

Опубликовано: журнал «Нефть России», 10 апреля 2007 года.


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики