Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Назад в будущее

Назад в будущее

...Поймет меня лишь тот, Кто в поле ночевал.

Мацуо Басе

В последнее время очень часто принято, будь-то в публичных или не совсем выступлениях, будь-то в газетных или журнальных статьях, будь-то в ходе многочисленных разговоров по случаю или нет, по делу или без дела ссылаться на - страшно даже признать - ставший уже минувшим XX век. Страшно особенно тем, кто активную часть жизнь провел в течение какого-то отрезка того столетия. Страшно не то чтобы в биологическом или физическом плане, а чисто, как говорится, по прикладным соображениям. За свои труды и за то, что будет с их, так сказать, плодами в будущем.

...Подобный авторский «размышлизм» был приведен не случайно, а в контексте темы, которой он и будет посвящен. Итак, как-то довелось мне ехать на электричке по делам сугубо семейным. Делать в таких случаях обычно нечего, кроме как читать «традиционную» книгу, смотреть в окно или прислушиваться-присматриваться к соседям по вагону. И тут мне повезло - моим соседом по вагонной лавке вдруг оказался пожилой, не по годам широкоплечий, с бородой не то что «лопатой», но тоже довольно-таки впечатлительной. Более того, он сам «пошел на разговор» о той книге, что сжимал в руках. Приглядевшись - удивился: это был томик классика японской поэзии Мацуо Басе. Но дальше больше: мой попутчик вдруг назвал его... «геологом с японских островов». Нет, не из-за того, что его лирика-танка, или проза-хайбун содержали нечто «геолого-разведочно-минерально-сырьевое». А из-за наличия в этом творчестве «духа древних рудознатцев». Того, чего, по мнению моего геолога, сейчас так не хватает современным специалистам. Впрочем, не нравится ему и исключительно потребительская суть современных поисков тех же углеводородов, когда экономическая целесообразность изысканий новых и разработки уже открытых залежей объясняется желанием получить скорую прибыль сегодня, когда существует спрос на углеводороды по высоким ценам. И тогда становится понятным, как считает, например, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов (см. подборку мнений экспертов и аналитиков о проблемах воспроизводства минерально-сырьевой базы в материале «Старая песня о главном»), почему "...уже в прошлом основные открытия крупных сырьевых месторождений". Существующие же ныне различные методики оценки запасов, зачастую - скажем, в зависимости от цен (!) или, когда эти запасы переводятся из одной категории в другую - создают у многих "иллюзию появления якобы новых «сырьевых кладовых».

С ним отчасти согласна и Наталья Мильчакова, начальник отдела фундаментального анализа брокерского дома «Открытие», заметившая (в той же подборке), в частности, что "лидерам в нефтегазодобыче просто не выгодно инвестировать в туже добычу. Вот и падает из года в год ее мировой уровень по нефти... И такое снижение объясняется скорее политическими, чем экономическими принцами: той же ОПЕК выгодно поддерживать высокие цены на нефть..."

Впрочем, делился дальше своими мыслями мой попутчик, то же самое, что делается с нефтью, относится и к газу. Его как бы «заочно» поддержали и доктор технических наук Али Аджиев, и Татьяна Пипа из краснодарской «НИПИгазопереработки», отмечая (см. материал «Невостребованный резерв»), что в настоящее время в России разрабатывается более 1300 нефтяных, нефтегазовых и нефтеконденсатных месторождений, но сейчас "ресурсы нефтяного газа, предоставляя огромные возможности, используются пока без должной отдачи" и что «ежегодно сжигается более 14 млрд м3 таких ресурсов». Более того, с 1990-х годов ситуация с газом резко меняется к худшему. Строительство же объектов для утилизации НПГ, целенаправленно до тех пор осуществлявшееся на протяжении полутора десятилетий (с 1975 г.), фактически прекратилось. А уже упоминавшийся выше Константин Симонов просто стыдится того, что «Россия до сих пор не является членом мирового пула производителей сжиженного газа в промышленных масштабах».

Словом, можно, конечно же, и дальше продолжать безудержную «гонку подсчетов» того, сколько открывают залежей, насколько их хватит и кто здесь своего рода рекордсмен, но суть все же, наверное, не в этом. А в том, чтобы, продолжая уделять повышенное внимание развитию сегмента downstream и, как следствие, экспорту продуктов нефтепереработки с высокой добавленной стоимостью, параллельно не забывать и об элементарной разведке, и об изучении новых запасов. И здесь главной проблемой является, как считает наш автор - аналитик из «Интерфакс-АНИ» Роман Симоненко (см. «круглый стол» «Старая песня о главном») - "недофинансирование геологоразведочных работ (ГРР). Во многом это связано с тем, что инвестиции в геологоразведку имеют высокие риски. Не очень-то изменил ситуацию почти трехкратный рост (за последние два года) финансирования ГРР за счет государственных средств".

В чем же тогда выход? По Роману Симоненко, - в «создании совместных предприятий», уделяющих внимание не только добыче и переработке на уже действующих месторождениях, но и поискам новых. Причем, "за примерами далеко ходить не надо: у российского «ЛУКОЙЛа» есть СП с ConocoPhillips в МАО", у «Газпром нефти» - с американской ChevronTexaco в ЯНАО...

Впрочем, выход только отчасти в этом. Налицо сегодня - потребность в комплексном решении упомянутой проблемы (см. материал Марии Кутузовой «Вопрос о приросте») восполнения отечественной минерально-сырьевой базы по целому ряду составляющих ее аспектов: инвестиционного, лицензионно-правового, финансового стимулирования, кадрового, научно-технического.

Да, да, и по двум последним тоже. Ибо формируемая сегодня в России Энергетическая стратегия до 2020 г. в качестве основного приоритета развития отечественного ТЭК отводит разработке шельфовых месторождений с площадью примерно в 6,2 млн км2, из которых примерно 4 млн км2 -перспективны на нефть и газ. А там, «на Севере дальнем», естественно, не обойтись без планов его тщательного геологического изучения (см. материал Марии Кутузовой «Вышки» шагают в море"), совершенствования экологического законодательства (см. материал Людмилы Канаевой «Закон для Баренца») и все того же сотрудничества с иностранными, прежде всего норвежскими компаниями (см. материал доктора геолого-минералогических наук Антонины Ступаковой «Подготовка с морским уклоном»).

Кстати, чуть больше о «кадрах» и «науке». Помнится, в советские времена была очень популярной песенка (да простит меня читатель, автора запамятовал), в которой воспевался труд геологов, искавших в тайге, в пустыне или на равнинных просторах новые месторождения. Частенько в нечеловеческих условиях быта (палатка, котелок, костер, «тушенка») или наличия немудреного оборудования (геологического молотка, рюкзака с образцами и картой местности). Наверное, мой попутчик - из плеяды тех героев-первопроходцев, честь которым и свала.

И тысячу раз права в связи с этим все та же Антонина Ступакова, уверенная в том, что "поиск новых месторождений углеводородов просто невозможен без использования знаний, накопленных предшествующими поколениями. Но в то же время без фундаментального образования, без инноваций, связанных с потребностями производства, невозможно укрепить научный потенциал нефтегазового комплекса".

А этот последний сегодня не только крайне необходим при разработке новых (тех же шельфовых) месторождений, но и для усиления отдачи уже осваиваемых. И в этом процессе, как считает доктор технических наук Александр Хавкин из Института проблем нефти и газа РАН (см. материал "Приставка «нано» -корень «нефть»), могут, в частности, "сказать свое веское слово нанотехнологии, способные обеспечить в нефтегазодобыче существенный экономический эффект".

...Вскоре мы распрощались. Мой попутчик вышел - и словно бы забрал с собой героику тех трудных геологических будней, непосредственным участником которых был сам. Вышел -и словно забрал с собой дымок костра, запах земли (а кто как ни геологи его самые лучшие знатоки), аромат свежедобытой нефти и резкий, характерный запах «молодого» газа. А мне почему-то на прощание захотелось сказать добрые слова о том, что его усилия не забудутся в суете «рыночных будней» и обязательно будут продолжаться. Значит, до мирового катаклизма с добычей «черного золота» придется повременить. Его молодые коллеги-геологи этого не допустят...

Александр Черепанов

Опубликовано: журнал «Нефть России», 10 апреля 2007 года.


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики