Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Прибалтику накажут потерей «черного золота»

Прибалтику накажут потерей «черного золота»

Прибалтийские порты, похоже, окончательно приговорены к потере перевалки российской нефти и нефтепродуктов. Приговор в беседе с Владимиром Путиным огласил глава компании «Транснефть» Николай Токарев.
 
Впрочем, сами прибалты вряд ли удивились этому – разговоры о полном переводе потоков энергоносителей в отечественные порты ведутся руководством РФ с середины «нулевых». Но если тогда они были чем-то вроде несбыточной мечты, то сегодня эта мечта, наконец, почти стала реальностью. 

К 2018-му - «до нуля»

Россия заканчивает процесс переориентации поставок нефтепродуктов на экспорт через порты Прибалтики на собственные мощности. Если в 2015-м портовики прибалтийских стран переваливали порядка 9 млн тонн наших нефтепродуктов, то в этом году – уже 5 млн тонн. К 2018-му глава «Транснефти» Николай Токарев пообещал свести этот грузопоток к нулю.
 
 - Мы переориентируем грузопотоки с прибалтийских портов – Вентспилса, Риги – на наши балтийские порты: Усть-Лугу, Приморск и Новороссийск. Будем загружать свои порты, поскольку есть профицит мощностей, – заявил Токарев главе РФ.   
 
 По его словам, сейчас возможна загрузка нефтепродуктовой магистрали на уровне 32 млн тонн. Часть мощностей, которые не востребованы для транспортировки нефти, будут использоваться для перекачки нефтепродуктов. Планы «Транснефти» выглядят вполне реалистичными, так как компания уже реализует два инвестпроекта, «Север» и «Юг», призванные увеличить мощности по прокачке нефтепродуктов на порты Приморск и Новороссийск. Если верить Токареву, сегодня проблема перевода потоков энергоносителей в российские порты выглядит технической. Президент, слушая главу «Транснефти», сдержанно кивал, но эта сдержанность была обманчивой. Именно Путин в середине «нулевых» приложил массу усилий для того, чтобы сегодня российское «черное золото» уходило в Европу через российские же порты. А прибалты - сидели у разбитого корыта.
 
Здесь уместно вспомнить январь 2002-го, когда на берегу Финского залива открывали первые нефтеналивные терминалы в порту Приморск. В лютый мороз, под -35, президент прилетел на объект на вертолете, на пирсе его ждала смерзшаяся толпа журналистов и портовиков. По идее, президент мог ограничиться нажатием стартовой кнопки в операторской рубке – и уехать. Но он, на ледяном ветру, лично обошел все причалы и коммуникации, после чего пообещал СМИ: «Скоро вся экспортная нефть пойдет через наши порты – ничего прибалтам не оставим». Журналисты улыбнулись. Все прекрасно знали, что 80 процентов грузоперевалки в том же Вентспилсе или Клайпеде – российская нефть. И тягаться с их скоростью обработки нашим портам даже не снилось.     
 
В последнее десятилетие в Кремле эта тема стала своего рода доминантой – вроде легендарного «Карфаген должен быть разрушен». В 2008-м, на очередном заседании Морской коллегии в Петербурге, первый зампред правительства Сергей Иванов впервые назвал конкретный срок: «К 2015-му Россия должна полностью отказаться от экспорта нефтепродуктов и угля через порты прибалтийских стран. Грузопотоки должны быть переведены в Россию. Пусть даже реализовать эти амбициозные планы будет нелегко, но мы перестанем кормить Прибалтику». С тех пор на развитие портов Северо-Запада федеральный бюджет потратил более 350 миллиардов рублей. И хотя сроки окончания нефтяного транзита все же пришлось сдвинуть, сегодня отсчет времени до «часа икс» уже пошел.
 
Эксперты отмечают – особенно ударило по интересам прибалтов развитие порта Усть-Луга. За последние 10 лет грузопоток через Усть-Лугу вырос более чем в 20 раз - с 3,8 млн тонн грузов в 2006-м до 87,9 млн тонн в 2015-м. И рост грузопотока продолжается. По данным Минтранса, за первое полугодие 2016-го общий грузооборот латвийских портов снизился на 15 процентов – до 31,7 млн тонн, А грузооборот морских портов РФ за тот же период вырос на 6 процентов - до 344,5 млн тонн. Наши порты на Балтике достигли общего оборота в 116,4 млн тонн.
 
Наряду с нефтью, переезжает из Прибалтики в российские терминалы и уголь – в «Ростерминалуголь» и «Порт Высоцк». Только от прекращения транзита российского угля через Рижский порт убытки латвийской экономики составят 130–140 млн евро в год. Покидают прибалтийские порты и минеральные удобрения.Так, ранее крупнейший агрохимический холдинг «Фосагро» часть грузов отправлял на экспорт через порты Котка, Мууга и Рига. Но теперь компания полностью перевела свои грузы в Россию, запустив в эксплуатацию терминальный комплекс «Смарт Балтик Терминал» в порту Усть-Луга.
 
Таким образом, можно констатировать - борьба прибалтов за российские грузы, по сути, проиграна. Окончательная победа Усть-Луги, Высоцка, Приморска и других российских портов – лишь вопрос времени. И винить в этом прибалтийский бизнес должен собственных политиков, не желающих вести конструктивный диалог с большим восточным соседом, который их кормил.

Время платить «за базар»

Прибалты еще во времена Советского Союза были монополистами в сфере транзита нефти и нефтепродуктов в Европу. Ключевым был латвийский порт Вентспилс - именно сюда в советское время был проложен конец стратегического трубопровода. До развала СССР латыши переваливали более 30 млн тонн нефти и нефтепродуктов в год, а на загрузке порта нефтью Латвия зарабатывала до 10 процентов своего бюджета. Однако в последние годы Вентспилс все больше теряет российскую нефть и, соответственно, доходы. Объем перевалки наших нефтепродуктов через латвийский порт в 2016-м, по прогнозу экспертов, снизится в 2 раза – до 2 млн тонн. По сравнению с советскими временами, это – катастрофическое падение.
 
 Впрочем, прибалты не были бы прибалтами, если бы могли признавать очевидное.
 
- Мы, конечно, огорчены тем, что нефтяные грузы могут быть направлены в обход портов стран Балтии. Ведь здесь для этого создана качественная инфраструктура и действуют современные терминалы, - сообщил по этому поводу директор литовского Клайпедского морского порта по экономике и финансам Мартинас Армонайтис. – Однако в объемах перевалки Клайпедского порта российские грузы составляют малую часть - примерно 5-6 процентов. А российские нефтепродукты через наш порт вообще не транспортируются. Поэтому решение «Транснефти» прямо не повлияет на результаты работы Клайпедского порта. Хотя потеря экспорта российских нефтепродуктов, скорее всего, вызовет резкое обострение конкуренции между портами стран Балтии в других сегментах грузооборота, - уверяет Армонайтис.
 
Эксперты подчеркивают - раньше у России просто не было необходимых мощностей для перевалки своего сырья, что позволяло прибалтам сытно жить за счет транзита из России. И, скорее всего, Москва и не стала бы что-то менять, если бы не постоянные политические конфликты, инспирируемые параноидально настроенными соседями. Переломным моментом в этом процессе стал скандал вокруг «Бронзового солдата» - перенос в 2008-м памятника воину-освободителю из центра Таллина на захолустное кладбище. Буквально через две недели после этого Москва полностью перерезала транзит нефти в Эстонию по железной дороге.
 
С тех пор не проходило и месяца, чтобы прибалтийские политики хоть как-то не пытались пнуть Россию. То проведут в своих столицах парад бывших нацистов, воевавших на стороне Гитлера. То начнут подсчитывать «убытки от советской оккупации» - и насчитают нам какие-то страшные сотни миллиардов евро «морального долга». Тут же оговариваясь, что «вся инфраструктура досталась нам от СССР по праву наследства». В последние пару лет любимым занятием прибалтийских политиков стала игра «Нас всех ждет судьба Крыма». По негласной договоренности с Вашингтоном, президенты и премьеры Латвии, Литвы и Эстонии поочередно выражают публичные опасения – мол, «не сегодня-завтра Россия на нас нападет». Местных жителей этот спектакль давно не смешит – привыкли. Зато он дает все основания НАТО размещать новые базы на границах с РФ.  
 
Поэтому россияне в массе своей восприняли скорое прекращение транзита энергоносителей в Прибалтику как ответ на истеричную, а зачастую и просто бредовую антироссийскую и русофобскую политику, градус которой в Прибалтике зашкаливает. В конце концов, всякое терпение имеет свой предел. Особенно если приходится не только терпеть, но еще и терять более 30 млн долларов ежегодно. Примерно столько, по разным оценкам, дополнительно получат российские порты Усть-Луга и Приморск после того, как закроют экспортные маршруты через прибалтийские порты.
 
Это, разумеется, не помешает прибалтийским властям продолжить на своей территории натовские военные игры под разными звучными названиями. Но, как любят говорить наши западные «партнеры», за враждебную политику нужно платить. И платить дорого. Впрочем, полагают некоторые эксперты, необходимости сводить перевалку «черного золота» к полному нулю может и не возникнуть.
 
- Я допускаю, что и после 2018-го Россия может отправлять небольшую часть экспорта нефти и нефтепродуктов через прибалтийские страны, - говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. - Конечно, Россия не может в одночасье  прекратить экспорт нефти через Прибалтику, это инерционный процесс. И к 2018-му какие-то объемы вполне могут остаться на этом направлении, если логистически это будет оправдано. Что же касается возможной реакции Прибалтики на решение «Транснефти», то России не стоит  беспокоиться о ней - у Москвы есть собственная стратегия. Все идет в конкурентном русле, и в тренде повышения эффективности, - считает аналитик.

Возможный удар по соотечественникам

Впрочем, бурно радоваться тому, что «российские деньги будут оставаться в России, а прибалты останутся с носом», все еще немного преждевременно. При этом стоит помнить и то, что снижение грузооборота портов и, соответственно, выручки, неизбежно спровоцирует сокращение рабочих мест в этой сфере. По данным прибалтийских статистических бюро, от 40 до 60 процентов работников в сфере портовых услуг (в зависимости от страны) в Эстонии, Латвии и Литве составляют русскоязычные, многие из которых – так называемые «неграждане».
 
Поскольку в Прибалтике представителей коренного населения принято увольнять в самую последнюю очередь, то будущее сжатие портовой сферы, по всей видимости, больнее всего ударит именно по интересам наших соотечественников. И в этой ситуации им можно посоветовать только одно – активнее участвовать в российской программе переселения на историческую родину.
 
Автор: Иван Денежкин

Источник: Экономика сегодня, 14.09.2016


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики